Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 40
 Смерть без причины

       3 декабря в Монте-Карло погиб банкир Эдмон Сафра, считавшийся одним из самых богатых людей планеты. Загадочные обстоятельства его смерти стали поводом для появления самых разных версий — от семейного убийства до заговора русской мафии. Реальные причины гибели банкира не имеют к этому никакого отношения.

       Этот дом на Остендском бульваре известен всем жителям Монако. Не по номеру (505) и не по названию (Belle Epoque, то есть "Прекрасный век"). В Монте-Карло его называют "Форт Нокс" — по аналогии со знаменитым хранилищем золотого запаса США. Дело в том, что в пентхаусе Belle Epoque в начале 80-х поселился Эдмон Сафра, миллиардер, известный не только как создатель и владелец Republic National Bank of New York — третьего по величине нью-йоркского банка, но и своей маниакальной боязнью стать жертвой преступления или террористического акта.
       В Монако всем известно, что системам безопасности, установленным в двухэтажном пентхаусе Сафры, может позавидовать княжеский дворец. Жилище круглосуточно охраняют десять человек. Все — ветераны израильских контртеррористических служб. Прочий штат — шоферы, дворецкий, повара, медицинский персонал (Сафра был тяжело болен) — набирается с учетом боевых заслуг кандидатов (почти все они служили либо в американской, либо в израильской армиях). Все двери в пентхаусе (от входной до двери в туалет) закрываются электронными кодовыми замками, укреплены металлическими пластинами, а стены и крыша могут выдержать прямое попадание артиллерийского снаряда.
       Поэтому неудивительно, что, когда в 5.45 3 декабря полицейские получили срочный вызов из Belle Epoque, они были почти уверены в том, что это розыгрыш. Звонивший — медбрат Тед Махер — утверждал, что на пентхаус Сафры совершено нападение. Дом горит. Местонахождение самого миллиардера неизвестно.
       
Мания преследования
       Эдмон родился в 1932 году в Бейруте. Он принадлежал к одной из старейших банкирских династий мира. На протяжении веков семейство Сафра из Алеппо было одним из главных кредиторов Османской империи. По сравнению с ними, говорили еще в XIX веке, Ротшильды — просто выскочки. В 1948 году в возрасте 16 лет, не получив никакого специального образования, Эдмон Сафра вступил в дело. Вскоре в городе начались еврейские погромы, евреи спешно покидали страну. Эдмон, ставший к тому времени главой семьи, тоже решил бежать и долго размышлял над тем, в какую страну ему перевезти все семейство. В конце концов выбор пал на Бразилию.
       В Сан-Паулу Сафра образовал свой первый банк. Золото само текло к нему в руки. К началу 60-х Banco Safra стал пятым по величине банком Бразилии. Однако продолжать любимое занятие банкиру помешала его мнительность. Сафра был убежден, что разделаться с ним хотят и военные правители Бразилии, и коммунисты, и конкуренты. Он предпочел покинуть Бразилию навсегда, продал банк братьям — Моше и Иосифу — и отправился в Америку.
       В 1962 году Эдмон создал новую компанию — Trade Development Bank в Женеве, а в 1966 году — банк в Нью-Йорке, которому было дано название Republic National Bank of New York (RNB). Банк расположился на Пятой авеню. Пять, любимое число Эдмона, стало чуть ли не эмблемой банка. В Нью-Йорке до сих пор ходят легенды о том, что Сафра заплатил огромную сумму за то, чтобы во всех телефонах банка присутствовала цифра "5". Его имя содержится в названии только одного банка, люксембургского филиала RNB — Safra Republic Holdings. Однако даже большинство клиентов банка уверены, что это какая-то американская аббревиатура.
       Банк быстро стал одним из крупнейших в Нью-Йорке: Сафра привлекал клиентов, раздавая вкладчикам бесплатные цветные телевизоры. Стоимость телевизоров, впрочем, окупалась — Сафра заставлял своих клиентов приобретать депозитарные сертификаты, проценты по которым были ниже, чем в других нью-йоркских банках.
       В 1976 году Сафра женился на вдове из Бразилии Лили Монтеверде. Детей у них не было. По признанию Лили, Эдмон не видел разницы между супружеской постелью и заседанием совета директоров. Сам Сафра говорил, что у него уже есть дети — его банки.
       
В кольце врагов
       До 1983 года о существовании ливанского миллиардера Эдмона Сафры знали лишь бизнесмены да читатели журнала Forbes — Сафра неизменно входил в списки самых богатых людей мира. Но в 1983 году он решил продать свое швейцарское дело Trade Development Bank (TDB). Покупатель быстро нашелся — американская компания American Express приобрела TDB за $550 млн в ценных бумагах. Новые владельцы, впрочем, попросили бывшего хозяина продолжать руководить банком. Но Сафра, не привыкший подчиняться другим людям, скоро разочаровался в AmEx. Через два года он продал акции AmEx с убытком для себя и с крайне невыгодным условием в течение трех лет не заниматься банковским делом в Женеве.
       В 1988 году, когда срок соглашения истек и Сафра открыл новый банк в Женеве, на него обрушились обвинения. По сообщениям прессы, во времена Сафры через Trade Development Bank финансировалась торговля оружием и наркотиками. Колумбийская и итальянская мафии отмывали через банк огромные суммы денег. Сафра подал в суд, и его адвокатам удалось доказать, что все обвинения были сфабрикованы American Express.
       Однако боязнь за свою жизнь превратилась у Сафры почти в манию. Если раньше Сафра просто предпочитал не распространяться о своем бизнесе, то теперь он окружил себя сотнями охранников, вооруженных по последнему слову техники. Стать его охранниками могли только евреи. Больше никому Сафра не доверял. Его вилла "Леопольда", расположенная на Лазурном берегу, была окружена несколькими рядами защитных барьеров, патрулировалась круглосуточно и представляла собой самую настоящую вооруженную крепость. Тогда же появились и бронированные двери на крыше Belle Epoque.
       Но неприятности продолжали преследовать Эдмона Сафру. В прошлом году выяснилось, что Сафра страдает болезнью Паркинсона — неизлечимым старческим заболеванием. И тогда Сафра решил отойти от дел.
       Казалось, что после продажи своей финансовой империи Сафра заживет наконец спокойно. Однако ни охрана, ни современнейшие системы безопасности не смогли его защитить.
       
Непредумышленное самоубийство
       По словам Теда Махера, злоумышленники проникли в пентхаус через больничный блок, расположенный на втором этаже рядом со спальней Эдмона. Махер, не один год прослуживший в "зеленых беретах", вступил с ними в схватку, получил несколько ножевых ранений, но сумел прорваться к лифту и поднять тревогу.
       При проверке версия Махера начала рассыпаться. Один из полицейских, разговаривавших с запершимся в ванной Сафрой, утверждал, что миллиардер говорил только об одном преступнике. Камеры слежения, установленные по всему дому, также не показали никого, кто пробирался бы к пентхаусу или влезал в открытое окно больничного блока. А из больницы, в которую отвезли Махера, сообщили, что ранения, полученные медбратом, для жизни не опасны и, скорее всего, нанесены им самим.
       На первом же допросе Махер полностью признал свою вину. Убивать своего босса он не хотел. Наоборот. Поссорившись с одним из врачей, который, по словам Махера, пытался очернить его в глазах работодателя, Махер решил поднять ложную тревогу, а затем "спасти" своего хозяина. Более удачного времени Махер найти не мог: Сафра, по свидетельству знавших его людей, в последнее время был особенно напуган. Пресса называла его банк, NRB, главным виновником разразившегося скандала с деньгами русской мафии. Имя Эдмона Сафры едва ли не ежедневно мелькало в материалах о "деле BoNY". Сафра, в свое время побывавший в России (по Москве он ездил в специально привезенном бронированном лимузине, который охраняли специально вывезенные из Израиля телохранители), русской мафии боялся как огня.
       Ранним утром в пятницу Махер дважды ударил себя ножом в живот и в бедро и поднял тревогу, сообщив мнительному Сафре о присутствии в апартаментах двух нападавших. Проводив Эдмона Сафру и Вивьен Торрант в ванную, приказав Лили и ее внучке запереться в спальне, он поджег мусорную корзину и бросился к лифту, увлекая за собой и находившихся у входа охранников. Огонь распространился по всему пентхаусу — корзина с мусором стояла около вентиляционной отдушины.
       Пожарные и полицейские прибыли к зданию в считанные секунды. Пожарные помогли выбраться из дома жене и приемной внучке Сафры и отправили в больницу Теда Махера. Сам Сафра и его медсестра Вивьен Торрант прятались в ванной. Пожарные, полицейские, жена Сафры тщетно пытались уговорить миллиардера открыть бронированную дверь. Пожарных миллиардер упорно принимал за злоумышленников, а жене не поверил, решив, что ее вынуждают говорить так террористы. Взломать дверь удалось лишь через несколько часов. К этому времени и Сафра, и Торрант задохнулись дымом. Врачи сказали, что первой умерла Торрант. А Сафра до самого последнего момента находился в сознании и мог открыть дверь. Сделать это ему помешал страх, который преследовал Сафру всю жизнь.
       
       ЛЕВ КАДИК
       
Комментарии
Профиль пользователя