Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 24
 Ложись, страна огромная

       Президенты Белоруссии и России все-таки подписали договор о создании союзного государства. В затянувшейся интеграции с Белоруссией Москва так увлеклась самим процессом, что прозевала его главный результат. За эти пять лет Лукашенко настолько прочно утвердился на российской политической сцене, что теперь может диктовать Москве правила игры.

       Сегодня в России вряд ли найдется хоть одно сколько-нибудь серьезное политическое движение, которое открыто выступало бы против объединения с Белоруссией. Опросы показывают, что большинство россиян также поддерживают эту идею. Партии еще спорят о путях и методах создания Союза. Но в главном народ и партии едины: "Союз нужен". И дело не только в том, что на носу парламентские выборы и "братание с белорусами" — выгодный пропагандистский слоган. По данным социологов (см. рисунок), около 12% жителей России поддерживают объединение с Белоруссией именно ради объединения с Александром Лукашенко.
       Если спросить у рядового российского гражданина, что он может сказать о Белоруссии, то в ответ прежде всего прозвучит фамилия белорусского президента. Белоруссия славна не своим ВПК, не своей бедностью и не своим полукоммунистическим строем. Она славна Лукашенко.
       Начав политическую карьеру с депутата белорусского парламента, Александр Григорьевич прославился тем, что регулярно разоблачал коррупционеров во власти. Президентские выборы 1994 года он выиграл, сделав своим главным лозунгом объединение с Россией. И тем самым получил патент на исключительное положение в глазах Москвы.
       Эта идея стала смыслом политической жизни Александра Григорьевича. А сам он — ее символом: мы говорим "объединение" — подразумеваем "Лукашенко". Тема союза с Белоруссией в политических дискуссиях стала "священной коровой" — никто не смеет критиковать и осуждать ее. Враз попадешь во враги "братства славянских народов", прослывешь "наймитом Запада".
       Неразрывность этой идеи с именем Лукашенко предопределила его политическое амплуа. Он стал интегратором. Весь в белом. Не запятнанный скандалами с коррупцией, беспощадный и последовательный обличитель "подлого и кровожадного" Запада, борец за славянскую идею. На фоне рыхлой российской власти, раздираемой скандалами и предвыборными разоблачениями, Лукашенко смотрится особенно выигрышно. Российским людям такой политик нравится. Причем, в отличие от остальных российских политиков (а Лукашенко, безусловно, российский политик), он никого еще не обманул. Александр Григорьевич оказался очень хорошим продавцом: у него был единственный товар — Белоруссия, который он сумел всучить единственному покупателю — России.
       Он оказался нужен всем. Военные в объединении с Белоруссией видят ответ на расширение НАТО. Нефтегазовая промышленность — контролируемый коридор поставки энергоносителей на Запад. Для обывателей Белоруссия — это потерянная брежневская идиллия: безработицы нет, колбаса дешевая, зарплату и пенсии платят регулярно. Политики смотрят на Лукашенко более трезво, но и им он нужен, потому что слова о возрождении Союза — это голоса избирателей.
       
       Сегодняшняя Белоруссия — это, по существу, диктаторское государство. Лукашенко и сам признает, что в созданной им системе "существуют элементы авторитаризма", но оправдывает их необходимость "переходным периодом". Он заявляет, что "выработал у себя в Белоруссии жесткие, но понятные всем правила игры". Однако рамки маленькой Белоруссии стали тесны для амбиций Лукашенко. Ему хочется больших масштабов, больших возможностей. Иначе откуда это сожаление об убранных с территории Белоруссии ядерных ракетах? Или тоска о "сильной президентской власти", которой он в конце 1995 года поделился с читателями немецкой газеты Handelsblatt?
       Как сообщил тогда Лукашенко, "сильная президентская власть Адольфа Гитлера позволила Германии подняться". "Сегодня мы переживаем такой же период, когда нужна консолидация вокруг одного человека или группы людей, чтобы выжить, выстоять и подняться на ноги",— заявил он. "Абсолютная власть — это абсолютная ответственность. Я готов к абсолютной ответственности". Россия при определенных условиях, возможно, и консолидируется вокруг фюрера Лукашенко. Но готова ли она к его абсолютной власти — вопрос. А к "врагам рейха" Лукашенко беспощаден — достаточно вспомнить историю с проигравшим ему на выборах Кебичем, которого Лукашенко отказался утвердить даже на декоративную должность председателя Межгосударственного экономического совета.
       
       На официальную критику режима Лукашенко в России было наложено табу на самом высоком уровне. Ему сходили с рук любые выпады в адрес России и ее руководителей. Когда он грозил за развал Советского Союза "поставить к стенке" участников Беловежской встречи, Москва стыдливо притворилась, что это не касается российского президента. Когда обвинял засевших в Кремле и Белом доме врагов объединения в "саботаже" интеграции, в Москве делали вид, что это относится к другому Белому дому, заокеанскому. Даже когда два месяца назад Лукашенко назвал проект договора "посмешищем" и заявил о готовности подождать смены президента, чтобы подписать договор, Кремль не отреагировал, уладив скандал без шума. Наверное, это самое красноречивое подтверждение прочности позиций Лукашенко в России.
       Страна сейчас на распутье. Впереди парламентские, а затем президентские выборы. Просчитать с достаточной степенью вероятности их итоги не в состоянии никто. Неопределенность ситуации на руку Александру Григорьевичу. Он востребован. И соперников у него практически нет. "Раскрутить" его при желании будет нетрудно. В России уже давно свыклись с тем, что Кремль, Белый дом, Госдума живут своей жизнью. А Лукашенко, встречаясь с россиянами, по-хозяйски всем интересуется, во все вникает, за все готов отвечать. Это забытое присутствие "хозяина" в стране может стать решающим в политическом раскладе после объединения с Белоруссией.
       
АЛЕКСЕЙ РЯБОВ
       
--------------------------------------------------------
       Политическое амплуа Лукашенко — борец за славянскую идею, обличитель Запада. На фоне рыхлой российской власти, раздираемой предвыборными скандалами, нашим людям такой политик нравится
--------------------------------------------------------
       
Чего вы ждете от Лукашенко?
       
       Владимир Жириновский: Самых жестких заявлений и действий, направленных на объединение России и Белоруссии. Все сразу увидят: явилась новая сила, патриотическая, государственная, конструктивная — но не коммунистическая и не оголтело-националистическая. Коммунисты и националисты сразу поблекнут. Лжедемократов окажется совсем не видно. А мы будем еще более заметны и значимы.
       
       Геннадий Селезнев: Он все, что мог сделать, уже сделал. И я не думаю, что подписание договора может как-то сильно повлиять на его политический вес. Во-первых, по договору не предусмотрен пост президента для Александра Лукашенко. Во-вторых, он не имеет права участвовать в каких-либо выборах.
       
       Борис Немцов: Пусть Лукашенко отсиживается в Минске — здесь его никто не ждет. Для коммунистов, Примакова и Лужкова он прямой конкурент. А для людей, которым противно насилие над собственным народом, устроенное Лукашенко, этот человек — персона нон грата.
       
       Сергей Степашин: А что он может сделать? В России он вряд ли найдет силы, которые будут его всецело поддерживать. Он не сможет выдвигаться на пост президента России — по договору запрещено. А на парламентские выборы он уже опоздал.
--------------------------------------------------------
       
История союза
       
       1994. На президентских выборах в Белоруссии Москва делает ставку на премьер-министра Вячеслава Кебича. Он выступал за сохранение рублевой зоны и позволил российскому бизнесу участвовать в приватизации белорусских предприятий. Чтобы отобрать голоса у Станислава Шушкевича, Кебич пригласил участвовать в выборах известного громкими разоблачениями коррупции депутата, бывшего директора совхоза Александра Лукашенко. Ученик оказался таким способным, что "съел" учителя. Выиграв во втором туре, Лукашенко поспешил заверить Москву, что он "за немедленное восстановление Союза". Правда, тут же ввел национальную валюту.
       1995. 21 февраля, приехав в Минск, Борис Ельцин подписывает с Лукашенко договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве сроком на десять лет и заявляет, что "вслед за Белоруссией такие отношения будут налаживаться с Казахстаном. Получится ядро, которое станет основанием для связей и с другими странами СНГ".
       Так долго дружить и оставаться "ядром" вместе с кем-то еще Лукашенко не хотел. И 19 сентября он отправляется в Москву, чтобы обговорить с Ельциным идею образования конфедерации двух государств. В обмен на экономическую помощь Лукашенко готов поступиться частью суверенитета. Ему почти удалось убедить российского президента в выгодности такого предложения. Но в конце года в интервью немецкой газете Handelsblatt прямодушный белорусский президент назвал своим кумиром Адольфа Гитлера. Вышел огромный скандал, и разговоры об объединении пришлось отложить.
       1996. В России началась кампания по выборам президента. Идея братства с Белоруссией работала на то, чтобы отнять голоса у сторонников Зюганова. И 2 апреля в Кремле Ельцин подписывает с Лукашенко договор об образовании сообщества двух государств.
       1997. Группа экспертов готовит документы к следующей фазе объединения России и Белоруссии — проекты устава и договора союза. Незадолго до того, как они должны были быть подписаны, документы оказываются на столе у Чубайса. Его внимание привлекает одна из статей, которая предусматривает создание коллективного руководящего органа — парламентского собрания, решения которого должны носить обязательный характер для всех органов союза и всех органов исполнительной власти государств-участников.
       Администрации президента удалось убедить своего шефа в пагубности такого варианта в первую очередь для него самого. В результате 2 апреля вместо договора о союзе России и Белоруссии Ельцин и Лукашенко подписали скромный протокол о намерениях. А один из главных вдохновителей объединения — помощник президента Дмитрий Рюриков — был уволен.
       1998. Россия вступила в жесткую конфронтацию с Западом по поводу косовского урегулирования. Под лозунгом "Вместе мы сила, и никакое НАТО нам не страшно" Лукашенко 25 декабря приезжает в Москву и подписывает с Ельциным декларацию о дальнейшем единении России и Белоруссии. Кроме того, президенты подписывают совместное заявление о создании в 1999 году союзного государства. Это бесспорный успех Лукашенко: есть сроки заключения союзного договора.
       1999. Союзный договор подписан.
       
Комментарии
Профиль пользователя