Коротко

Новости

Подробно

Иорданский летчик подбит под Курчалоем

В Чечне уничтожен последний из известных арабских наемников

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

В Чечне был убит последний известный из воюющих на Северном Кавказе наемников арабского происхождения Моханнад. Таким образом, можно говорить о том, что тема международного терроризма на Северном Кавказе, которую так долго эксплуатировали представители ФСБ и федеральных властей, потеряла актуальность. Косвенно это подтвердил на состоявшейся недавно пресс-конференции и официальный представитель Национального антитеррористического комитета (НАК) Николай Синцов, заявивший, что северокавказское бандподполье сегодня финансируется уже не из-за рубежа, как раньше, а обеспечивает себя само за счет грабежей и вымогательств на региональном уровне.


В минувший четверг рано утром в два небольших чеченских поселка Курчалой и Автуры съехались представители едва ли не всех дислоцированных в республике силовых структур. Как заявил позже глава МВД Чечни Руслан Алханов, в операции участвовали милиционеры пяти райотделов и полк патрульно-постовой службы N 2 МВД Чечни, спецбатальон "Юг" внутренних войск и даже отряд спецназа "Терек" главного управления МВД по Северо-Кавказскому федеральному округу.

Прямо на месте полицейским и спецназовцам, как рассказал "Ъ" один из участников операции, была поставлена задача — окружить и прочесать предгорный участок леса, расположенный на стыке трех районов — Шалинского, Ножай-Юртовского и Веденского и вплотную примыкающий с юга к Курчалою и Автурам. В этих местах, по данным разведки, в последнее время стали появляться боевики.

Силовики стали отрабатывать поставленную задачу, однако к вечеру почти все они вернулись ни с чем. Дело в том, что опытные боевики, как полагают оперативники, давно переняли их тактику проведения спецопераций в лесу: преследователи разбились на мелкие группы, чтобы охватить большую территорию, но то же самое сделали и преследуемые, незаметно просочившись в итоге между кордонами. Не повезло в этом противостоянии только одной паре сепаратистов, которую министр Алханов позже назвал "бандгруппой из двух человек".

Эти двое, как рассказал собеседник "Ъ", решили уходить на юг, в горы по руслу речушки Хумыс, начинающейся возле маленького аула Ники-Хита. Пройдя всю речку и остановившись в самых ее верховьях, возле родника, пара попала в устроенную спецназом в этом месте засаду. В ответ на прозвучавшую предупредительную команду боевики дружно вскинули автоматы и даже успели сделать по несколько выстрелов, прежде чем их самих сразили перекрестными очередями из двух замаскированных огневых точек. Каждый из бандитов, как установили позже эксперты, получил по три-четыре ранения в грудь, оказавшихся смертельными. Опознать убитых оказалось довольно просто, несмотря на то, что документов у них с собой не было.

25-летний житель Грозного Илез Султыгов не представлял для следствия большого интереса, поскольку прошел довольно стандартный путь "молодого боевика". Около года назад он ушел из дома и не вернулся, после чего родители молодого человека написали в местный РОВД заявление о том, что их сын якобы был похищен неизвестными. Оказавшись в республиканской розыскной базе без вести пропавших, Илез Султыгов одновременно попал и в списки подозреваемых в связях с бандподпольем, после чего на него был сделан так называемый генетический паспорт. В этот документ вошли фотографии Султыгова, его антропометрические данные, дентокарта (основана на данных из стоматологической поликлиники), а также образцы биоматериала, взятые у родителей подозреваемого. Генетический паспорт Султыгова попал в единую компьютерную базу без вести пропавших на Северном Кавказе, через которую в первую очередь "пробиваются" все ликвидированные в результате спецопераций боевики. Их идентификация в подобных случаях занимает считанные часы.

Второго убитого не пришлось даже "пробивать" через розыскные базы. Ведь большинство участников спецоперации и так знали лицо этого человека, давно разыскиваемого за убийства, организацию незаконного вооруженного формирования и посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов, и даже носили его фотографии во внутренних карманах форменной одежды. Таким образом, проведенное следствием вчера визуальное опознание трупа, в котором приняли участие амнистированные боевики, лично знавшие убитого, по сути стало обычной юридической формальностью.

Фото: Национальный антитеррористический комитет (НАК)

40-летний уроженец города Эз-Зарка королевства Иордания Халед Юсуф Магомед эль-Эмират, более известный под своим вторым мусульманским именем Моханнад, как рассказали "Ъ" давно собирающие о нем информацию оперативники чеченского угрозыска, происходил из богатой и знатной у себя на родине семьи. Еще молодым человеком родители отправили Халеда на обучение в США, где он прошел полный курс подготовки военного пилота. После учебы в звании старшего лейтенанта он служил в иорданской армии.

Как рассказал "Ъ" участвовавший в ликвидации оперативник чеченского угрозыска, даже при осмотре трупа были заметны "знатное происхождение и офицерская выправка" погибшего. "Тщедушный от природы Моханнад, рост которого составлял всего 160 см, за зиму, проведенную в лесу, исхудал до патологически болезненного состояния,— рассказал офицер.— Несмотря на это он тщательно следил за собой". По словам оперативника, одежда и руки боевика были идеально чистыми, а ногти на руках не просто коротко пострижены, но и обработаны маникюрной пилкой. Его зубы, видимо, потерянные за долгие годы жизни в подполье, были все до одного заменены дорогими имплантами.

Роковую роль в судьбе офицера, как утверждают оперативники, сыграла его дружба с другим известным в нашей стране иорданцем — Эмиром Хаттабом. В 1998 году приятели-ровесники, бросив службу и семьи, отправились на Северный Кавказ, чтобы проповедовать там правильную, с их точки зрения, веру. В итоге, правда, оба "проповедника" пополнили ряды местных боевиков, придав им своим присутствием статус "международных террористов".

Как говорят оперативники, Моханнад прославился еще в 1999-м году во время известного нападения боевиков Шамиля Басаева и Эмира Хаттаба на Дагестан. План этой операции якобы и разработал Халед эль-Эмират. Следует отметить, что и в дальнейшем Моханнад был вечным вторым при своих последовательно уничтоженных ФСБ именитых земляках Хаттабе, Абу аль-Валиде и Абу Хавсе. Когда же командиров арабского происхождения на Северном Кавказе не осталось, он был вынужден примкнуть к лидеру из местных — чеченцу Хусейну Гакаеву. По данным следствия, в малочисленной и вынужденной постоянно прятаться в Веденском лесу банде он отвечал за вербовку и подготовку террористов-смертников.

Из "отработанных" учеников Моханнада чеченским оперативникам известны как минимум двое. Опытный боевик Рустам Мухадиев, пройдя курс "арабской" подготовки, 26 июля 2009 года взорвал себя перед входом в Грозненский театрально-концертный зал (бывший Драматический театр), погубив шестерых человек, среди которых оказались четверо милиционеров, задержавших смертника. Террорист пытался прорваться на концерт, который собирался посетить глава Чечни Рамзан Кадыров.

Месяц спустя в селе Мескер-Юрт совершил самоподрыв житель Аргуна Магомед Шахидов, который пришел в отряд Гакаева весной 2008 года и сразу попал в группу смертников Моханнада. 25 августа 2009 года молодой человек подошел к четверым милиционерам, стоявшим возле автомойки и привел в действие замаскированную на своем теле самодельную бомбу. В результате все пятеро погибли.

Чеченские оперативники надеются, что других учеников иорданец подготовить не успел, поскольку вскоре после теракта в Мескер-Юрте Моханнад по каким-то причинам прервал свою "преподавательскую" деятельность, сменив ее на подрывную работу внутри бандподполья. По данным оперативников, иорданец, формально подчиненный "эмиру всех моджахедов" Доку Умарову, не одобрил взятый командиром курс на интеграцию северокавказских боевиков в международную террористическую сеть. Провозглашенный Умаровым так называемый "Имарат Кавказ", поставивший своей целью борьбу за права мусульман во всем мире, араб назвал фикцией, призвав наиболее близких ему чеченских командиров сначала добиться победы у себя в республике, а потом уже ставить перед собой задачи мирового масштаба.

В итоге благодаря стараниям летчика "Имарат" раскололся изнутри — организацию Умарова покинули практически все командиры чеченского происхождения, среди которых оказались наиболее влиятельные Хусейн Гакаев, Асламбек Вадалов и Тархан Газиев. Умаров, в свою очередь, назвал идеолога раскола Моханнада предателем, разжаловав его в рядовые.

Таким образом, вчерашнее заявления Национального антитеррористического комитета (НАК) об уничтожении в Чечне "эмиссара "Аль-Каиды"" местные оперативники восприняли несколько скептически. "Судя по раскладу сил в бандподполье, интересы международного терроризма в нем отстаивает как раз россиянин Умаров,— сказал "Ъ" один из офицеров МВД республики.— Иорданец же Моханнад, наоборот, агитировал за концентрацию усилий для решения региональных задач".

Несмотря на такую "нетрадиционность" взглядов, ликвидацию Моханнада можно считать знаковым событием в истории северокавказского противостояния. Дело в том, что иорданский летчик стал последним из более или менее известных наемников арабского происхождения, принимавших участие в боевых действиях на Северном Кавказе. С его гибелью, можно сказать, в этом регионе закончилась эпоха борьбы с международным терроризмом, о которой так долго говорили российские политики и руководители силовых ведомств.

Интересно, что косвенно подтвердил эту версию и официальный представитель НАКа Николай Синцов, заявивший на состоявшейся в минувший четверг пресс-конференции о том, что северокавказские боевики сегодня в основном финансируют себя сами, совершая разбои, грабежи и вымогательства денег "в регионе проживания". Отвечая на вопрос "Ъ" об актуальности проблемы присутствия иностранных террористов на Северном Кавказе, советник председателя НАКа, Андрей Пржездомский, правда, заявил, что праздновать победу в этом смысле рановато. "Зарубежным террористам сейчас просто не до России, поскольку им приходится решать проблемы у себя дома,— пояснил господин Пржездомский.— Но террористические организации в мире работают по принципу сообщающихся сосудов, и как только стабилизируется обстановка в арабском мире, боевики вполне могут снова обратить свое внимание на Северный Кавказ".

Сергей Машкин


Комментарии
Профиль пользователя