Коротко

Новости

Подробно

Террориста призвали из Франции

Закончено расследование дела о подготовке взрывов в московском метро

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Как стало известно "Ъ", следственное управление ФСБ России закончило расследование уголовного дела о подготовке теракта в московском метро. По данным следствия, Руслан Озниев, выполняя поручение одного из лидеров боевиков, Аслана Бютукаева, приехал из Франции и должен был осуществить взрыв на станции "Пушкинская" или "Белорусская", однако его перехватили сотрудники ФСБ. На стадии предварительного следствия обвиняемый перестал адекватно реагировать на происходящее: требовал встречи с послом Франции в России, который, по его мнению, должен был спасти его от "политического преследования".


Расследование дела о подготовке теракта длилось без малого полтора года. В окончательной редакции Руслану Озниеву следователь ФСБ предъявил обвинения по ст. 30, 205 и 222 УК РФ (подготовка террористического акта, а также незаконный оборот оружия, взрывчатки и боеприпасов).

По версии следствия, житель Грозного Озниев, выходец из небогатой семьи отца-ингуша и русской матери, оказался среди боевиков после убийства его матери. В начале 2000-х неизвестные в масках напали на торговую палатку, в которой работала его мать,— разбили все хранившиеся в ларьке бутылки со спиртным, а саму женщину избили до смерти. Милиционеры пришли к выводу о том, что палатку разгромили ваххабиты, однако самому Озниеву религиозные экстремисты сообщили, что с его матерью расправились правоохранители. Поверив им, он и примкнул к боевикам.

В 2004 году Озниев исчез. Его родственники, посчитав, что его похитили спецслужбы, написали заявление в МВД Чечни и прокуратуру, однако поиски пропавшего не дали результатов. Только в 2010 году, во время расследования подготовки теракта в метро, выяснилось, что Руслана Озниева никто не похищал. На самом деле он был задержан, вывезен из Чечни и обвинен как активный участник незаконного вооруженного формирования под руководством Доку Умарова — следствие установило, что Руслан Озниев снабжал боевиков оружием, а затем был приговорен судом к трем годам лишения свободы. При этом срок он отбывал под фамилией своей матери, о чем родственники, друзья, милиция и даже суд так и не узнали. "Надо же, как вы меня раскусили",— сказал обвиняемый потом сотрудникам ФСБ.

Отсидев и освободившись досрочно, Озниев в 2007 году засветился уже в Москве, причем обнаружило его тоже следственное управление ФСБ России. Накануне Дня Победы молодого человека вместе с другими московскими чеченцами задержали за подготовку теракта, якобы планируемого в столице против президента Чечни Рамзана Кадырова: у одного из подозреваемых нашли автомобиль, начиненный взрывчаткой. За это в итоге получил семилетний срок только один из задержанных, а Озниева тогда пришлось отпустить, поскольку его причастность к подготовке теракта доказать не удалось.

Оказавшись на свободе, Озниев подался во Францию, где обосновался в небольшом городке Ле-Ман, в котором уже давно проживает большая диаспора выходцев из Чечни и Ингушетии. Там же молодой человек женился на своей землячке, поселившись у ее родственников и занявшись поисками работы. Как рассказывала "Ъ" супруга Озниева Матта, у них вскоре родился ребенок, однако все это время пара жила на пособие по безработице. При этом, по словам Матты, мужу постоянно звонили какие-то люди из России, а время от времени ему приходилось уезжать на родину "по делу". Цель поездок своей жене Озниев не объяснял.

В ноябре 2009 года Руслана Озниева задержали в небольшом парке, расположенном возле общежития Российского университета дружбы народов на улице Миклухо-Маклая в Москве. Молодого человека взяли с поличным: он закапывал под елкой упаковку с тротилом, пистолет Макарова, патроны и, что самое главное, карту Москвы с пометками, показавшимися сотрудникам ФСБ довольно интересными. На карте были отмечены станции метро "Белорусская-кольцевая" и "Пушкинская", причем возле последней от руки было написано "Петровка, 38" (адрес ГУВД Москвы).

Как выяснилось, несостоявшегося террориста сотрудники ФСБ вычислили еще во Франции — по телефонному звонку, поступившему на его мобильник от человека номер два в северокавказском бандподполье Аслана Бютукаева, более известного как амир Хамзат. Хамзат, отвечавший за подготовку террористов-смертников, приказал Озниеву (командир называл подчиненного мусульманским именем Абдул-Малик) срочно вернуться в Москву, найти жилье, затем встретить человека, который передаст ему оружие, взрывчатку, детонаторы и "средства индивидуальной маскировки": парик и очки. Все это Озниев должен был спрятать и ждать новых указаний, что он добросовестно и выполнил.

Однако все дальнейшие перемещения пособника проходили уже под контролем ФСБ: чекисты наблюдали, как молодой человек ездил по Московскому метрополитену, внимательно осматривая некоторые центральные станции и делая пометки на своей карте. К моменту приезда Озниева в Москву контролировались его телефонные переговоры. Под наблюдением проходила и перевозка боеприпасов.

Летом прошлого года после результативной работы с арестованным ФСБ отправила соответствующее поручение своим французским коллегам, сообщив, что в подготовке теракта в московском метро могли участвовать и некоторые жители Ле-Мана. Полученная из России бумага дала повод местным спецслужбам организовать широкомасштабную спецоперацию против местных чеченцев и ингушей. Тогда было задержано около 20 выходцев из России, включая местного муллу. Установить причастность кого-то из чеченцев к подготовке терактов не удалось — всех их в итоге отпустили.

Как рассказали "Ъ" знакомые Озниева, в последнее время в СИЗО "Лефортово" он стал вести себя неадекватно: требует, например, чтобы адвокаты принесли ему наркотики. Еще более странной защитникам показалась просьба арестованного о том, чтобы они срочно вышли на контакт с посольством Франции в Москве и попросили у посла принять участие в защите Озниева, якобы преследуемого ФСБ по политическим соображениям. В итоге обвиняемый лишился нескольких защитников, которые по понятным причинам отказались выполнять его требования.

Последний адвокат Озниева Шамиль Арифулов от подробных комментариев по делу отказался, сославшись на его секретность и данную им следствию подписку о неразглашении. По данным адвоката, обвинение в целом они были вынуждены признать, однако будут оспаривать в суде "отдельные выводы следствия", которые представляются им несколько надуманными. Защитник Арифулов сообщил "Ъ", что в ближайшее время его клиент начнет знакомиться с материалами следствия, а суд над ним, по мнению адвоката, может начаться примерно в мае-июне.

Сергей Машкин


Комментарии
Профиль пользователя