Коротко


Подробно

"Прямой эфир" выходит в записи

Телелидеры \\ 11-17 апреля

Три недели назад канал "Россия 1" заступил на поле, которое давно бурно цветет у основных конкурентов. Теперь и здесь есть свое вечернее ток-шоу. Выходит с понедельника по четверг в разгар вечера, около 19.00. Название эффектное — "Прямой эфир". Но пока прямой эфир выходит тут в записи. Хотя собственно плашки в углу телеэкрана с обозначением, что это "прямая трансляция", тут, конечно, нет. И периодические отбивки ведущего с возгласом "мы в прямом эфире" можно было бы расценить как обыгрывание названия передачи, но что-то этому мешает. К примеру, если бы ток-шоу называлось "Добрый вечер", сказать, что мы "в добром вечере" было бы совершенно не по-русски. Поэтому постоянное упоминание "мы в прямом эфире" выглядит какой-то мертворожденной словесной и смысловой конструкцией, пугающей своей бессмысленностью.

Впрочем, уловка с названием оказалась действительно эффективной — хотя бы на стадии анонсирования новой программы. Сразу несколько сотрудников с конкурирующих с "Россией 1" каналов спрашивали корреспондента "Ъ", неужели у них действительно будет прямой эфир, а потом, после первого выпуска, сами же и поражались нелепости своего предположения, злорадствуя, что программа пишется заранее по тем же лекалам, как и все остальные. А на самом канале "Ъ" так пояснили свой замысел: "Сегодня "Прямой эфир" — это лишь название, но, отработав технологию, мы выйдем в реальный прямой эфир". Правда, сколько именно уйдет на "отработку технологии", пока неясно.

Вообще, в появлении такого ток-шоу на канале "Россия 1" поражает множество вещей, на которые пока нет ответа. На этом канале много лет подряд в вечернем эфире благополучно шли многосерийные мыльные оперы, которые очень нравятся женской аудитории — преимущественно пожилого возраста. Начиная с "кармелит", приносивших когда-то доли под 50%, до нынешних "ефросиний" все шло очень неплохо. Сейчас таких сериальных линеек уже не две, а три, и каналу они приносили стабильные рейтинги: показатели доли были выше среднесуточных. К примеру, сериал "Институт благородных девиц", сейчас в эфире уже идет примерно 140-я (!) его серия, в среднем смотрело в Москве около 13-15% аудитории, а по стране в целом — почти под 20%. Теперь сериал сдвинули на час раньше, на его место поставили как раз ток-шоу "Прямой эфир". И верные зрительницы ушли за сериалом. У "Прямого эфира" их пока немного.

Новое ток-шоу канала "Россия 1" выходит в абсолютной зоне риска: в 19.00 на "Первом канале" идет очень популярное у массовой аудитории шоу "Давай поженимся!", а на НТВ — главный вечерний выпуск "Сегодня", который, особенно в Москве, давно имеет своего постоянного зрителя. Оба канала в столице, конечно, с лихвой две недели подряд обходят "Прямой эфир". "Давай поженимся!" смотрит около 18-19% зрителей Москвы, новости НТВ — 18-20% аудитории. "Прямой эфир" на неделе с 4 апреля в Москве смотрело в среднем 12%, с 11-го динамика пошла вверх, но все равно заметно уступает конкурентам — примерно около 15% зрителей на "России 1" против 18-19% у "Первого" и НТВ. Общероссийская динамика, а она для "России 1", конечно, определяющая, выглядит убедительнее: если на старте доля аудитории ток-шоу была на уровне 15-16% (и все равно проигрывала "Первому каналу" с его "Давай поженимся!"), то уже на прошедшей неделе доля дважды поднялась вверх до 19% и даже до 22,5%. Правда, сейчас рейтинги "Прямого эфира" опять упали.

Ну и, конечно, сильное недоумение вызывает целесообразность такой конкуренции. Отчего вдруг канал "Россия 1" решил сыграть на поле, где давно есть самое популярное ток-шоу страны "Пусть говорят" на "Первом", понять трудно. Конкурировать Михаилу Зеленскому, ведущему "Прямого эфира" (раньше он вполне неплохо вел программу "Вести-Москва"), в жанре ведущего ток-шоу с Андреем Малаховым (который уже собаку съел на этих форматах и сам давно превратился в говорящий бренд) так же бессмысленно, как если бы на сцене соревновались между собой какая-нибудь жасмин и Алла Пугачева. Особенно отчетливо уровень класса ведущего (точнее его отсутствие) был заметен в третьем по счету выпуске "Прямого эфира", где главным героем программы был Никита Михалков. Перед ним Михаил Зеленский робел настолько, что его искренне хотелось успокоить, приободрить и даже увести из студии, тем более что никакой особенной роли у него в этой конкретной передаче не было. Кстати, участие господина Михалкова в тот вечер не помогло "Прямому эфиру". Уж как он ни старался, а зрители его проигнорировали: в Москве ток-шоу на канале "Россия 1" с участием Никиты Михалкова смотрело всего 10% зрителей, а по стране в целом — 12%. Это самые низкие показатели ток-шоу с момента выхода в эфир.

С темами у "Прямого эфира" вообще беда. В том смысле, что никаких отличий по сути от формата "Пусть говорят" тут нет. Принцип один и тот же. Догадайтесь, какая тема "Прямого эфира" собрала самый высокий процент зрительской аудитории — 22,5%?! Появление в студии... Оксаны Федоровой и Николая Баскова, пожелавших рассказать зрителям, почему они официально расстались. Вам это ничего не напоминает?! А второй по величине показатель ток-шоу канала "Россия 1" (19%) был у темы про предсказания. Главный герой продал свою квартиру и вложил почти 2,5 млн руб. в строительство некоей капсулы, бронированной сверху от внешних воздействий, чтобы ждать в ней конца света, который, по мнению героя, конечно, неминуем. Мелькала в этой программе и бабушка Ванга с ее прогнозами на будущее. Правда, подобраться к проекту НТВ про ту же Вангу, обвалившему за три дня до этого все возможные рейтинговые рекорды, каналу "Россия 1" не удалось. Но тренд успешной темы конкурентов "Прямой эфир" ухватил моментально. И совершенно неважно, что повторились. А дальше — еще смешнее. В понедельник и вторник в ток-шоу "Пусть говорят" на "Первом канале" вышла программа в двух частях. Яна Рудковская с бывшим мужем Виктором Батуриным на всю страну устроили публичные разбирательства, связанные с правами на воспитание их совместных детей. С участием нынешнего мужа Евгения Плющенко, певца Димы Билана и еще множества весьма известных персон. Ток-шоу получилось весьма динамичным и, в общем, в рамках этого формата зрелищным. Тот случай, когда и Андрей Малахов держал этот непростой эфир. Доля аудитории была, конечно, соответствующей — в Москве программа собрала около 30% зрителей с рейтингом 10%, примерно столько же и по стране. А вторая часть передачи, где уже сам Батурин не участвовал, поскольку покинул студию ток-шоу сразу же после появления там своей бывшей жены (зато там появился его близкий друг), и вовсе смотрело какое-то рекордное число зрителей. По стране доля аудитории "Пусть говорят" составила 34% с рейтингом 12,3%, а к финалу число зрителей выросло до 36,2%. Это самый популярный проект недели по стране.

Надо ли говорить, что почти так же стремительно, как бабушка Ванга переместилась с НТВ в героини "Прямого эфира", Яна Рудковская и Виктор Батурин после "Первого канала" появились сразу уже и в ток-шоу канала "Россия 1". Правда, Рудковская была в программе, где выступали Федорова и Басков. А Батурин как-то даже размножился. Записавшись в эфире 11 апреля, он мелькнул сначала в одном выпуске "Прямого эфира", а затем его выступление на "России 1" , спустя три дня показали в этом же ток-шоу, но на другую тему. Тут тоже бывшая жена одного из крупных российских банкиров не поделила со своим мужем ребенка. Ну кто, как не Виктор Батурин, может быть среди экспертов этой темы... И никого не смущает, конечно, такое прямое заимствование тем и героев с другого канала. Ну а остальное — больные дети, пьющие родители, жена, бросившая семью, светская жизнь, социальная ответственность за избитого коллегу — все это по периметру каждую неделю показывают в "Пусть говорят", а теперь вот еще и дублируют в "Прямом эфире".

Можно было бы вообще не сравнивать эти программы, если бы они не претендовали на одну и ту же публику. Правда, "Пусть говорят" делает это уже много лет и, судя по рейтингам, весьма успешно, а "Прямой эфир" получает на выходе раза в два с половиной меньше зрителей. Причем, похоже, что большинство тех, кто смотрит "Пусть говорят", уже мало интересует драматургия и этика происходящего на телеэкране в этой передаче. И им совершенно все равно, в каком амплуа порой выступает Андрей Малахов. Умеет он задавать вопросы, думает ли хоть иногда о том, о чем спрашивает своего собеседника, когда встречаться с ним приходится не в студии в рамках ток-шоу, а один на один. Вроде как в жанре интервью. Будь то плохо сыгранная постановка в декорациях израильской психиатрической клиники, где Малахов беседовал с рыдающим Киркоровым. Или совсем недавнее эксклюзивное интервью ведущего с дочерью Людмилы Гурченко Машей (сюда же включены кадры, специально снятые у могилы актрисы, где рыдающие дочь, внучка и мало пока понимающая маленькая правнучка льют слезы). Там один только вопрос, адресованный Андреем Малаховым дочери Людмилы Марковны Маше, звучавший примерно так: "Как вы отнеслись к смерти вашего сына Марка?", чего стоил. Но зрителю наплевать. Все равно вся страна была у экрана. Общероссийская доля аудитории этого выпуска "Пусть говорят" тоже была рекордной на этой неделе — 33% аудитории (рейтинг 12%) смотрело программу на "Первом канале".

Для "Прямого эфира" попытка завоевать такое количество зрителей, даже если в студии начнут раздеваться или драться, совершенно бесперспективное занятие. Нет у этой передачи драматургии, на которую так активно клюет публика. И даже реальный прямой эфир вряд ли сможет что-то изменить. Хотя в его появление поверить сейчас сложно. Ну, представляете, если вдруг в прямом эфире кто-нибудь скажет что-то политически неосторожное или нецензурное частное, как тогда поступить государственному каналу? Но в принципе выход есть, и он тоже безошибочно отработан за последние десять лет. Если на Дальний Восток программа и выйдет впрямую, то на европейскую часть и Москву все сомнительное и беспокойное легко можно вырезать. Сегодня прямой эфир может быть только в таком виде.

Арина Бородина



Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение