Коротко

Новости

Подробно

Именной вклад

эксклюзив

"Дом". Приложение от , стр. 1

Если у человека есть деньги, он строит большой дом в престижном месте, если же кроме денег у него есть хороший вкус и желание быть оригинальным, он строит дом у именитого архитектора. Этот тренд появился у российских заказчиков относительно недавно, но уже успел себя оправдать. В том, что проект загородного дома от архитектора с именем, не только мода для состоятельных эстетов, но и надежный инвестиционный инструмент, убедилась ОЛЬГА МАМАЕВА.


Спрос на звезд


Кризис 2008 года не столько лишил российских архитекторов работы, сколько переориентировал их на внутреннем рынке. Большие проекты либо были заморожены, либо и не начали реализовываться, зато частные заказчики, пусть в небольшом количестве, остались. Николай Лютомский, руководитель архитектурного бюро ЭЛИС, сетует: "У нас за последние три года число заказчиков сократилось в разы, из-за этого пришлось снизить цены в два-три раза, а дорогие известные архитекторы, такие как Сергей Скуратов, Михаил Филиппов, Николай Лызлов, Виктор Величкин, всегда при работе. Кризис почти никак не сказался на количестве заказов, которые они имеют, в том числе частных. Например, Николай Белоусов регулярно представляет проекты на выставке "Красивые дома" и каждая приносит ему не менее шести заказов. Далеко не все могут этим похвастаться".

Мода на дома от звездных архитекторов, появившаяся во второй половине "нулевых", сохранилась и сегодня. Более того, возможности выбора проекта в соответствии с бюджетом и запросами заказчика значительно расширились. Владимир Яхонтов, управляющий партнер "Миэль-Загородной недвижимости", отмечает, что до кризиса частные заказчики активно привлекали не только российских, но и зарубежных архитекторов, например Эрика ван Эгерата. При этом эскизы проектов заказывались у западных звезд, а все работы, связанные непосредственно со строительством, вели российские специалисты, поскольку "наши технические нормативы не стыкуются с европейскими". С другой стороны, сегодня люди, которые могут позволить себе дом стоимостью от $5 млн до $15 млн, предпочитают уезжать за границу и строить жилье там. Оставшиеся в России готовые объекты, в том числе "звездные", широко распродаются, часто по заниженным ценам. Впрочем, на них тоже есть постоянный спрос.

Овраг, который был главной проблемой для архитектора Николая Белоусова, ловко и функционально обыгран в проекте "дома-моста"

Овраг, который был главной проблемой для архитектора Николая Белоусова, ловко и функционально обыгран в проекте "дома-моста"

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Наведение моста


Москвич Юрий Бубакин, мечтая о загородном жилье, шесть лет назад приобрел участок земли в ближнем Подмосковье и озаботился поиском опытного архитектора, умеющего работать со сложными пространствами. "У меня очень непростая конфигурация участка с пересеченным рельефом, большим глубоким оврагом и вековыми деревьями, разбросанными по всей территории. При этом я принципиально не хотел, чтобы в результате строительства дома первоначальный ландшафт был разрушен. Понимая сложность задачи, я устроил тендер — пригласил трех архитекторов, регулярно публикующихся в специализированных журналах, и предложил разработать идею деревянного дома для моего в общем небольшого участка. Единственная задача, которую на самом деле каждый из них для себя решал, сводилась к тому, чтобы заработать как можно больше денег, развернув масштабное строительство. Мне такой вариант категорически не понравился, поэтому на время пришлось отказаться от проекта. Потом я узнал про архитектора Николая Белоусова, который давно работает с деревом, имеет большой авторитет в профессиональной среде и, что главное, умеет нестандартно мыслить. Мы познакомились и начали работать".

Времени на создание чертежей ушло немало, несколько раз первоначальный проект пришлось почти целиком переделывать, зато в результате получился дом, логичнее которого в данном месте действительно трудно придумать. Через овраг был перекинут однопролетный стальной мост длиной 30 м, на котором возведен дом из лафета. Часть его стоит на земле, другая — соединена с мостом стеклянной галереей. Овраг, который был главной проблемой при проектировании, ловко и функционально обыгран. Дом хоть и не выглядит большим снаружи, в действительности довольно просторный, с хорошо организованным внутренним пространством: две спальни, гардеробная, ванная, наверху — веранда. В нынешнем году "дом-мост" Николая Белоусова получил первую премию архитектурного конкурса "Под крышей дома...". Кроме того, проект выдвинут на премии АРХИWOOD и "Золотое сечение-2011".

"Я рад, что обратился именно к Белоусову, потому что он очень точно понял идею дома и внешнего пространства,— продолжает Юрий Бубакин.— У него каждая конструкция одновременно является элементом декора, все очень продуманно и функционально. Мне такой подход чрезвычайно импонирует, поскольку я долго жил на Западе, а там преобладает именно такая, современная архитектура. Людей, которые умеют не только оригинально мыслить, но и претворять свои идеи в жизнь, в России крайне мало. Именно поэтому получить дом от большого смелого архитектора — огромная удача. А деньги, потраченные на такой проект, не только вернутся, но и принесут дополнительную прибыль".

Практически в каждом случае дом, спроектированный большим архитектором, по определению ликвиден — вне зависимости от того, попадает он в специализированные каталоги и на выставки или остается в тени. Но ключевую роль здесь играет не столько имя автора, сколько качество проекта. Ирина Могилатова, генеральный директор агентства элитной недвижимости Tweed, объясняет: "Дом, построенный знаменитым архитектором, если он будет неудобным и некрасивым, не продастся. Другое дело, что звездные архитекторы потому и звезды, что умеют создавать прекрасные дома, уникальные и комфортные. А если проект суперудачный, его приобретут быстро и по хорошей цене. Недавно в Горках-6 продался дом, который был дороже прочих, но ушел быстрее, поскольку явно выделялся на общем фоне оригинальностью и красотой. Так что в этом случае чем лучше архитектура (а не звонче имя архитектора), тем выше капитализация".

Юрий Бубакин тоже может похвастаться удачным инвествложением: "Потратив на строительство дома $1,2 млн, сейчас я могу продать его за $2,5 млн, причем покупателей долго искать не придется. Проекты Николая Белоусова известны своей самобытностью, качеством, они узнаваемы и всегда хорошо продаются". Впрочем, убедить в этом проще всего тех, кто уже и так в этом убежден. Выбор в пользу дорогого проекта от модного архитектора нередко делается под влиянием иррациональных внешних факторов — "увидел у партнера", "понравилась картинка в журнале", "захотел удивить соседа". А девелоперы и сами архитекторы охотно подогревают подобные настроения.

Впрочем, не все. К примеру, Павел Трейвас, коммерческий директор Villagio Estate, выражает сомнение относительно целесообразности проектировать загородный дом у российских и тем более западных архитектурных звезд: "Чертеж и сопровождающую документацию абсолютно любого коттеджа, дома, даже дворца можно купить в интернете — в сети выложены тысячи вариантов, и стоят они при этом копейки. Именно поэтому сейчас уже мало кто тратится на разработку собственного уникального проекта, да еще у известного автора, за исключением редких ценителей архитектуры. Гораздо проще и дешевле найти и купить уже существующий проект, нежели тратить больше $100 тыс. на разработку дома, тем более что кризис еще не пройден".

T-house на Новорижском шоссе — визитная карточка архитекторов Ивана Чувелева и Натальи Лобановой

T-house на Новорижском шоссе — визитная карточка архитекторов Ивана Чувелева и Натальи Лобановой

Фото: ARCH 4

Вопрос ликвидности


Александр Львовский три года назад построил в Новопеределкино дом по проекту архитекторов Александра Цимайло и Николая Ляшенко. Обратиться к ним господину Львовскому посоветовали друзья. "Я видел некоторые работы Александра и Николая — и в журналах, и, что называется, вживую. Но решающую роль, как всегда, сыграло сарафанное радио: когда одновременно несколько человек, которым я доверяю, порекомендовали бюро "Цимайло, Ляшенко и партнеры", долго думать не пришлось".

Начиная строительство дома, Александр, подобно многим "неискушенным" заказчикам, не ставил перед собой задачу сделать его экстраликвидным и быстро продать. "Нам с семьей хотелось получить не артефакт, а просто дом для жизни, который бы отвечал нашим представлениям о функциональности и комфорте. Однако со временем наши взгляды изменились, и в конце прошлого года дом все-таки был продан, причем достаточно быстро. И то, что он прошел как выгодный бизнес-проект, с хорошей рыночной рентабельностью, в первую очередь заслуга архитекторов. Наш дом много снимали для журналов, "AD" даже разместил его в разделе "Лучшие дома мира". Сейчас мы вместе с Александром и Николаем строим новый дом, который, не исключаю, тоже можно будет удачно продать".

Москвичи Илья Леонидович с супругой в 2007 году решили перебраться из центра столицы за город. Хотелось построить большой, светлый и теплый дом для комфортной жизни круглый год. Не стесненные ни бюджетом, ни боязнью экспериментировать, они по рекомендациям знакомых обратились к архитекторам Ивану Чувелеву и Наталье Лобановой (студия Arch 4). Так на Новой Риге появился T-house, ставший одним из наиболее узнаваемых частных проектов московского дуэта. "У гостей наш дом вызывает самые разные реакции — от недоумения до восхищения. Есть дома однозначные по архитектуре: либо красивые, либо уродливые — наш совсем не такой. Его трудно описать, трудно подвести под какой-то определенный стиль, зато жить в нем легко и очень приятно",— рассказывает Илья Леонидович. Строительство было закончено почти накануне кризиса, когда материалы и строительные работы очень подорожали, а спрос на рынке резко снизился. "Если бы мы захотели продать наш дом два года назад, в лучшем случае вернули бы деньги, потраченные на строительство — ни о какой прибыли тогда и речи быть не могло. Сейчас он, конечно, стоит больше. Но мы никогда и не ставили перед собой задачу удачно продать этот дом. Он строился для жизни, а не для извлечения прибыли".

Дом в Новопеределкино, построенный по проекту Александра Цимайло и Николая Ляшенко, оказался выгодным вложением средств для владельца

Дом в Новопеределкино, построенный по проекту Александра Цимайло и Николая Ляшенко, оказался выгодным вложением средств для владельца

Фото: HONKA

Время и деньги


Главный совет тем, кто мечтает получить "именной" дом и потом выгодно его продать,— не втягиваться в новое строительство. Лучше как следует изучить существующие предложения на рынке и вложиться в уже готовый проект. В инвестиционном плане это куда более надежное решение, ведь пока дом будет строиться, рыночная конъюнктура может существенным образом измениться и реализовать его будет крайне трудно.

Тем же, кто задумывается о строительстве эксклюзивного дома для себя,— не гнаться только за именем архитектора, выбирая не персоналии, а идеи. "Продвинутые заказчики всегда приходят к профессионалам,— говорит Николай Лютомский.— Хороший архитектор поможет сэкономить деньги на материалах и строительных работах, хотя и возьмет за свои услуги порядка 7-8% в зависимости от сложности проекта. Сделать это может не только звезда, но и обычный архитектор с приличным портфолио. Главное, чтобы он четко понимал, чего хочет заказчик, или помог ему это понять. Например, на Западе архитекторы в первую очередь консультируют заказчика по стоимости конечного продукта — проект разрабатывается в зависимости от того, какой суммой располагает клиент. Но там и уровень заказчиков значительно выше, чем в России: они лучше знают, чего хотят и сколько это может стоить. У нас же это пока относительно молодой рынок, ему всего 10-15 лет".

Экспертное мнение


Максим Сухарьков, директор отдела продаж загородной недвижимости "Гута-Девелопмент":

— Есть архитекторы, специализирующиеся на поселках, а есть такие, которые работают по индивидуальным проектам. Вадим Греков работает в основном с частными заказчиками, проектирует под конкретного человека — как правило, без ограничений по бюджету. У Сергея Скуратова, Юрия Григоряна заказчиками чаще выступают девелоперы. Хотя у них есть и проекты, сделанные под конкретных людей. И там, и там есть свое сарафанное радио. Например, каста богатых людей передает из рук в руки Грекова по рекомендации. А каста девелоперов мониторит деятельность друг друга, смотрят на то, что построено у других.

В "Пирогово" на Завидкином мысу у воды дома построены разными, в основном звездными, архитекторами — Тотаном Кузембаевым, Владимиром Плоткиным, Светланой Головиной, Николаем Лызловым, Евгением Ассом и др. Один частный дом проектировал голландский архитектор Эрик ванн Эгерат, остальные общественные постройки и дома частных заказчиков спроектированы Тотаном Кузембаевым.

Работа архитектора в цене дома составляет менее 10%. Сейчас спрос на проекты российских архитекторов превышает интерес к иностранцам, что обусловлено ментальностью заказчиков. К тому же иногда крайне проблематично адаптировать иностранный проект к российским реалиям.

Комментарии
Профиль пользователя