Коротко

Новости

Подробно

"Женам очень нужно, чтобы мужья их жалели"

Кира Прошутинская представляет новый семейный телепроект

Журнал "Огонёк" от , стр. 37

Кира Прошутинская будет вести на канале ТВ Центр новую программу "Жена", которая станет неким продолжением ее когда-то популярного проекта "Мужчина и женщина"


Согласно Далю, "жена — вообще женщина, замужняя женщина, супруга, баба". Согласно Прошутинской, жена — это супруга известного человека, известная супруга известного человека, известная супруга неизвестного человека, а также вдова (для Киры Прошутинской понятие "жена" не заканчивается в тот момент, когда муж уходит из жизни). Таких жен Кира Прошутинская собирается приглашать в свою новую программу, записывать которую для канала ТВ Центр начали в конце прошлой недели. В качестве героинь здесь запланированы Ирина Безрукова, Илза Лиепа, Галина Вишневская, Ирина Хакамада, Глюкоза, Дарья Донцова, Галина Говорухина... Есть в списке потенциальных героинь и Алла Пугачева, с которой ведущая программы Кира Прошутинская училась в школе. В передаче примут участие как первые и единственные, так и далеко не первые жены. Сама Прошутинская замужем в третий раз. Ее муж Анатолий Малкин — президент компании "Авторское телевидение" (АТВ), которая снимает множество программ, в том числе и программу "Жена".

"Огонек" поговорил с главным редактором АТВ Кирой Прошутинской как с ведущей и женой.

— Когда лет десять-пятнадцать назад вы вели программу "Мужчина и женщина", не было такого количества телепроектов, газет и журналов, рассказывающих о частной жизни известных людей, как сейчас. Ваша передача была одной из немногих возможностей узнать о чем-то личном. Вы понимаете, что с новой программой выходите совсем в другую эпоху?

— Да, я это понимаю. Программа "Жена" — это продолжение психологических поисков, начатых в "Мужчине и женщине". Меня интересуют нюансы, детали, чего по-прежнему, несмотря на большое количество интервью, очень мало. Повторяя за Вероникой Долиной, я говорю: "Я не люблю общие места, я люблю подробности". Часто суть — в жестах, мимике, междометиях.

— Эта программа — попытка узнать что-то о женах или все-таки через них — о мужьях?

— Если в программе "Мужчина и женщина" для меня была важна персона мужчины, а жена была инструментом, помогающим его лучше узнать, то в данном случае мы больше рассказываем о женах, которые сыграли в судьбе своих мужей важную роль. Но при этом программа делится на три части: первая — "Она", вторая — "Он", третья — "Они". По форме это не только интервью, но и рассказы очевидцев (школьной подруги, коллеги, самого мужа...). Первыми мы записываем Ларису Голубкину и Марину Зудину. Ларису я хорошо знаю, много разговаривала с ней об Андрее Миронове, о жизни. И есть некий профессиональный азарт: что я смогу еще узнать, что смогу заставить ее вспомнить и произнести? Не знаю, установится ли у меня с героинями программы такой же странный контакт, который устанавливался с героями в передаче "Мужчина и женщина". Я сделала около ста передач с героями-мужчинами, и в пятидесяти процентах случаев между нами возникало что-то необъяснимое. Потом мы на протяжении многих лет дружили семьями и находились в таком состоянии, как будто узнали друг о друге то, чего знать не должны. Иногда герой программы говорил: "Я никогда в жизни не рассказал бы это, но тут вдруг что-то произошло и я не мог остановиться". Бывают в программе моменты, когда как будто натягивается нить между двумя людьми, очень тонкая нить, которая в любую минуту может порваться. А я пытаюсь этого не допустить. Я помню, как готовилась к передаче "Мужчина и женщина" с Алексеем Петренко, как мы с его ныне покойной женой Галиной Петровной Кожуховой долго уговаривали его прийти. И когда на передаче установился тот удивительный контакт, мы израсходовали столько эмоций, что на следующий день оба заболели. Нечто подобное возникло и на записи передачи с Джорджем Соросом, которая так и не вышла в эфир (на канале думали, что мы взяли деньги с Сороса, а Сорос, наоборот, думал, что программу не показывают, потому что ждут денег). Он рассказывал то, чего никогда прежде никому не говорил: как умирала его мама, а он держал ее за руку. В этот момент я заплакала. "Вы спрашивали, чем отличается американское телевидение от российского? — сказал Сорос и, показывая на меня (мне в этот момент вытирали слезы, потому что потек грим), ответил:-- Feelings ("Чувствами")".

— Возможны ли новые программы с теми же семьями?

— Мне кажется, да. Например, мне очень интересна Нелли Кобзон. У меня была хорошая программа с Иосифом Давыдовичем, и с его семьей установились очень дружеские отношения. Я хочу пригласить мудрую Злату Хазанову, много сделавшую для Гены и редко дающую интервью.

— В вашем списке есть первые леди?

— Мне очень хотелось бы видеть в программе Наину Иосифовну Ельцину. Это идеал жены! Женщина, которая во многом определила судьбу Бориса Николаевича. Удивительное достоинство, способность принимать мужа во всех ипостасях и во всех состояниях, даже порой не очень приличествующих положению, которое он занимал. Это не снисходительность, а высшее проявление любви жены. Есть жены-любовницы, жены-подруги, жены-матери. Наина Иосифовна, мне кажется, была женой-матерью. То, чего сейчас так не хватает мужчинам.

— А женщинам чего не хватает?

— В недавней программе "Сто вопросов взрослому", которую снимает наша телекомпания, у Ларисы Гузеевой спросили, чем ее взял теперешний муж. Она задумалась, а потом вдруг сказала: "Он меня пожалел". Это было настолько искренне. Нам, женам, очень нужно, чтобы нас пожалели. Может быть, мы в новой программе в какой-то степени будем и учить людей любить друг друга. Когда-то Ирина Винер, тоже в программе "Сто вопросов взрослому", сказала про своего мужа: "Он меня мало празднует". Я это очень хорошо понимаю, понимаю, как все заняты, но часто повторяю ее слова.

— В связи с наступающим 65-летием вашего мужа скажите, вы мужа часто празднуете?

— Я стараюсь его чаще праздновать, чем он меня. Он у меня человек суровый. Но при этом и к себе относится слишком строго. Мне кажется, ему не хватает хороших слов. Когда есть повод, я с удовольствием их говорю. Хотя это не значит, что я, как душечка, во всем ему потакаю. Наши рабочие отношения достаточно жесткие.

— Согласились бы вы принять участие в этой программе не в качестве ведущей, а в качестве жены?

— Думаю, нет. Я человек очень закрытый. Но в этой программе я, наверное, что-то должна буду рассказывать и о себе. Чтобы мои героини были искренними, я тоже должна быть абсолютно искренней. Это трудно, но я постараюсь.

Беседовала Юлия Ларина


Комментарии
Профиль пользователя