Коротко


Подробно

Жюри проголосовало ногами

Dance Open закрылся ко всеобщему удовольствию

В Петербурге прошел Х Международный балетный фестиваль Dance Open, увенчавшийся раздачей хрустальных ножек Анны Павловой в Мраморном зале Этнографического музея. На мероприятиях фестиваля не скучала ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Кроме трех гала-концертов — самых фундаментальных и представительных за все годы существования Dance Open — фестивальная программа включала мастер-классы для желающих приобщиться к таинствам классического танца и несколько научно-практических конференций, коими обозреватель "Ъ" пренебрегла и, по-видимому, напрасно. По рассказам очевидцев, в ходе заседаний один из влиятельных петербургских практиков разъяснил в деталях, как ЦРУ при помощи Чубайса погубило российский балет, щедро спонсируя омерзительные постановки западных авангардистов в лучших отечественных театрах.

Фестивальные концерты, однако, доказали, что коварные планы ЦРУ далеки от осуществления: в программах гала модернизм присутствовал в гомеопатических дозах, доминировали старые добрые па-де-де и хиты середины ХХ века — от Баланчина до Макмиллана, и ни российские, ни западные звезды танцевать их пока не разучились. В сущности, все три вечера (и первый — чисто российский, и второй, построенный на репертуаре Натальи Макаровой, юбилею которой и посвящался этот Dance Open, и третий, смешанный, открывший России несколько интереснейших имен) были предназначены скорее для услады глаз, чем для расширения эстетических горизонтов, и свое предназначение выполнили. Организаторы Dance Open сумели собрать действительно первоклассных артистов из лучших театров мира, те выступили в своем излюбленном репертуаре, хорошо знакомом любителям балета, а публика получила все, что могла пожелать: и кумиров, и эмоции, и виртуозность, и добродетельную классику, и даже эстраду — в виде группы Bad Boys of Dance.

Конечно, не обошлось без номеров, выданных в нагрузку. Так, российский концерт обременил неоправданно длинный фрагмент из трепетно-заунывного балета "Палладио" хореографа Фечо в старательном, но слабом исполнении солистов Екатеринбургского балета. А в международный гала почему-то включили номер Юрия Смекалова "Расставание" сугубо местного розлива: в нем сам хореограф, тяпнув воображаемую стопку водки, устраивает жаркую разборку с партнершей (Елена Евсеева) — с акробатично-"эротичными" поддержками и мордобоем. Иногда качественную хореографию портило исполнение. В частности, мариинская прима Олеся Новикова протрусила "Тарантеллу" Баланчина так вяло, немузыкально и неточно, что американский классик выглядел чуть ли не бездарем. Днем позже Баланчина реабилитировала задорная и сильно похудевшая Эшли Баудер из Нью-Йорк Сити Балле, отвесившая в той же "Тарантелле" такую щедрую порцию искрометной техники и юмора, что ее с лихвой хватило на партнера — Дениса Матвиенко, изобразившего какого-то ухаря с рабочей окраины. И отнюдь не неаполитанской.

Но на всех трех гала наслаждение легко перевешивало неудовольствие. Любители классических трюков стенали от восторга — записные виртуозы состязались в количестве пируэтов и туров, темпах фуэте, высоте прыжков. Всех превзошел главный рекордсмен Иван Васильев. Премьер Большого явно повзрослел: свою привычную лихость он обуздал академизмом. Фирменное вращение в больших позах (по пять туров с одного толчка), десяток пируэтов с остановкой на полупальцах, прыжки фуэте в аттитюд, зависающие на уровне бельэтажа, и прочие чудеса он проделывал с невиданной доселе элегантностью. Феноменальную мелкую технику и чувство юмора продемонстрировал легконогий Стивен Макрей, премьер Ковент-Гардена. Сначала он выдал суперпрофессиональный степ собственного сочинения, а в шуточном номере Йохана Кобборга "Les Lutins" оторвал заноски и пируэты такой быстроты, что зарябило в глазах.

Сторонники сюжетного танца тоже получили свое. Никогда раньше Диана Вишнева не танцевала дуэт "В спальне Манон" с такой упоительной свободой и глубиной, как в этот раз — с Марсело Гомесом из ABT, признанным мачо и мастером поддержки. Его умные руки и актерский темперамент сотворили чудо и с парижской этуалью Изабель Сьяраволой: в их исполнении дуэт из ноймайеровской "Дамы с камелиями" наполнился такой отчаянной интимностью и безысходностью, что становилось не по себе: будто подглядываешь за любовниками сквозь замочную скважину. Иную страсть — безудержную и истошную — обжигающе убедительно сыграли (почти пережили) Иван Васильев и Наталья Осипова в номере Мауро Бигонцетти "Серената" — подчеркнуто простонародном, с чудовищно трудными поддержками и столь же чудовищным эмоциональным накалом.

Смущало только одно: артисты экстракласса не просто танцевали, но и соревновались между собой: дюжина авторитетных судей под предводительством Натальи Макаровой должна была выявить самых-самых, чтобы оделить их хрустальными ножками Анны Павловой — репликой со скульптуры начала века. После недолгого совещания был вынесен вердикт: главный приз Dance Open присудить Наталье Осиповой и Ивану Васильеву. За выразительность отметили Стивена Макрея, Эшли Баудер и вовсе не оцененную обозревателем "Ъ" Юргиту Дронину. Главными виртуозами признали Викторию Терешкину (по достоинству) и юного Йону Акосту, талантливого родственника знаменитого Карлоса (авансом). Приз зрительских симпатий достался Люсии Лакарре. А лучшей парой нежданно оказались супруги Матвиенко — возможно, судьи учли их семейное положение. Остается надеяться, что оставшиеся без хрустальных ног превосходные артисты не будут огорчаться этому обстоятельству — были бы целы собственные.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

в регионе

глазами «ъ»

в лучших местах

обсуждение