Коротко

Новости

Подробно

Правила игры

узнает корреспондент отдела бизнеса Владимир Дзагуто

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

Инновационную программу "Росатома", одобренную вчера наблюдательным советом госкорпорации, готовили с 2010 года — на пике "атомного ренессанса" 2000-х годов, когда АЭС, по выражению Сергея Кириенко, были в моде. Но наблюдательный совет состоялся именно сейчас — ровно через месяц после аварии на "Фукусиме-1". Понятно, что за это время внести в 150-страничный документ изменения, которые отражали бы "постфукусимные" ожидания "Росатома", вряд ли было реально. Тем более что сформированной концепции "жизни после ренессанса" ни у госкорпорации, ни у ее конкурентов явно еще нет.

Поэтому, изучая программу, я был готов наткнуться на атомный оптимизм, который после 11 марта смотрелся бы чересчур пафосно. Но особого оптимизма не обнаружилось. Более того, стоит как ссылка на расчеты МЭА и МАГАТЭ о том, что доля "мирного атома" в мировой энергетике к 2030 году снизится с 13% до 10-11%, так и напоминание об активизации антиядерных настроений после японской аварии. Но неизбежных теперь акцентов на вопросы безопасности в программе нет. Думаю, что если бы документ делали сейчас, то мантра о дополнительных мерах защиты АЭС повторялась бы на каждой странице.

Наверное, спущенное сверху всем госкомпаниям указание "дать стране инноваций" "Росатом" мог бы легко выполнить только за счет стандартных НИОКР по атомной энергетике. Но госкорпорация предпочла не только вписать в программу реакторы четвертого поколения, но и упомянуть о том, что его конкуренты интересуются "посевными инвестициями" в смежных областях, об альтернативной энергетике, о распределенной генерации и даже о технологиях утилизации мусора (обычного бытового, а не радиоактивного). Руководивший подготовкой программы бывший заместитель главы "Росатома" Петр Щедровицкий в список "более приоритетных" задач включал не только формирование новой технологической платформы атомной энергетики, но и опережающее развитие комплекса радиационных технологий для медицины, сельского хозяйства, экологии.

Инновационная программа «Росатома» местами напоминает тексты о «Роснано» или «Сколково»

Конечно, более традиционные технологии атомного энергетического цикла получат больше денег. Например, инвестиции в ядерную медицину составят 4 млрд руб., в ветроэнергетику — 4,6 млрд руб., а в топливообеспечение первых реакторов на быстрых нейтронах — 16,6 млрд руб. Но новые технологии не смогут заменить "Росатому" АЭС. По словам господина Щедровицкого, есть план к 2020 году получить от новых проектов около 15% выручки госкорпорации.

Появление необычных для атомной отрасли проектов приводит к тому, что программа местами напоминает тексты о "Роснано" или "Сколково". К тому, что "Росатом" охотно создает совместные предприятия со сторонними компаниями, уже привыкли. Но программа обсуждает привлечение инвестиций в неэнергетическую область уже в терминологии партнерства с венчурными фондами или, например, бизнес-инкубаторов. Здесь уже можно говорить о том, что одна мода сменяет другую: модернизация вместо "атомного ренессанса". Правда, без портфеля атомных заказов, которые, видимо, надолго останутся основным источником экономического благополучия "Росатома", говорить об устойчивом финансировании инноваций вряд ли возможно.

Комментарии
Профиль пользователя