Коротко

Новости

Подробно

Банк Москвы обсчитали

от

Счетная палата обнародовала результаты комплексной проверки Банка Москвы, начатой в ходе подготовки сделки по его покупке ВТБ. Результаты проверки, как ожидалось, станут предметом торга между новыми акционерами опорного банка столицы и миноритариями, среди которых президент Банка Москвы Андрей Бородин. Аудиторское заключение содержит элементы, достаточные для того, чтобы нейтрализовать позиции миноритариев и топ-менеджеров банка.


Счетная палата РФ сообщила о результатах проверки Банка Москвы, начатой в конце прошлого года. Проверка проводилась по результатам деятельности банка в 2009–2010 годах. Проверке подлежала вся деятельность банка, в том числе сделки с правительством Москвы, а также с московскими предприятиями и организациями, доходы и расходы банка, риски по кредитам и по обязательствам перед другими организациями, в том числе перед клиентами и Центральным банком РФ.

В ходе проверки было выявлено три основные проблемы — организация схемного кредитования, проблемная задолженность и проблема по конверсионным операциям, сообщил вчера журналистам аудитор Счетной палаты Михаил Бесхмельницын на пресс-конференции.

«Мы серьезно озабочены отвлечением финансовых ресурсов Банка Москвы на финансирование непрофильных организаций»,— заявил господин Бесхмельницын. Он добавил, что таких организаций насчитывается около 40: в их число входят два частных охранных предприятия, группа «Московского комсомольца» и другие предприятия. Он отметил, что если бы средства, выданные этим структурам, были получены на рыночных условиях, то банк получал бы 1,4 млрд рублей доходов в год вместо фактически полученных 3,3 млн рублей.

Качество кредитного портфеля Банка Москвы может оказаться неудовлетворительным, опасаются аудиторы и поэтому требуют провести ревизию всего кредитного портфеля Банка Москвы и на время проверки отстранить от должности лиц, причастных к принятию решений в банке. «Мы на коллегии приняли решение направить крупнейшим акционерам банка ВТБ (VTBR) и президенту Банка Москвы Андрею Бородину письма, в которых требуем немедленно провести ревизию кредитного портфеля»,— заявил господин Бесхмельницын.

Ожидалось, что результаты проверки Счетной палаты станут предметом торга между ВТБ, который вел переговоры о приобретении контрольного пакета Банка Москвы, и его крупнейшими миноритариями, среди которых президент банка Андрей Бородин. В конце февраля ВТБ приобрел 46,5% акций Банка Москвы у правительства Москвы. Одновременно ВТБ приобрел и непрямое участие в капитале банка, купив блокпакет Столичной страховой группы. Для того чтобы консолидировать контроль над банком, ВТБ пытался договориться с миноритариями, в том числе инвестбанками Goldman Sachs и Credit Suisse, о продаже принадлежащих им пакетов. В начале этой недели стало известно, что пакет Goldman Sachs в 3,9% приобрел бизнесмен Сулейман Керимов.

Впрочем, Андрей Бородин по-прежнему пытается активно противостоять консолидации у ВТБ контроля над банком: в начале недели он написал письмо с предложением президенту ВТБ Андрею Костину и председателю набсовета Алексею Кудрину. Там указано, что синергетический эффект от приобретения пакета правительства не в полной мере соответствует ожиданиям руководства ВТБ и поэтому он предлагает рассмотреть возможность продажи банком ВТБ пакета акций в полном объеме по цене не ниже цены приобретения пакета у правительства Москвы. В ВТБ не намерены реагировать на предложение президента Банка Москвы.

Отдел финансов


Банковский аналитик Александр Разуваев: "Я бы не относился так уж совсем серьезно к Счетной палате"

Банковский аналитик Александр Разуваев прокомментировал в эфире "Коммерсантъ FM" озвученные Счетной палатой результаты проверки Банка Москвы.


— Сегодня уже говорили, все ожидали, что Счетная палата объявит результаты своей проверки. И вот как раз все ждали, что именно с кредитным портфелем будут какие-то проблемы. Почему была такая уверенность?

— Я думаю, что с портфелями, то есть, с привлечение денег у Банка Москвы все ясно. Это как бы деньги московского бюджета, так и большое число частных вкладчиков. А что касается активов, а именно кредитов, там всегда было достаточно вопросов, потому что часть кредитного портфеля напрямую или косвенно была завязана на бывшего московского мэра и, соответственно, его супругу. Вернутся ли эти деньги в банк и качество этих кредитов – это вопрос достаточно открытый и спорный. Другое дело — я бы не относился так уж совсем серьезно к Счетной палате. Ее могут использовать, я не знаю там, власть или ВТБ для того, чтобы провести какие-то действия, в том числе и касательно людей, которые работают в Банке Москвы. Но мы знаем, достаточно много было случаев, когда заявления Счетной палаты либо просто игнорировались бизнесом и фондовым рынком. Или, скажем так, они были очень неоднозначны. Например, в начале нулевых, когда "Сибнефть" оптимизировала налоги во внутренних оффшорах. Причем в трейдовских компаниях работали одни инвалиды и эффективная ставка налога на прибыль была 5,5 %, при том, что тогда она была 30% в России. Счетная палата говорила, что проверили "Сибнефть", все нормально, все хорошо. Потом выяснилось, что так налоги оптимизировать нельзя. Опять-таки Счетная палата проводила подробный анализ приватизации в России, был доклад, который пошел в Госдуму, который гласил, что было очень много нарушений, но его потом опять проигнорировали. Поэтому все-таки Счетная палата, я думаю, что может быть это какой-то инструмент. Но так уж совсем серьезно я бы к ней не относился.

— Ну, все-таки, я правильно ли понимаю, что пока вы не берете на себя смелость говорить, что здесь возможно возбуждение уголовного дела, то есть, как бы раскручиваться будет история? Потому что все-таки говорят о финансировании непрофильных организаций. Там ущерб более миллиарда рублей и как бы суммы такие большие.

— Если власть или ВТБ (это почти одно и тоже) хочет, чтобы так было, то Счетная палата тоже. Если, скажем так, это инициатива Счетной палаты, то есть, она сама по себе, то я думаю, что ее все проигнорируют. Понимаете, это скажем так, российская специфика.

— Я понял. Нам надо чего-то дождаться. Какой-то новости следующей, чтобы понять, как будут идти события. Какая новость должна быть?

— Новость о том, что, используя соответствующее заявление, мнение Счетной палаты, действительно пошли какие-то реальные действия.

— Как вы думаете, сколько времени нам ждать придется?

— Да я думаю, что максимум несколько дней. Возможно, даже сегодня. Если что-то будет…

— То будет быстро, да?

— Да, я вот, кстати, хорошо помню, когда в 2003 году в октябре Ходорковского арестовали, было объявлено тут же, что в бизнесе ЮКОСа есть серьезные нарушения. И потом пошли вопросы: а какие? Официально, это не шутка: что в подсобных хозяйствах ЮКОСа кролики спариваются бессистемно.

— Да, бессистемное спаривание я помню.

— Соответственно, есть нарушения. Соответственно, если у нас Счетная палата, как бы "в струю", мы скоро обо всем узнаем.

— Ну да. Тем более, что у людей, связанных так или иначе с Банком Москвы тоже был сельскохозяйственный бизнес…

— Поживем, увидим.


Председатель экспертного совета "Опора России" Никита Кричевский: "Ревизия кредитного портфеля Банка Москвы является всего лишь инструментом борьбы за контроль над ним"

Председатель экспертного совета "Опора России" Никита Кричевский заявил в эфире "Коммерсантъ FM", что виновных в нарушениях в Банке Москвы накажут, но не назовут их имен.


— Ну, вот озабочены в Счетной палате тем, что финансирование непрофильных организаций имело место быть. В Банке Москвы отвлекались финансовые ресурсы, там ущерб более миллиарда рублей. Кто имеется в виду, как вы думаете?

— Я полагаю, что разговор идет не о непрофильных организациях. Для полукоммерческого банка вряд ли какую-то организацию можно назвать непрофильной. Речь идет, скорее, о сомнительном кредитовании, а также о том, что новые акционеры, а именно ВТБ, совершенно справедливо поставили вопрос о ревизии кредитной политики банка и о выявлении необоснованных и необеспеченных кредитах, которые выдавались Банком Москвы, особенно, в последнее время.

— Как дальше будет все это развиваться в отношении Банка Москвы и в отношении ВТБ? Как это, например, на его капитализации скажется, на истории с этой офертой?

— Полагаю, что банк ВТБ доведет свою долю в Банке Москвы до 100%, потому что такова конечная цель ВТБ, одобренная наблюдательным советом. Они понимают, что ревизия выявит значительные нарушения в работе кредитных подразделений Банка Москвы, а виновные понесут соответствующие наказания, которые, правда, не будут объявлены публично.

— То есть, вы хотите сказать, что мы не узнаем, кого накажут за эту историю?

— Вы знаете, мне представляется, что здесь ревизия кредитного портфеля Банка Москвы является всего лишь инструментом борьбы за контроль над Банком Москвы. А что касается тех средств, которые были выделены по сомнительным кредитам, которые сейчас оформлены в качестве кредитных ресурсов, то, вне всякого сомнения, там были многочисленные нарушения и о некоторых мы уже знаем, о некоторых узнаем в дальнейшем. Здесь нет ничего удивительного.

— А вот объясните мне, пожалуйста, что все-таки происходит? Как бы, вот эта схватка, она еще не закончилась, вот эта история с офертой?

— Судя по тому, что была выдвинута оферта, а также по тому, что Счетная палата подключилась к ревизии кредитного портфеля, вот эта вот иногда подковерная, иногда открытая схватка двух основных акционеров пока не закончилась. Вне всякого сомнения, она закончится в пользу банка ВТБ, потому что за все последние годы, десятилетия, что в Советском Союзе, что в России еще ни одна сторона, которая выступала в противоречие государству, не отказывалась в результате выигравшей.

— А если та сторона, которая не понимает, будет продолжать упорствовать, можно ли ожидать как бы ужесточения позиции другой – возбуждение уголовных дел. И уже, чтобы мы узнали фамилии. Вот вы говорите, мы не узнаем, кого накажут. В таком случае, можем узнать, кто же все-таки виноват?

— Вы знаете, мы, конечно, можем прогнозировать подобное развитие событий в дальнейшем. Но я предполагаю, что здесь сценарий, скорее всего, будет разворачиваться не по схеме "Лужкова-Батуриной", а по достижению устраивающих обе стороны договоренностей. Потому что сегодня, очевидно, эти договоренности не достигнуты. Явными проявлениями является, как оферта, так и начавшаяся проверка.


Комментарии
Профиль пользователя