Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 12
во весь экран назад  Сочинский "авторитет" валит вину на конкуренток
       Вчера в курортном поселке Лазаревское Сочинского района продолжился суд по делу о нападении на "красу Сочи-99" Элеонору Кондратюк. Обвиняемый дерзко отрицает свою вину, свидетели робко дают показания.

       На второй день судебных заседаний "авторитет" Григорян неожиданно потребовал, чтобы на суд в качестве свидетелей вызвали Элеонору Кондратюк и ее мать Тамару. Якобы только они могут подтвердить его невиновность.
       Мать Элеоноры с того страшного дня, когда изувеченную девушку вертолетом МЧС доставили в ожоговый центр Краснодара, расставалась с ней лишь один раз. Когда пришлось лететь в Сочи на похороны старшей дочери Юлии, погибшей месяц назад в автомобильной аварии. После похорон мать вернулась в клинику, и сейчас она вместе с Элеонорой в Германии ожидает очередной, уже трехсотой по счету операции. Подсудимый Григорян о смерти сестры своей жертвы узнал лишь в зале суда. Во всяком случае, дал всем понять, что слышит об этом впервые и расстроен.
       "Авторитет" по-прежнему держится хамовато, начисто отрицая свое участие в организации преступления.
       — Почему, когда я к ней приезжал хоть днем, хоть ночью, вы мне ничего не говорили? — задает подсудимый Григорян вопрос Евгению Иосифовичу, отцу Элеоноры, который первым назвал его организатором нападения на свою дочь.— Она ведь сама прыгала чуть не с третьего этажа ко мне на шею. Я увозил ее, и она постоянно ночевала у меня.
       Подсудимый Григорян демонстрирует в объективы телекамер Библию. Линия активной защиты у него одна: свести все к семейным разборкам. Якобы отец Элеоноры был против их брака и теперь, когда все так обернулось, выставляет его главным злодеем.
       "Кто плеснул в лицо кислотой Эле? Вы найдите этого мерзавца!" — говорит подсудимый. И тут же делает вывод: "Скорее всего — конкуренты. Ведь Эля собиралась в те дни на конкурс в Москву".
       С исполнителями преступления оперативники действительно не доработали. Их по горячим следам не взяли, и теперь уже вряд ли найдут. Говорят, один из них уже убит в соседней Абхазии.
       У здания суда постоянно дежурят усиленные наряды милиции и коротко стриженные "братки". Первые готовятся предотвращать возможные инциденты. Вторые ждут, что их лидера Григоряна все-таки оправдают.
       Юные свидетельницы, Элины коллеги по подиуму, робко дают показания. Никаких конкретных фактов, только общие слова.
       А те 20 свидетелей, на которых опирается обвинение, на заседание не явились. Поэтому заседания в очередной раз переносят.
       Когда подсудимого Григоряна выводят из зала к автозаку, он неожиданно вступает в перепалку с журналистами, которых считает своими главными врагами.
       — Ты что, крыса? — говорит он одному из репортеров.— Ты зачем назвал меня чудовищем? Из-за тебя меня теперь все ненавидят! Если б ты не раскричался на всю страну, неизвестно, как бы все обернулось.
       В армавирской тюрьме, где Рубен Григорян содержался до окончания следствия, ему было комфортнее. В Сочи даже сокамерники считают его нелюдью.
       Ъ продолжит следить за процессом.
       
       НИКОЛАЙ Ъ-СЕМЕНЕНКО, Сочи
Комментарии
Профиль пользователя