Коротко

Новости

Подробно

Неизлечимая телефония

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 57

4951 городская телефонная сеть действовала в Германии в 1905 году, в то время как в России их насчитывалось всего 107. Еще более печальная картина наблюдалась в междугородных телефонных сообщениях. Немцы могли пользоваться 11 732 линиями межгорода внутри страны и 75 международными. В распоряжении же подданных Российской империи находилось всего 32 междугородных и ни одной международной линии. При этом плата за телефонные услуги в русских городах в разы превышала европейскую, а казна ежегодно получала огромные доходы от телефонной связи.


ЕВГЕНИЙ ЖИРНОВ


Роскошное средство общения


Русская реклама, в отличие от русского бунта, не всегда оказывается беспощадной, но нередко отличается повышенной бессмысленностью. Так, в 1914 году, незадолго до начала первой мировой войны, в некоторых городах Российской империи развернулась рекламная кампания, основные лозунги которой звучали так: "Телефон — друг человека!" и "Телефон — необходим!" Прекрасно иллюстрированные рекламные материалы призывали читателей как можно скорее обзавестись телефоном:

"Некоторые вещи, кажущиеся нам на первый взгляд лишними, оправдывают свое назначение только на опыте, и тогда, оценив их пользу, невозможно уже отказаться от них. К таким-то именно предметам и принадлежит телефон. В самом деле, сколько есть людей, у которых нет телефона! Они в нем не нуждаются. Они даже станут вам говорить, что это роскошь. Наши предки, рассуждают они, великолепно обходились без телефона и были счастливы. Они не слышали этого несносного трезвона. У себя дома они были покойны и днем и ночью. Но телефон, несмотря на причиняемое беспокойство, с первого же дня установки его в вашей квартире становится для вас необходимым. Он сразу оказывает вам такие услуги, о которых вы и не подозревали. Таким образом, вы видите, что телефон становится важным элементом вашего существования, даже более — источником вашего благополучия. Случается, что какая-нибудь специальная работа требует особенной тишины, которой вы не можете иметь в конторе. Тогда вы можете свободно оставаться дома, не упуская из вида текущих дел. Если, наконец, здоровье какого-либо члена вашей семьи внушает опасения, то вы все-таки можете уйти, зная, что у вас под рукой всегда есть средство быть в курсе того, что происходит дома. Наконец, 7 часов вечера. Вы, Милостивые Государи, собираетесь с дамами в театр. Но уже поздно, и вы не знаете, есть ли свободные места. Кроме того, дамам нужен парикмахер, коляска и т. п. Необходимо устроить все это быстро! Но ведь это сложно, как быть? Телефон устраивает все в 10 минут".

Как гласила реклама, телефон мог помочь в устройстве семейных и амурных дел, ускорял работу прислуги и давал возможность контролировать ее на расстоянии, а также коренным образом решал проблемы юных учеников, забывших внести домашнее задание в дневник, именовавшийся тогда записной тетрадью.

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

Кроме того, в рекламных материалах описывалось, каким именно образом звуки превращаются в электрические колебания и затем передаются на сколь угодно большие расстояния. Однако, как и в наше время, самое важное — сведения о тарифах за чудодейственные услуги — публиковалось мелким шрифтом не в самых заметных местах. Одного взгляда на цифры оказывалось достаточно для того, чтобы понять подобную предусмотрительность устроителей рекламной кампании. В Одессе, например, за пользованием телефонным аппаратом в жилом помещении, расположенном не дальше трех верст от центральной телефонной станции, следовало ежегодно платить 49 руб. 50 коп., что сразу же исключало из числа абонентов людей невысокого и даже вполне среднего достатка. Если же подключаемый к телефонной сети дом располагался за пределами трехверстной черты, то за каждые следующие сто саженей (213,4 м) взималось еще по три рубля. Так что роскошь общения становилась доступной только весьма и весьма, как говорилось тогда, достаточным господам.

Прискорбное положение


Однако, если судить по отчетам, представлявшимся в совет министров империи, телефонная связь в России, несмотря на высокую плату, развивалась вполне удовлетворительно.

"Начало устройству в России правительственных телефонных сообщений,— говорилось в отчете, подготовленном по приказу председателя совета министров П. А. Столыпина в 1910 году,— положено в ноябре 1885 года открытием в Царском Селе первой телефонной сети общего пользования. За истекшую с тех пор четверть столетия развитие телефонного строительства сделало у нас значительные успехи, и к настоящему времени в России насчитывается до 100 устроенных почтово-телеграфным ведомством городских телефонных сетей, имевших к 1 января 1910 года 35,5 тысячи абонентов, 8,5 тысячи верст телефонных линий, 90 тысяч верст проводов и 41,5 тысячи телефонных аппаратов. Что же касается междугородных телефонных сообщений, то в 1898 году распоряжением Главного Управления Почт и Телеграфов устроена была телефонная линия между С.-Петербургом и Москвою, а с 1902 года между Варшавою и Лодзью. В последующее за сим время, за недостаточностью отпускавшихся по сметам названного Главного Управления телефонных кредитов, дальнейшее развитие сети казенных междугородных телефонных линий приостановилось, причем почтово-телеграфному ведомству пришлось ограничиться открытием лишь нескольких таких телефонных линий на коротких расстояниях, воспользовавшись для сего существующими телеграфными проводами. Наконец, заканчиваются в текущем году постройкою две правительственные междугородные линии: Москва--Харьков и Тифлис--Баку. Опыт казенной эксплуатации телефонных сетей выяснил значительные в финансовом отношении выгоды подобных предприятий, могущих в ближайшие же годы по открытии действия телефонов окупить затраченный на них капитал и приносить крупную чистую прибыль. Так, например, общий итог таковой прибыли, полученной правительством за 25 лет действия сооруженных им городских телефонов, выразился в размере около 8 миллионов рублей. Но вместе с тем для обеспечения благоприятных результатов эксплуатации телефонов необходимо, чтобы они устроены были согласно всем усовершенствованиям техники телефонного дела, содержались в полной исправности и могли принимать в число своих абонентов всех желающих пользоваться телефонами лиц".

Приличную жизнь телефонным служащим обеспечивала бесстыдная по своим размерам абонентская плата

Приличную жизнь телефонным служащим обеспечивала бесстыдная по своим размерам абонентская плата

Фото: РГАКФД/Росинформ

На первый взгляд, не менее успешно развивалась связь и в глубинке, где уездные земские управы на свои средства приступили к постройке телефонных сетей. Появление первой помощник начальника Главного управления почт и телеграфов МВД профессор П. С. Осадчий описывал так:

"Мысль об устройстве распоряжением и на средства земства собственных телефонных сообщений в районе уезда для земских надобностей возникла впервые и впервые осуществлена в Лебединском уездном земстве Харьковской губернии в 1899 году. В экстренном Лебединском земском собрании 23 февраля 1899 года постановлено устроить телефоны в уезде для сношений уездной земской управы в г. Лебедине с земским ремесленным училищем и медицинским пунктом в с. Штеповке, с волостными правлениями в пределах уезда, с предводителем дворянства, с земскими начальниками, а также для сношений частновладельческих экономий между собою и с г. Лебедином. Первоначально имелось в виду соединить с помещением уездной земской управы в Лебедине 14 сел и хуторов, для чего требовалось устроить 57 верст телефонных линий, установить 17 телефонных аппаратов и открыть 2 небольшие центральные телефонные станции. На устройство этих телефонов было испрошено согласие Харьковского губернатора и разрешение Министра Внутренних Дел, и 5 августа 1899 года было открыто действие земских телефонов в Лебединском уезде. Уже при постройке первых телефонных линий земская управа признала необходимым расширить сеть своих телефонов включением в нее квартир некоторых правительственных и земских должностных лиц, а именно: трех членов управы, агента земского страхования, уездного исправника, а также местной станции железной дороги. Вскоре последовало дальнейшее расширение земской телефонной сети как в г. Лебедине, такт и в уезде".

Полезный опыт довольно быстро, как считали в правительстве, распространялся по России, и к 1910 году телефонные сети имелись уже в ста уездах империи. Однако в стране насчитывалось 772 уезда, так что картина выглядела отнюдь не столь благостно. А уж в сравнении с европейскими соседями и Соединенными Штатами Россия в вопросах связи выглядела безнадежно отставшей страной.

Причем даже главный телефонный чиновник империи профессор Петр Осадчий был вынужден констатировать: "Россия по слабому развитию городских телефонных сообщений стоит позади всех культурных стран". В стране в 1905 году насчитывалось всего лишь 97 государственных и десять частных городских телефонных сетей с общим числом абонентов 66 940 на всю многомиллионную державу. Для сравнения: в Германии была 4951 городская телефонная сеть и 584 105 абонентов. А слабее России смотрелись только Италия и Япония, считавшиеся тогда отсталыми странами. Впрочем, отсталыми в смысле связи они были только на первый взгляд.

В 1907 году инженер Л. И. Толлочко представил Съезду инженеров-электриков в Санкт-Петербурге доклад, в котором приводились сведения об обеспечении телефонной связью жителей различных стран. В России один телефон приходился на 1550 человек, в Японии — на 850, в Италии — на 750, в Бельгии — на 490, в Австрии — на 380, во Франции — на 220, в Англии — на 80 и в Германии — на 72 человека. А в Соединенных Штатах, по данным 1909 года, телефон приходился на 15-17 жителей.

Впечатляла и еще одна приводившаяся в то время цифра: из тысячи более или менее крупных городов Российской империи телефонов не было в 750. Профессор Осадчий оправдывал подобное состояние существенными различиями цены на материалы и оборудование в России и остальных странах. Он, например, писал, что из-за цены меди и таможенных пошлин в России провод стоит вдвое дороже, чем в Германии, а это тормозит телефонизацию России.

Еще хуже выглядела ситуация с международной и междугородной связью. Немцы могли пользоваться 11 732 линиями межгорода внутри страны и 75 международными линиями. А в распоряжении подданных Российской империи находилось всего 32 междугородных и ни одной международной линии. Соответствующим образом различалось и число звонков по межгородским коммуникациям. Звонков продолжительностью три--пять минут по этим линиям в 1905 году в Германии зафиксировали 191 млн, а в России — немногим более 2 млн. В пересчете на число жителей картина выглядела совершенно прискорбно даже с учетом того, что Россия тогда была аграрной страной с преобладающим сельским населением. На сто жителей Германской империи приходилось 320 звонков за пределы города, а в империи Российской — два.

Только после прихода частного датско-шведско-русского телефонного общества московская общественность узнала, что такое чистый звук в телефонной трубке

Только после прихода частного датско-шведско-русского телефонного общества московская общественность узнала, что такое чистый звук в телефонной трубке

Фото: РГАКФД/Росинформ

Павильонное расположение


Острый недостаток телефонных линий приводил к появлению разнообразных проектов, которые позволили бы решить эту проблему. Так, в 1908 году инженер путей сообщения И. В. Попов предложил устроить в Санкт-Петербурге "Комиссионные павильоны с телефонным сообщением".

"Пневматической почты, имеющей за границей столь крупное значение,— писал Попов,— в Петербурге не существует, да едва ли она и возможна. Обыкновенная почта, составляя правительственную регалию, остается при тех же архаических порядках, как и 30 лет назад, и, страдая медлительностью, для срочных деловых сношений мало пригодна. Городской телеграф, по существу своему, казалось бы, и должен пополнять последний недостаток, но в действительности в отношении скорости и сам недалеко ушел от почты; а высота таксы и скудость сети телеграфных контор поставили окончательно дело так, что население если и пользуется телеграфом, то в редких специальных случаях; в массовом же пользовании он утратил всякое значение. Относительно телефонного сообщения мы замечаем, что и здесь заключаются существенные пробелы. Телефонных переговорных станций для разового пользования телефоном нет; а судя по тому, что дело это принадлежит городскому самоуправлению, надо полагать, что никогда их и не будет. Благодаря этому телефонное пользование составляет или принадлежность правительственных, общественных и торговых учреждений, или привилегию сравнительно небольшой группы абонентов из состоятельного класса обывателей".

В итоге инженер Попов предложил создать сеть своего рода миниатюрных бизнес-центров. В них любой желающий за соответствующую плату мог дать поручение позвонить куда-либо по его делам или передать его сообщение какому-либо столичному обывателю. Для этого при каждом павильоне дежурили курьеры, отправлявшиеся с напечатанным на машинке сообщением по указанному адресу. Постоянные клиенты могли звонить в свой павильон и также давать поручение передать сообщение или получить какую-либо справку в разного рода учреждениях, купить билеты в театр или на поезд. Попов собирался открыть в Петербурге обширную сеть таких павильонов. Более того, император Николай II одобрил проект и утвердил условия работы сети.

Но то ли цены, запрашивавшиеся за услуги павильонов, оказались слишком высоки, то ли у автора проекта не нашлось достаточного капитала для их организации, но вскоре комиссионные павильоны тихо канули в Лету. Скорее же всего, подобная конкуренция не устраивала Главное управление почт и телеграфов, которое на протяжении всего времени использования телефонов в России делало все для обеспечения своих монопольных позиций, пусть и с нанесением огромного ущерба потребителям.

Качественное поражение


В декабре 1910 года директор Междугородного телефонного сообщения П. И. Авцын сделал доклад на заседании Общества электротехников в Москве, в котором детально рассмотрел все организационные и технические проблемы русской телефонии:

"Главное Управление Почт и Телеграфов в течение срока более 20 лет устроило и эксплуатирует до настоящего времени около 100 городских телефонных сетей, имея на них к концу 1910 года около 360 000 абонентов... Но мы знаем, что все городские телефонные сети и междугородные линии Главного Управления находятся в самом плохом состоянии и могут служить лишь обратным поучительным примером: как нельзя содержать телефонные сети и как не следует в ущерб казне и населению их эксплуатировать. Главное Управление до сих пор не имеет ни одной телефонной сети — ни большой, ни маленькой, которую можно было признать действительно хорошей и сравнить с такими же частными сетями. Такое состояние казенных телефонных сетей остается без улучшения в течение многих лет, как будто Главное Управление признает, что все обстоит благополучно: сети существуют, понемногу их подправляют, абоненты не уходят, а даже прибывают. Что состояние казенных телефонных сетей долгое время остается без улучшения, доказывается тем, что Киев, например, и Лодзь переустраиваются в течение более 10 лет. Харьков в течение долгих лет имеет невозможно плохие телефоны и сеть; только в этом году часть сети переустраивается за счет города, но сама станция остается по-прежнему старой, сборной, а сеть однопроводной. В Екатеринославе сеть переустраивается вот уже два года; проложено только два подземных кабеля, станция будет переустраиваться в будущем году, а на дальнейшее развитие ни для Харькова, ни для Екатеринослава кредитов не испрашивается".

Как утверждал профессор Осадчий, из-за завышенной цены на медь телефонные кабели в России оказывались самыми короткими в мире

Как утверждал профессор Осадчий, из-за завышенной цены на медь телефонные кабели в России оказывались самыми короткими в мире

Фото: РГАКФД/Росинформ

Как писал Авцын, в еще худшем положении оказались абоненты пригородных сетей, принадлежащих государству. За крайне низкое качество обслуживания им приходилось платить тройную плату:

"В не лучшем состоянии находятся и казенные пригородные телефонные сети,— в них Главное Управление также ограничивается полумерами и больше всего надеется на тихий нрав абонентов и их долготерпение. Самая большая пригородная телефонная сеть в Москве построена на средства окрестных фабрикантов, заводчиков и отдельных лиц. В последние два года хаотическое состояние сети было значительно улучшено, но все-таки большинство ответвлений и узловых станций оставлено однопроводными, и абоненты от себя по всей сети говорить не могут, а уж если пришла такая нужда, то нужно ехать за 30-40 верст до переговорной станции. Между тем абоненты этой сети несут громадные расходы; они должны платить следующее: 1) абонементную плату по 50 руб. в год, 2) дополнительную абонементную плату по 1 р. 50 коп. за каждые 100 саженей расстояния свыше двух верст от узловой станции при одиночном проводе и по 2 р. 40 коп. при двойном, т. е. по 7 р. 50 к. или 12 руб. в год за каждую версту, 3) переговорную плату от 10 до 60 коп. за каждый трехминутный переговор".

При этом существовала альтернатива, за которую яро выступал Авцын:

"Что такое хороший телефон, мы узнали, когда была устроена Шведско-Датско-Русским Обществом телефонная сеть в Москве. И результаты быстрого развития этой сети у нас на глазах: в короткий срок — 9 лет — обыватель стал быстро переходить в абонента, и число их с 3000 возросло до 28 000, а доходы Общества с 225 тысяч перешли за 2 миллиона рублей. При этом стихла телефонная ругань, уменьшилось недовольство, и обыватель стал у телефона улыбаться. Такое же громадное развитие мы видим в Петербурге, Варшаве и других городах, где сети устроены и эксплуатируются городскими управлениями или частными предпринимателями".

Мало того, передача прокладки и эксплуатации сетей в частные руки, как говорилось в докладе Авцына, могла приносить казне куда больший доход, чем возня со старыми телефонными сетями:

"Главное Управление, имея около 100 телефонных сетей, вместе с междугородными линиями и пригородными сетями, имело за 1910 год всего 3 280 000 руб., тогда как только две городские частные сети в Москве и Варшаве дают больше дохода, чем все казенное телефонное предприятие".

Однако телефонные чиновники отнюдь не собирались отказываться от привычного образа жизни. Пользуясь приближенностью к правительству, они постоянно получали все новые преференции, позволявшие им существовать относительно беззаботно и безбедно. Так, любые частные линии обкладывались такими многочисленными и разнообразными сборами — их сумма доходила до 30% прибыли частных телефонных обществ, что делало их работу в небольших городах совершенно нерентабельной.

Редкий немец не пользовался междугородным телефоном, но еще более редкий русский знал о его существовании

Редкий немец не пользовался междугородным телефоном, но еще более редкий русский знал о его существовании

Фото: РГАКФД/Росинформ

Земства перестали заниматься сооружением телефонных линий не столько из-за нехватки денег, сколько из-за того, что изменились условия владения этими линиями. Поначалу дело было поставлено так, что земство становилось собственником телефонной сети навечно. Однако Главное управление почт и телеграфов воспользовалось тем, что его непосредственный начальник — министр внутренних дет Столыпин — одновременно возглавляет правительство, и добилось, чтобы после семи лет использования земские линии переводились в собственность казны. Так что вкладывать средства в телефонизацию уездов стало, мягко говоря, неразумно.

Пострадали от близости телефонистов к власти и простые абоненты. Их сделали ответственными за состояние не только находящегося в помещении телефонного аппарата, но и всего оборудования, включая линию, идущую к дому. Поэтому, если случалось какое-нибудь повреждение, весь ремонт абонент оплачивал из собственных средств.

Премьерское предложение


Именно поэтому, когда недовольство публики качеством телефонной связи достигло критической точки, руководители Главного управления почт и телеграфов решили вновь воспользоваться покровительством Столыпина. Они не мудрствуя лукаво предложили взять все сети в казенное управление и за казенный же счет постепенно приводить их в порядок, а также расширять и дополнять. Ведь именно тогда, по мысли чиновников, ни единая копейка не пройдет мимо Главного управления и государственной казны.

Проблема заключалась лишь в самом обычном российском обстоятельстве — в казне решительно не было средств на эту статью расходов. Поэтому министр финансов В. Н. Коковцов выступал за возможно более широкую передачу концессий на строительство телефонных сетей и дальнейшее управление ими в частные руки. В итоге на заседании Совета министров началась серьезная дискуссия. Столыпин обвинял во всех проблемах Министерство финансов.

"К сожалению,— говорилось в записи о заседании,— наша нынешняя правительственная телефонная сеть далеко не удовлетворяет объясненным требованиям, и причиною тому является, согласно указанию Министерства Внутренних Дел, последовательное, из года в год, начиная с 1900 года, сокращение ассигнований на устройство и содержание телефонных сообщений. В зависимости от сего почтово-телеграфное ведомство вынуждено было за последнее десятилетие израсходовать весь имевшийся у него запас телефонных материалов; приостановить начатое переустройство по усовершенствованной системе самой обширной из существующих телефонных сетей (Киевской); отложить введение технических улучшений на других телефонных сетях; допустить применение для телефонных проводов к новым абонентам вместо бронзовой дешевую и быстро разрушающуюся стальную проволоку; ввести сравнительно дешевые, но недолговечные воздушные телефонные кабели вместо кабелей подземных и отказывать на многих сетях в приеме новых абонентов. О недостаточности предоставлявшихся названному ведомству кредитов на расходы по телефонной части можно судить уже по тому, что в период 1907-1911 годов на этот предмет было отпущено 4 милл. руб., тогда как действительный размер потребных на означенную надобность ассигнований исчислен был ведомством в сумме 9 128 000 руб. Постоянное сокращение испрашивавшихся ведомством кредитов имело своим естественным последствием непроизводительные затраты на разные временные, вместо постоянных, приспособления и устройства по старой системе, неудовлетворительное состояние телефонных сообщений и справедливые жалобы населения на неисправную работу казенных телефонов".

Кроме экономической Столыпин подчеркивал и политическую сторону дела:

Как утверждал профессор Осадчий, из-за завышенной цены на медь телефонные кабели в России оказывались самыми короткими в мире

Как утверждал профессор Осадчий, из-за завышенной цены на медь телефонные кабели в России оказывались самыми короткими в мире

Фото: РГАКФД/Росинформ

"Между тем отказаться от эксплуатации городских телефонных сетей и передать их частным предпринимателям Главное Управление Почт и Телеграфов находит невозможным не только ввиду финансовой выгодности этого дела, но, главным образом, вследствие нежелательности упускать из рук Правительства содержание в крупных административных центрах телефонных сообщений, так как в интересах управления весьма важно иметь означенные сообщения в распоряжении и под контролем правительственной власти. Те же соображения побуждают к всемерному удержанию в казенном управлении междугородных телефонных линий, по крайней мере между главнейшими торгово-промышленными и административными центрами, тем более что развитие телефонных сношений всегда ведет за собою убыль в телеграфном доходе, каковая убыль при сохранении телефонов в казенном заведовании восполняется соответственным приращением телефонных поступлений".

В итоге Совет министров согласился со своим председателем:

"По совокупности всех приведенных данных и считаясь с затруднительностью ассигнования казенных средств, вполне достаточных для планомерного, соответственно действительной потребности, развития телефонных сетей, Статс-Секретарь Столыпин приходит в обсуждаемом представлении к нижеследующим выводам: 1) что, хотя устройство и содержание телефонов публичного пользования должно бы по общему правилу производиться распоряжением и за счет Правительства, тем не менее, по соображениям бюджетного свойства, допустимо было бы временно предоставить постройку и эксплуатацию новых телефонов местного значения земствам, городам и частным предпринимателям; 2) что коренное переустройство четырех важнейших из числа существующих казенных городских телефонов необходимо произвести в ближайшие два года, причем на эту работу потребуется ассигнование из казны в количестве 1 500 000 руб.; 3) что телефонные сообщения между главнейшими административными и торгово-промышленными центрами Империи следует устраивать исключительно распоряжением Правительства; 4) что на первую очередь в числе таковых сообщений нужно поставить установление телефонных линий: а) С.-Петербург--Псков--Рига, б) С.-Петербург--Вильна--Варшава--Прусская граница, в) Москва--Ярославль, г) Москва--Киев, д) Киев--Одесса, е) Киев--Харьков и ж) Харьков--Ростов-на-Дону, на осуществление каковых линий потребуется отпуск кредита около 3 500 000 руб., могущего быть рассроченным на несколько лет, и, наконец, 5) что, в случае решительной невозможности предоставления почтово-телеграфному ведомству указанного кредита, надлежало бы уполномочить Министра Внутренних Дел допустить заинтересованных в этом деле частных капиталистов, преимущественно из числа местных солидных промышленных домов и торговых фирм, поставляющих бронзовую телефонную проволоку, к постройке названных телефонных линий, с погашением затрат на устройство и эксплуатацию линий и с начислением процентов на непогашенную часть капитала из выручки от телефонных переговоров. Обсудив приведенные предположения Министра Внутренних Дел, Совет Министров считает вполне правильным и указание Статс-Секретаря Столыпина на необходимость удержания в руках Правительства крупных городских и междугородных телефонных сетей, не только обслуживающих интересы частных лиц, но имеющих также весьма серьезное значение в смысле обеспечения потребностей управления".

Частным лицам и обществам оставили строительство второстепенных телефонных сетей с обязательным их переходом в будущем в госсобственность. Так что все вернулось на круги своя: телефонные чиновники — к своим доходам, абоненты — к прежним проблемам. Однако самым замечательным в этой истории оказалось то, что главный специалист Главного управления почт и телеграфов профессор Осадчий помогал затем становлению советской электротехнической промышленности и телефонной связи. И может быть, поэтому традиции дореволюционной телефонии были плавно перенесены в советскую эпоху. Его, правда, потом судили за вредительство, но только совсем за другое.

Комментарии
Профиль пользователя