Коротко

Новости

Подробно

Цена вопроса

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Анатолий Адамишин замминистра иностранных дел СССР (1986–1990), первый заместитель главы МИД РФ (1992-1994)


Честно сказать, я не ожидал, что у западников (для краткости использую не совсем точный термин) хватит духу силой остановить Каддафи. Слишком много рисков таит в себе вооруженное вмешательство. Перед глазами стоит зловещая тень Афганистана и Ирака, можно остаться без ливийской нефти и газа, что, скажем, для Италии серьезная потеря. Деньги Каддафи и его окружения вложены в европейские банки и даже футбольные команды. Ливия по просьбе и при поддержке средиземноморских стран Европы сдерживала поток иммигрантов не только из Магриба, но и из Черной Африки. Наконец, оппозиция полковнику включает в себя и тех, кто считается исламскими экстремистами. И в этой ситуации есть опасность прогадать с преемниками.

Но, взвешивая все плюсы и минусы, на Западе решили, что из двух зол наибольшее — Каддафи. Каши с ним больше не сваришь. Перед общественным мнением за бездействие перед лицом жестокости полковника не оправдаешься.

Так же честно аплодирую позиции России в Совете Безопасности ООН. Думаю, непросто было преодолевать стереотипы прошлого. О том, что эти стереотипы по-прежнему сильны, свидетельствуют звучащие задним числом голоса: а как же это мы не воспрепятствовали удару США и НАТО по независимой стране третьего мира? А как же мы позволили вооруженное вмешательство в ее внутренние дела? Подобные рассуждения идут от Ивана Грозного, заявлявшего: "А миловать или казнить своих холопов мы вольны". По современным международным нормам — нет, не вольны. То, как правители обращаются с гражданами своей страны, не есть их суверенное право. Если они переходят определенные рамки, Совбез ООН может дать зеленый свет гуманитарной интервенции с целью защитить мирных жителей. Это именно то, что предусматривает резолюцию СБ ООН N 1973.

Россия при голосовании воздержалась скорее не потому, что в принципе против гуманитарных вмешательств, а в силу следующей логики: мы не считаем вооруженную акцию лучшим решением, не собираемся участвовать в ней, но если другие государства уверены, что только так можно положить конец беспределу, мешать не будем. В этом смысле Россия оказалась в хорошей компании — вместе с БРИК, а также с Германией, которая чуть ли не впервые вышла из западной шеренги.

Такая позиция России отвечает ее как сиюминутным, так и долговременным интересам. Теперь бы только не впасть в некое лицемерие, выражая сожаление в связи с ударами по Каддафи. Воздерживаясь при голосовании, а не ветируя резолюцию, нельзя было не знать, что как раз эти удары и последуют. И не дай нам Бог, критикуя Запад, начать сегодня выглядеть защитниками Каддафи. Ведь в картине новой Ливии, сколь бы неоднозначной эта картина ни была, места ему не окажется.

Комментарии
Профиль пользователя