Коротко


Подробно

"К Южной Осетии можно было отнестись по-человечески"

Замгенпрокурора Южной Осетии ЭЛЬДАР КОКОЕВ назвал “Ъ” виновных в восстановительных работах в республике

Замгенпрокурора Южной Осетии ЭЛЬДАР КОКОЕВ рассказал спецкорреспонденту “Ъ” ОЛЬГЕ АЛЛЕНОВОЙ о том, почему в Южной Осетии до сих пор не построены дома.


— Когда были возбуждены первые уголовные дела по факту растрат и невыполнения подрядчиками обязательств?

— Когда начался процесс восстановления и в ГУП "Дирекция по реализации национальных проектов" появились новые люди, мы все тут были рады. Я сам лично очень ждал, когда приедут новые специалисты, чтобы быстрее пошел процесс восстановления после войны. И после их появления мы три-четыре месяца вообще не вмешивались в их деятельность. А потом появилась информация, что эти люди задерживают зарплаты строителям и переводят деньги, которые предназначены на восстановительные работы, на сомнительные счета. Мы начали проверки. По результатам в конце апреля 2010 года стали возбуждаться уголовные дела против ГУП "Дирекция по реализации национальных проектов".

— Против кого конкретно?

— Против Каримова и некоторых его сотрудников.

— А Светлана Осипова?

— Осипова была подрядчиком, она руководила фирмой "Астерея", зарегистрированной в Кисловодске. Правда, в Кисловодске у этой фирмы другой руководитель, но здесь Осипова работала по генеральной доверенности. Более того, здесь она перерегистрировала свою фирму, и получилось, что эта фирма уже не российская, а южноосетинская. Как субподрядчик Осипова получила от ГУП "Дирекция по реализации национальных проектов" 33 млн руб., она должна была заниматься восстановлением частного жилья, точнее, ее задача была строить дома с нуля. В итоге она не выполнила всю работу, задолжала рабочим, а также не выплатила деньги за аренду стройтехники. Когда начались проверки, выяснилось, что отчитаться Осипова может только за 17 млн руб. из 33 млн. Были выявлены завышенные сметы даже в этих 17 млн. Кроме этого, мы обнаружили, что, не достроив те дома, которые был оговорены в договоре, фирма Осиповой начала заниматься другими домами — теми, где нужна была только модернизация. То есть она использовала средства нецелевым образом.

Поскольку отчитаться за потраченные деньги она не могла, а достраивать ей было не на что, мы провели контрольные обмеры, и те дома, которые она не достроила, передали другим подрядчикам, зарекомендовавшим себя с положительной стороны. А ведь начинала Осипова идеально. Она представила два своих проекта, работала быстро и качественно. Все говорили: вот бы мужчины так работали.

— Но говорят, что ее подставили...

— У нее большие долги по зарплате строителям. Долги за технику. Уже когда завели дело, она все равно продолжала влезать в долги. Ей предъявлено обвинение по трем пунктам: мошенничество, растрата, невыплата заработной платы. Еще по одному пункту идет расследование. В апреле дело будет передано в суд.

— И что ее ждет?

— Не могу сказать. Это было бы неэтично с моей стороны. Когда дело будет передано в суд, прокуратура, в зависимости от того, как завершится следствие по четвертому пункту, определится со сроком.

— Но Осипова — российская гражданка...

— Мы все тут российские граждане. Знаете, за нее кто уже только не просил. В Москве митинги проводили, обвиняли нас в русофобских настроениях. Мы любим Россию и очень России благодарны за все, что она сделала для нас. Но почему, когда человек на нашей территории совершает преступление, мы не имеем права его наказать? И сразу становимся русофобами?

— А в каких условиях она содержится? Говорят, что она в общей камере с осужденными.

— У нас нет, к сожалению, отдельных камер. Но в отличие от других подследственных и заключенных она содержится в лучших условиях. Ради нее из камеры перевели людей, осужденных по таким статьям, как "Убийство".

— Сколько всего заведено уголовных дел против подрядчиков?

— 14. Я могу вам рассказать про каждое. Например, про пивоваренный комплекс "Алутон" — этот пивзавод остался от грузин в Ленингорском районе, это современный завод. Туда пришли люди из Озерска, Шарипов и Лазарев. Министром экономического развития в Южной Осетии тогда был Жмайло, он этих людей сюда и привел. Он сформировал им уставный фонд 5,5 млн руб.— из этих средств 1,5 млн они сразу же сняли со счета в банке, а остальные были переведены в Озерск якобы на закупку оборудования, хотя все необходимое оборудование за заводе было, за исключением трех вышедших из строя насосов общей стоимостью 17 тыс. руб. Эти 5,5 млн руб. пропали бесследно. К началу проверок фирма уже выпустила продукции на 800 тыс. руб., но на их счете было обнаружено только 17 тыс. руб. Как только начались проверки, они спешно выехали в Россию и стали повсюду кричать, что в Южной Осетии преследуют россиян. Другой пример. В поселке Квайса начали строить деревянные срубы (20 штук) для жителей. Более 70 млн руб. было переведено каримовским ГУПом на счета индивидуального предпринимателя Колотова, который в итоге отчитался только за 30 млн руб. Ни один из этих срубов так и не достроен — где-то нет стекол, где-то дверей. Часть домов вообще не построена. Люди ходят, смотрят и ругают, конечно же, власть. Более того, эти дома строились без всякой экспертизы и согласования с местными властями — в итоге они построены там, где строить было нельзя, в зоне подтопления, и теперь под это дело подрядчик выбивает деньги на подпорную стену в 400 млн руб.

— По-моему, эта подпорная стена уже вписана в федеральную инвестиционную программу на этот год.

— Ну вот видите, они строят не так, чтобы было дешевле и качественнее, а так, чтобы было хуже и потом требовались переделки и дополнительные деньги.

— И где сейчас этот предприниматель Колотов?

— Уехал.

— Как же вы отпустили?

— Мы тоже не всегда расторопны. Нам нужно две-три недели на проверку, как правило, за это время предприниматель понимает, к чему все идет, и быстро собирает чемоданчик.

— А как реагирует на это российская Генпрокуратура?

— Уже три месяца работает межведомственная комиссия Генпрокуратуры РФ и прокуратуры Южной Осетии, я напрямую общаюсь с замгенпрокурора Александром Буксманом, и это дает хорошие результаты. Например, у нас были проблемы с фирмой "Чеченстрой", которая покинула республику, не доделав работу. На наши призывы руководство фирмы не реагировало. Но после того как заработала межведомственная комиссия, "Чеченстрой" вернулся в республику и устранил недоделки. Существуют такие фирмы, как "Феникс" и "Золотой фазан",— они взяли деньги, но не хотели ничего строить. Сейчас по ним вопрос решается. Под давлением российской Генпрокуратуры фирма "Черек", получившая деньги и не начавшая строительство, вернула нам деньги в виде стройматериалов. В целом за три месяца благодаря работе межведомственной комиссии подрядчики возместили средства или под нашим давлением выполнили работы на общую сумму 1,6 млн руб. Сейчас мы обсуждаем и вопрос передачи уголовных дел в отношении ряда субподрядчиков, скрывшихся в России,— для осуществления преследования их на территории РФ.

— Вы сказали, что многие подрядчики строили бесконтрольно. Почему?

— Потому что существовали такие схемы, в которых республика не имела права контроля. Поэтому и сегодня у нас город перекопан вдоль и поперек — копает кто хочет и где хочет.

— Вы имеете в виду замену канализационных труб и водопровода?

— Да, заказчик Южная дирекция, она завела сюда подрядчиков, например фирму "Факел", которые копают где хотят без согласования с руководством республики. Это старая схема, в этом году она уже не действует, но поскольку эти работы не были завершены вовремя, то они продолжаются по старой схеме. У нас уже произошло 17 ДТП, потому что строители перекопали дороги и нигде не поставили заградительных сооружений или предупреждающих знаков. На тротуарах нет поручней, люди не могут передвигаться по городу. Уже три-четыре месяца в городе разрыты все трассы. Причем схема их действий не очень понятна: они копают траншею, закладывают трубу, потом закапывают, а потом снова будут все раскапывать и уже подводить трубы к домам. Работы делается в два раза больше, денег тратится тоже больше. А если бы хотели сделать как положено, то установили бы график, по которому на один месяц закрывают две-три улицы и там работают, в следующем месяце другие улицы, и тогда люди не испытывали бы того дискомфорта, который они испытывают сейчас. Вы же понимаете, что люди, которые четыре месяца каждый день прыгают через ямы по дороге на работу, очень недовольны и возмущены властью. Им все равно, кто тут подрядчик и что этого подрядчика мы не можем контролировать. И они правы.

— А вы обращались к подрядчикам?

— Много раз. Они нас просто игнорируют. Они считают, что такой способ работ единственно правильный. Вы знаете, как они закладывают трубы? По технологии трубу необходимо закрыть песчаной подушкой, это повышает износостойкость трубы, но строители этого не делают — трубы засыпаются камнями и валунами. Когда мы им об этом говорим, они кричат, что мы не даем им работать, мы шовинисты. И что получается? Южная дирекция сама заказчик и сама, по сути, подрядчик. То есть она покрывает подрядчиков. Наши контролирующие структуры туда не пускают. А потом они сдадут этого кота в мешке нашим эксплуатирующим организациям, и через пять—десять лет нам придется все эти трубы менять заново.

— Я слышала, что и по строительству водовода у вас претензии к Южной дирекции?

— Да, на строительство водовода Эдис—Цхинвал Южная дирекция получила около 400 млн руб., объект не достроен, хотя все сроки давно прошли. И там уже сейчас мы выявили завышение объема выполненных работ на 14 млн руб. Кроме этого, претензии у нас и к качеству работ — та же песчаная подушка там не устанавливалась. Возбуждено уголовное дело в отношении фирмы "Вектор" — они до сих пор не встали на учет. Претензий много. Те же частные дома — почему они не восстановлены до сих пор? Потому что подрядчики не выполнили свои обязательства.

— А что с фирмой "Ремист", которая не достроила два коттеджных комплекса на улице Тельмана? Их ведь, кажется, не Южная дирекция заводила в республику?

— Есть такая фирма "Инал", главным инженером в которой является Валерий Каболов, с его слов, сразу после войны к нему обратились власти республики, чтобы он помог восстановить Еврейский квартал. Через десять дней после заключения договора "Инал" получил 70 млн руб., эта сумма должна была увеличиваться по мере того, как будут выполняться строительные работы. Фирма "Инал" наняла субподрядчика — фирму "Ремист". На сегодня ситуация такова, что за 40 млн руб. из 70 млн "Инал" не может отчитаться. Каболов говорит, что эти 40 млн переведены "Ремисту", а "Ремист" говорит, что эти деньги не получал. Сейчас идет проверка, но пока продвижение этих денег мы не отследили.

— А что же с этими недостроенными домами? Они уже год стоят без перекрытий и кровли, разрушаются.

— Сейчас "Ремисту" дали небольшой транш, чтобы они завершали строительство. Освоят эту сумму, проверим, как они ее израсходовали, если все чисто, тогда они получат снова небольшой транш. С ними все равно проще — мы можем контролировать их работу и расходование средств, так как они здесь работают по договору с местной властью. Если они сдадут эти дома, то получат снова средства на дальнейшую работу.

— А если не сдадут?

— Тогда мы проведем обмеры и передадим эти объекты другим подрядчикам. Но я хотел бы сказать лично Каболову — пускай возвращается в республику и достраивает эти дома. Если он это сделает, ему руку-то пожмут точно.

— А если он приедет, а вы его посадите?

— Если он отчитается за эти 40 млн или достроит объекты на эту сумму, никаких претензий к нему не будет. Я вообще не понимаю, зачем все эти скандалы надо было устраивать. Люди могли все сделать честно и уйти отсюда с чистым сердцем, оставив у людей добрую память о себе. Южная Осетия столько пережила, что можно было отнестись к ней по-человечески.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение