Коротко

Новости

Подробно

"И заведу с десяток крепостных!"

Елена Воробьева о том, зачем Белгороду и Брянску понадобился закон о родовых усадьбах

Журнал "Огонёк" от , стр. 30

Реституция пришла, откуда не ждали: идея родовых усадеб завладевает умами российских губернаторов. В Белгороде закон уже принят, в Брянске обсуждается. Что за всем этим стоит?


Елена Воробьева, Брянск


Год назад закон "О родовых усадьбах..." приняли белгородские депутаты. Закон уместился на листе формата А4 и не содержал ничего такого, чего бы не было в Земельном кодексе РФ. Скорее так пишут манифесты или утопии: "...осуществляется гармоничное взаимодействие с природой и минимальное негативное влияние на нее, возрождаются исконные народные обряды, праздники и ремесла, популяризируется здоровый образ жизни" (цитата).

По ком звонят кедры?


Белгородские власти даже скрывать не стали: идея пришла в их Заксобрание от анастасийцев, иначе — движения "Звенящие кедры России". Отставной полковник ФСБ Анатолий Толстов, адепт секты, активный участник движения "кедрозвонов", на правах лица приближенного, видимо, доказал губернатору Евгению Савченко необходимость принятия закона о родовых поместьях (усадьбах).

Аргументы — на сайтах анастасийцев, в упорно распространяемой для сбора подписей "Декларации родового поместья": "Я, ..., гражданин РФ. Ознакомился с идеологией образа жизни, изложенной в художественной форме в серии книг "Звенящие кедры России". Идея создания родового поместья вдохновила меня на действия... Значимая часть народов России воспринимает проект "Родовое поместье" как национальную идею. Пусть она станет международной национальной идеей, и наши страны будут соревноваться в материализации прекрасного будущего..."

Не правда ли, стиль настораживает? И понятно, почему: с воплощением утопий в России всегда шутки боком выходили.

Творец "национальной идеи" о возрождении родовых усадеб, родовых поместий — уроженец Новозыбкова Брянской области, выросший в православной воцерковленной семье, Владимир Николаевич Пузаков. Окончив среднюю школу, он уехал из родных мест, объявившись в Новосибирске в качестве работника "Облфото". Женился на девушке по фамилии Мегре, развелся, как писала газета "Вечерний Новосибирск", по причине "безудержного прелюбодейства". В начале перестройки стал возить товар по Оби на арендованном теплоходе. Запил, пропал с товаром. Объявился через некоторое время как автор книги о сверхчеловеке женского пола Анастасии. Гламурная девушка бегает по Сибири голой, волки да белки приносят ей пропитание, дева обладает паранормальными способностями, волшебным голубым шаром и лучом, а Иисус Христос и Аллах — ее старшие братья. Реализация первого тиража романа о том, как автор познал Анастасию и ее учение, позволила рассчитаться с долгами за товар и кредиторами. А дальше — только успевал писать.

Невероятный микс из всевозможных философий и теософий, фольклора, фэнтези, мистики и народной утопии стоял на базовой идее: государство обязано каждому члену общины раздать по гектару земли, освободить от налогов и таким макаром вернуть Россию к натуральному хозяйству. На этой идее стояли еще толстовцы.

Иван Медведь уверен: закон о родовых усадьбах нужен!

Иван Медведь уверен: закон о родовых усадьбах нужен!

В книгах Пузаков-Мегре призывал продавать квартиры и селиться на земле, сажать кедры (в них спасение России), сексом заниматься на огороде, огород поливать водой, в которой омыл ноги,— с 1996 года весь этот тяжкий бред Россия раскупала миллионными тиражами.

Владимир Мегре остановиться уже не может. Хоть и наказала ему Анастасия написать о ней только девять книг, "российский писатель" до кучи выпустил десятую, лукаво сократив имя возлюбленной до "Анаста". Аннотация к "Анаста" написана в стиле Мастера Йоды из "Звездных войн": "И пусть не верит кто-то, что с того? Неверие в могущество свое неверящему что оставит?"

Материалы об общинах поклонников Владимира Мегре показывают: анастасийцы опасны в силу убийственной массовой интеллектуальной недостаточности, избыточной мечтательности и бешеной энергии аудитории.

Православные отцы опасаются, что сектанты-"кедрозвоны" затеют на своих родовых гектарах нечто вроде монастырской общины, где будут оттачивать всякие еретические изыскания и распространять вредные учения. Поводы для опасений — россыпью на анастасийских интернет-ресурсах: "Книги Владимира Мегре не только руководство по приусадебным участкам. Для людей понимающих — это Жреческое послание по преображению Собственного Сознания". Правда, официального патриаршего заявления об отношении к деятельности и учению Мегре, к культу Анастасии и движению "Звенящие кедры России" пока никто не слышал.

Сам же Владимир Николаевич уже выстроил себе трехэтажное родовое "гнездо" во Владимирской области. Адепты утверждают, что, вступая в общину, люди продают свои городские квартиры и отдают Владимиру Николаевичу взнос. Известно также, что один из бизнесов "российского писателя" — продажа в общины и "на внешний рынок" кедрового масла (Анастасия завещала как панацею от всех болезней и скорбей) по цене 600 рублей за 100 граммов при нормальной рыночной — тысяча рублей за килограмм.

Мегре громко поддерживает партию "Единая Россия", призывает адептов вступать в "ЕР", идти во власть, действовать, формировать прецеденты в регионах и творить, наконец, уже законы на уровне РФ. Спасать-то Россию надо. Так, на пленительной идее родовых поместий Владимир Мегре может въехать во власть. В том числе и при помощи белгородских депутатов.

С Мегре все понятно. Но зачем самим белгородцам закон о родовых усадьбах? Есть деньги — арендуй и стройся. Хочешь — владей приусадебным участком, хочешь — крестьянско-фермерским хозяйством. Купил земли сельхозназначения, а хочешь строить коттеджный поселок? Переведи из статуса в статус и твори. Закон позволяет! Но вся Россия знает: белгородского губернатора Савченко на мякине не проведешь. Значит, нужен закон не только анастасийцам...

Стремительно и скоропостижно


Для Брянска Белгород исторически — флагман. Мы хорошее понимать умеем. И перенимать. Только все впопыхах. Как белгородский закон "О родовых усадьбах..." увидали, так буква в букву и распечатали на принтере. И на думе приняли. Концептуально, но приняли.

А в общественности шум пошел, круги по воде. Зачем 60 отцов-законодателей так поспешают с непонятным законом с красивым названием?

Коммунист Степан Понасов, против раздачи земли и "возрождения бывших"

Коммунист Степан Понасов, против раздачи земли и "возрождения бывших"

Между тем о необходимости закона "О родовых усадьбах..." Дмитрий Медведев заговорил еще в предкризисном 2007 году, когда в статусе первого вице-премьера курировал национальные проекты. Именно тогда отдельно похвалил белгородцев вообще и Савченко лично за то, что земля в порядке и 65 процентов строительства — малоэтажное. Упомянул про родовые усадьбы: мол, так хотят люди, что аж 5 тысяч вопросов в интернет-приемную пришло с четким требованием: нужны родовые поместья — гектар на семью. Правда, тогда прямо в ходе интернет-интервью вице-премьер заметил, что знает технологию лоббирования вопроса через интернет. Но идея-то продуктивна.

Тогда вице-премьеру показалось, что законы о родовых усадьбах помогут снять "дурной поток денег" от наживы на недвижимости столичных жителей, перенаправить внутрь страны деньги, вкладываемые в собственность, например, на Кипре и на Канарах... Регионам посоветовали подумать, и если всем надо, то пусть примут закон "у себя". А уж потом выходят на Госдуму с законодательной инициативой — принять отдельный федеральный закон о родовых усадьбах.

Значит, не в бровь, а в глаз попал фотограф-писатель Мегре? Фактически предложил правительству национальную идею? И что, разве тогда белгородцы и брянцы оплошали? Ни в чем ведь не отступили от указаний свыше.

А брянские законодатели в лице главного думского агрария Ивана Медведя поясняют:

— Есть люди, которые десятки лет существуют, объединенные этой идеей, и этот закон продвигают. В Белгородской области его приняли, и мы поняли, что и нам надо это очень быстро делать. Мы взяли канву белгородского закона, приняли в первом, концептуальном, чтении и разбросали в СМИ и в муниципалитеты на обсуждение. Понимаем, что в результате текст закона претерпит изменения. Нам бы хотелось подробно прописать, как земля должна выделяться, уточнить механизмы пользования, наследования. Но, к сожалению, мы не можем выйти за рамки федерального законодательства, Земельного кодекса РФ.

Сейчас этот закон что может? Допустим, у вас есть уже земля сельхозназначения. А вам хочется строить там и жить. Вы пишете заявление в муниципалитет, и ваша земля переходит в статус родового поместья. Пока это все. Но, если закон будет принят хотя бы в десятке регионов, мы можем выйти на Госдуму с законодательной инициативой, поправками какими-то в федеральное земельное законодательство: об освобождении от налогов, например, об участии родовых поселений, состоящих из родовых усадеб, в госпрограммах, о государственной помощи для родовых поселений.

Иван Медведь, все брянские знают, сам человек богатый и влиятельный, по натуре широкий, ум — государственный. В Брянской думе, увы и ах, таких пересчитать — пальцев одной руки хватит.

Подозревать его в глупом и нехорошем не получается. Но спросить надо: знал, откуда ноги у закона растут? От губернатора, говорит. А губернатор позаимствовал у другого губернатора... А что тот губернатор "под влиянием" составил, этот факт как-то мимо прошел. И трубят анастасийцы на всех виртуальных перекрестках о своей победе.

— Сектанты врут! — возмущается Медведь.— А если на том же заседании мы приняли закон о бесплатном выделении земли многодетным семьям? Мы, значит, на баптистов работаем? У православных-то редко больше двух детишек. Такая логика? — заостряет Медведь.

Эти дома тоже когда-то были и "родовыми", и "усадьбами". Остались лишь фотографии и развалюхи

Эти дома тоже когда-то были и "родовыми", и "усадьбами". Остались лишь фотографии и развалюхи

Он уверен, стоит на своем: закон о родовых усадьбах полезен, нужен! Но кому, зачем? Расходятся даже мнения оппонентов.

"Воссоздание бывших..."


Как и в Белгороде, в Брянске против закона сразу же выступили коммунисты. Лидер фракции в Брянской думе и первый секретарь регионального обкома КПРФ Степан Понасов недоумевает:

— Как можно говорить о законе, касающемся земли, если там не прописано элементарное? Кто будет раздавать (продавать, давать в аренду) землю? Муниципалитет? А у нас в регионе свободной земли нет. Она вся в частной собственности. Где у нас свободная земля, чтобы гектарами раздавать, покажите? (Понасов с Медведем тут не расходится: на 150 километров от Брянска вся земля — в собственности.— Е. В.) Значит, муниципалитеты должны ее сначала выкупить? Потом, на каком основании будут пожалованы те или иные участки тем или иным лицам? Если на один надел два претендента и более — будет аукцион? Кто выиграет, тот и возьмет? По каким принципам будет определен победитель? Кто больше заплатит? У кого семья больше? У кого родословная с этих мест начинается? Ничего не прописано. А таких деталей — тьма на каждый пункт. А как с наследованием быть?..

А медицинская помощь и школьное образование на территории родовых поселений? У каждой семьи по гектару: что с коммуникациями, что с больницей, садиком, школой?

Почти сказал, что закон — фуфло, но, оказалось, относится к нему серьезно, как к опасности государственного масштаба. Ведь что делает закон дышлом? Неясность и игра на деталях. Такой деталью в брянском законе, по мнению Степана Николаевича, стало слово "бывшие" в статье 4 пункте 2 о направлениях деятельности участников усадебного хозяйства: "Возрождение (включая воссоздание бывших, в том числе частично сохранившихся) родовых усадеб и родовых поселений".

— Мы настаивали вычеркнуть "бывших",— говорит от имени коммунистов Степан Понасов. — Но единороссы их оставили. Теперь такая свистопляска с землей может начаться!

Вот понаедут потомки Тютчевых, Толстых, Тенешевых и Завадских и отнимут уже готовые музеи или раритетные руины. А может, и не потомки, а "дети лейтенанта Шмидта". Депутат призвал учесть и моду на восстановление родословных, зачастую их покупку. Что греха таить, часто, едва перешагнув границы среднего класса, люди спешат в архив — искать родство со знатью прошлых веков. Ну как раскопают, что и деревня, и 200 душ в ней тогда их роду принадлежали? А у деревни уже есть собственник? Что делать прикажете?

Эти дома тоже когда-то были и "родовыми", и "усадьбами". Остались лишь фотографии и развалюхи

Эти дома тоже когда-то были и "родовыми", и "усадьбами". Остались лишь фотографии и развалюхи

Губернатор Николай Денин уверяет: это не закон о реституции, а глубоко патриотичная идея и экономически прогрессивное начинание. Вернуть имения настоящим "бывшим" можно только по указу президента. Однако же если в нескольких регионах примут текст со словом "бывшие", кто знает, как откликнется на это власть в Москве? Не надо поводов давать.

Знать свою знать


В свете текущего момента государству нужна знать, на которую можно опереться. А местная де-факто знать уже наигралась в ярмарку тщеславия. Из Москвы, может, и не видны здешние специальные глянцевые журналы, специальные телепередачи, закрытые клубы и собрания... А вот закон о родовых усадьбах делает их знатью де-юре.

Прямо на думском обсуждении и после него многие депутаты (они же — местная олигархия) веселились как восьмиклассники: "...И заведу с десяток крепостных!", "Супруга захочет салон культурный. Обеды будем давать на 40 персон по пятницам", "Пару деревенек, 200 душ — а то перед людьми неприлично..."

Есть, все уже давно есть: и поместья, и угодья, и охота с элитными борзыми, и пиры, и балы, и частные собрания живописи... Но это — за высоким глухим забором, на сигнализации, с камерами, со страхом, что придут когда-нибудь, отнимут и поделят. В генетической памяти — раскулачивание, раскрестьянивание, раздворянивание.

О фотосъемке современного поместья изнутри, например, при немалом количестве состоятельных знакомых не может быть и речи. Страшно не столько "приглашать воров", сколько вызвать на себя шквал зависти: "Наворовал!"

Может быть, этот закон главным образом против статусной недостаточности? Ничего не изменилось с тех пор, как Василий Иванович Шандыбин, мир праху его, едучи поездом из Москвы в Брянск, менял норковую шапку на пыжиковую... Горькая доля...

И хочется официального признания государством права иметь то, что не всякий иметь способен. Да еще назвать свой дом и землю официально и красиво, исторически и культурно: "родовая усадьба", "родовое поместье". И вот является — родовая поместная знать, с государством пожалованными землями, с внутрисословной соревновательностью.

И власти есть куда официально обратиться за поддержкой. А не как в половине районов Брянской области: стоит глава на выходе с протянутой рукой, пятитысячные купюры с депутатов собирает на "внебюджетные проекты". А депутаты жмутся, врут, что денег таких на заседание не брали...

Эти дома тоже когда-то были и "родовыми", и "усадьбами". Остались лишь фотографии и развалюхи

Эти дома тоже когда-то были и "родовыми", и "усадьбами". Остались лишь фотографии и развалюхи

Про будущих крепостных, о наемном труде на родовых усадьбах тоже сокрушались коммунисты, а единоросс Медведь сказал так: "Усадьба, поместье, подворье — это точка приложения свободных денег состоятельных людей на своей земле, а не на Канарах. Этому есть примеры уже. Развивается-то государство, которое заработанное тратит на своей территории. Если владелец родовой усадьбы создаст хотя бы три рабочих места — уже хлеб!"

"Опасаюсь бардака!"


Андрей Кукатов, генеральный директор ООО "Эскобар" и, что главное, председатель общества любителей брянской истории, смысл закона видит так:

— Этот закон надо было назвать в полном соответствии с его истинным смыслом: "...О возможности возведения коттеджных поселков на землях сельхозназначения". Но даже если в таком формате на него смотреть, то, по сути, закон ни о чем, так как без соответствующего федерального закона он ничего не значит.

Я знаю место, где у нас родственники жили до революции,— продолжает Кукатов.— И мне ничто не мешает реализовать идею о родовом поместье. Ровно так же, как написал бы я заявление о создании родового поместья, я пойду и напишу заявление о выделении мне земли под фермерское хозяйство. Законодательство позволяет. Или ничего писать не буду, а пойду куплю паи в деревне Сосновка — они продаются. Под красивыми, идеологически насыщенными словами о "родовой усадьбе" просто легализуется ИЖС на сельхозземлях.

Андрей Кукатов не видит иного смысла закона, кроме как перескочить этап перевод статуса земель из земель сельхозназначения в статус земель поселения. Это долго, нудно, сложно. (Подтверждаю, читала на сайте президента длинные народные "плачи" на эту тему.— Е.В.) А этот закон можно доработать так, что ничего переводить не надо будет, а без лишних бумаг, законно разводить на землях сельхозназначения то самое ИЖС (индивидуальное жилищное строительство).

Закон о родовых усадьбах выгоден и даже остро нужен, считают брянские законники, местным состоятельным людям. "Сословие" давно уже скупило землю в радиусе десятков километров вокруг Брянска, но строить там по закону не может. По факту дворцы стоят, но правоохранители, при желании, жизнь попортить могут.

Страшно, что даже в Белгороде, как говорит жительница экопоселения "Устинка" Татьяна Галямина, закон, принятый в феврале, не реализовывался больше полугода. Потому как в марте губернатор Савченко подписался под планом мероприятий епархии "по духовной безопасности региона". Один из пунктов был "борьба с оккультизмом и сектантами", где таковыми четко назвали последователей Мегре, анастасийцев. Из-за этих мероприятий затормозилась дальнейшая работа над проектом.

* * *

Закон о родовых усадьбах вызывает больше вопросов, чем ответов. Может, Россия просто стосковалась по сказке? Может быть, назрело время очередной утопии? И кажется, власти наши как-то чувствуют подвох в могучем обаянии идеи. Впервые в истории брянского законотворчества закон выносят на всенародное обсуждение и доработку всем миром. Только после общественных слушаний обещают принять закон о родовых усадьбах в Брянской области во втором чтении...

Его пример — другим наука

Опыт

Никита Михалков как помещик


Известный режиссер и деятель культуры — Никита Михалков построил свой фамильный дом в Нижегородской области. Именно эта земля принадлежала дворянам Кончаловским до революции. А после 2000 года Михалков стал облагораживать территорию усадьбы общей площадью свыше 100 гектаров. Из отборных бревен были построены гостевые избы, дом для охраны, домовая церковь, княжеские палаты, конюшни и столовая для прислуги. Безусловно, "барская" жизнь накладывает свои обязательства, а потому Михалков не только проводит время в своем поместье, но и следит за порядком на вверенных ему землях. Фамильная усадьба, безусловно, подчеркивает статус человека, его возможности.

Досье. Элитарная секта


Из чего выросли "Звенящие кедры России"

Родовые поместья как форму землепользования зачастую активно продвигают последователи общественного движения "Звенящие кедры России". К движению относятся: исследовательский центр "ИЦ Анастасии", Читательский центр "ИЦ Анастасии", Фонд культуры и поддержки творчества "Анастасия", Всероссийское движение землепользователей "Сотворение", фонд "Анастасия", политическое движение "Кедр", Школа радости (г. Геленджик), общественное движение "Родовая земля", общероссийское движение "Звенящие кедры России", общественный фонд "Исток". Само же движение Международная научно-практическая конференция под председательством известного религиоведа Александра Дворкина "Тоталитарные секты — угроза XXI века" еще 2001 году отнесла к наиболее известным и опасным современным деструктивным культам.

Комментарии
Профиль пользователя