Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 32
 Неприкосновенный

       МВД совместно с генералом Лебедем наносит удар за ударом по империи авторитетного предпринимателя Анатолия Быкова. С тех пор как Быков отбыл "на лечение в Австрию", бригада замминистра внутренних дел Владимира Колесникова обвинила его в отмывании денег, незаконном хранении оружия и организации убийства, за что даже выписали санкцию на его арест. Однако, еще когда Быков был подозреваемым, его вновь переизбрали на пост председателя совета директоров КрАЗа. Ничто не помешает ему стать и кандидатом в депутаты, а потом и народным избранником. Ареста не будет.

От Толи Быка до Робин Гуда
       Красноярск не сразу полюбил смышленого учителя физкультуры из Назарова. Когда Анатолий Быков владел фирмой "Мечта" и торговал продуктами в городе, для местных жителей он был просто Толя Бык, или Челентано. Авторитет его рос постепенно. Сначала все криминальные авторитеты и воры в законе, контролировавшие край, были убиты, а потом под контролем Быкова оказался Красноярский алюминиевый завод.
       За пять лет Быков создал собственную империю — в состав подконтрольной ему финансово-промышленной группы ТАНАКО входят, помимо алюминиевого завода, Красноярский металлургический завод, "Красноярскэнерго", Красноярская ГЭС, Ачинский глиноземный комбинат, нефтеперерабатывающий завод, Красноярская железная дорога, банк "Металэкс" и страховая компания "Медистал". Таким образом, практически все предприятия края, от деятельности которых зависит благосостояние большинства красноярцев, оказались в руках Быкова.
       Тогда председателя совета директоров КрАЗа и депутата Законодательного собрания края почтительно прозвали Робин Гудом. Просчитался благородный разбойник лишь однажды. Поставив на генерала Лебедя. Сделав его губернатором, Быков получил не помощника, а конкурента в борьбе за Красноярский край.
       Первым делом новоиспеченный губернатор расстроил планы Быкова по созданию на базе красноярских предприятий единой энергометаллургической корпорации под эгидой КрАЗа (из $84 млн годовой прибыли Быков намеревался отчислять в краевую казну лишь $500 тыс.— Лебедю этого было мало). Быков пошел в обход — попытался подчинить нужные предприятия, обанкротив их. Лебедь сыграл ва-банк, и 8 февраля в Красноярск приехала оперативно-следственная бригада МВД России под руководством замминистра Владимира Колесникова. Целью комиссии была зачистка экономики края от криминальных элементов.
       С началом работы комиссии Колесникова сошло на нет арбитражное разбирательство по делу о банкротстве "Красугля", инициированное подконтрольным Быкову банком "Металэкс". В конце марта было возбуждено уголовное дело по факту незаконной продажи 20-процентного госпакета акций алюминиевого завода финансово-промышленной группе ТАНАКО. 7 апреля 1999 года Колесников заявил, что на Быкова заведено уголовное дело по подозрению в отмывании денег.
Самого Быкова к этому моменту в Красноярске уже не было.
       
Председатель сбежал
       Целый месяц никто не знал, куда делся председатель совета директоров Быков. Сначала поговаривали, что он в Акапулько, на даче у Василия Анисимова, одного из акционеров КрАЗа. Затем вроде бы перебрался в США. Наконец, в начале мая пресс-служба КрАЗа оповестила общественность о том, что Быков в Австрии, где сделал операцию на пояснично-крестцовом отделе позвоночника.
       Далее пресс-секретари завода путались в показаниях. Сначала сообщили, что операция прошла успешно и Быков уже ходит без костылей. Потом — что операция прошла, но Быков пока под капельницей. 5 мая было сказано: "Восстановительный период после подобных операций длится обычно не более трех недель. Как только завершится курс реабилитации, Быков вернется в Россию".
       Но Быков не вернулся.
       По Красноярску поползли слухи, что дело против него заморозили. 8 июня на очередном собрании акционеров КрАЗа Быкова переизбрали на пост председателя совета директоров. Правда, заочно.
       Незадолго до этого Колесников назвал общее число уголовных дел, возбужденных при содействии столичных милиционеров,— 58. Особо замминистра выделил семь возобновленных расследований — убийств предпринимателей, совершенных в начале 90-х, то есть во время передела алюминиевого рынка.
       Тогда на эти подробности особого внимания не обратили. Между тем среди этих семи было дело об убийстве двух предпринимателей из Назарова, совершенное в 1994 году. И спустя несколько месяцев, 18 августа 1999 года, краевая прокуратура выписала санкцию на арест Быкова, заподозрив его в убийстве тех назаровских коммерсантов. Это не все. В середине июля на особняк Быкова близ Назарова наложили арест: по словам и. о. прокурора города Евгения Дерменева, во время обыска там нашли оружие.
       Следующим шагом милиционеров, скорее всего, будет объявление Быкова в федеральный розыск. Казалось бы, после таких обвинений судьба Быкова предрешена. Ничего подобного.
       
Герой-благотворитель
       Первым за Быкова вступился, как и полагается, его адвокат Виталий Хавкин. Он утверждает, что в Генпрокуратуре лежит около 15 заявлений от людей, пострадавших от правоохранительных органов. "Я имею в виду 15 физически искалеченных людей,— говорит Хавкин,— из них выбивались показания, которые бы дискредитировали Быкова и позволили органам прокуратуры предъявить ему обвинения в самых тяжких преступлениях. Так что когда Колесников говорит, что скоро снова вернется к работе в Красноярске (замминистра был вынужден прервать свою работу в связи с войной в Дагестане.— Ъ), я говорю 'Не приведи Господи!'".
       По информации адвоката, большинство сотрудников краевой прокуратуры были против санкции на арест Быкова. Некоторые из них после подписания санкции подали рапорты об увольнении — редкостная для работников милиции принципиальность. Только не для Красноярска.
       На заводе давно говорят, что Быков чуть ли не каждый день звонит в благотворительный фонд "Вера и надежда", созданный им самим, и просит удовлетворять все без исключения просьбы о помощи. Еще он каждый день звонит на завод гендиректору Баранцеву. Рабочие на заводе откуда-то знают, что Быков недоволен, ругает Баранцева за сокращение кадров и неповышение зарплаты, грозится снять. Скорее всего, разговоры о заступничестве Быкова — всего лишь слухи. Или, говоря иначе, хорошо продуманная предвыборная кампания.
       По информации "Коммерсанта", Быков намерен баллотироваться в депутаты Госдумы по 47-му одномандатному округу Назарово--Минусинск--Ачинск. И нет сомнений в том, что он наберет необходимые голоса. Обвинения в преступлениях меркнут на фоне его благотворительной деятельности. Преследования со стороны правоохранительных органов скорее лишь формируют его образ мученика-заступника. Такое уже было. Вспомнить хотя бы дважды судимого мэра Ленинска-Кузнецкого Геннадия Коняхина. Или всенародно избранного мэра Нижнего Новгорода Андрея Климентьева. Между прочим, последний победил, уже когда проходил по делу о хищении бюджетных средств (мэром Климентьев так и не стал — избирком отменил результаты выборов).
       Статус кандидата, а потом депутата даст Быкову иммунитет от судебного преследования — хорошо известно, что парламентарии своих не сдают. Достаточно вспомнить историю с депутатом Сергеем Скорочкиным. Генеральная прокуратура обвиняла его в убийстве двух человек и просила Госдуму лишить Скорочкина неприкосновенности. Дума отказалась. И бандиты, желавшие отомстить Скорочкину за смерть своих друзей, с ним расправились.
       
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ
       
-------------------------------------------------------
       ДАЖЕ ЕСЛИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ ДОКАЖУТ, ЧТО БЫКОВ--ВОР, БАНДИТ И УБИЙЦА, ЕГО СВЕТЛЫЙ ОБРАЗ НЕ ПОМЕРКНЕТ В ГЛАЗАХ ИЗБИРАТЕЛЕЙ
       
Комментарии
Профиль пользователя