Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 15
 "Я клянусь продолжать борьбу, даже если придется пожертвовать последним чеченцем на земле"

       Чеченцы считают Шамиля Басаева героем всех последних войн на Северном Кавказе. Мировая слава пришла к Басаеву в 1995 году, когда он взял в заложники беременных женщин. Следующая его операция, захват Дагестана, обернулась полным провалом. Но он не намерен сдаваться.

Неудавшийся студент
       Детские годы Шамиля Басаева окутаны тайной. Однако известен факт, который во многом предопределил судьбу будущего лидера северокавказских моджахедов: он был членом могучего чеченского тейпа Ялхорой. Достаточно сказать, что к нему же принадлежали президенты Джохар Дудаев и Зелимхан Яндарбиев.
       Шамиль, как и его многочисленные братья и сестры, воспитывался в селе Дышни-Ведено Веденского района Чечни и вряд ли мог рассчитывать на хорошую карьеру. Со времен сталинских репрессий чеченцы в СССР считались людьми второго сорта. Отслужив после школы пожарным в ВВС, в 1983 году Басаев устроился на должность разнорабочего грозненского аэропорта. Большинству его односельчан казалось, что это весьма неплохо.
       По-другому считали в семье Шамиля. "Он достоин большего",— решили родители и три года подряд посылали Басаева поступать на юрфак МГУ. Говорят, что по уровню подготовки он превосходил большинство абитуриентов. Но все попытки стать студентом главного вуза страны оказались обречены на провал. Поняв это, Шамиль в 1987 году без особых проблем поступил в менее престижный Московский институт инженеров землеустройства.
       Но уже на втором курсе Басаев понял, что землеустройство не его призвание, перестал посещать лекции и был отчислен. Шамиль ударился в бизнес и устроился на работу в одну из посреднических фирм, которые росли тогда, как грибы после дождя. Но и тут не преуспел. К началу 1991 года он наделал кучу долгов, в том числе и своим соотечественникам, и уехал в Чечню. Там он принял, пожалуй, главное решение в своей жизни — вступить в войска Конфедерации народов Кавказа.
       
Начинающий террорист
       Слава пришла к Басаеву быстро. В ноябре 1991 года вместе с Саид-Али Сатуевым и Лом-Али Чачаевым он в аэропорту Минеральных Вод захватил пассажирский самолет Ту-154 и угнал его в Турцию. Там террористы сдались властям. После переговоров их в обмен на освобождение заложников отпустили в Грозный. Эффект был столь велик, что сразу после этого Шамиль выдвинул свою кандидатуру на пост президента Чечни. Выборы он проиграл — Джохару Дудаеву.
       Тогда Басаев в должности командующего войсками Конфедерации народов Кавказа отправился воевать в Абхазию — против Грузии. Там он пробыл до 1994 года и, по свидетельству очевидцев, прославился крайней жестокостью. Например, осенью 1993 года его батальон в районе поселка Леселидзе и в Сухуми уничтожил несколько тысяч гражданских жителей.
       Басаев всегда был рядом с бойцами. Он приходил на позиции в чистом отутюженном мундире, пахнущий французским одеколоном. При этом Басаев, как говорят абхазцы, не пропускал ни одной юбки, и отцовство чуть ли не всех детей, рожденных в годы войны, приписывают именно ему.
       В начале 1994 года вместе со своими людьми Басаев вернулся в Чечню. К этому времени он понял, что одной войной не проживешь, и быстро поставил под свой контроль грабежи железнодорожных составов в республике. Вскоре из-за криминогенной обстановки железнодорожное движение в Чечне было прекращено. Но Басаев к этому времени уже переориентировался на контрабанду оружия и наркотиков. Его маковые поля до сих пор цветут в Веденском районе Чечни.
       В то же время Басаев еще не знал, к кому примкнуть — к действующему президенту или оппозиционерам. В итоге он все же встал на сторону Джохара Дудаева и на его стороне начал воевать с Россией. Но в самом же начале боевых действий сторонники Басаева были наголову разбиты под Ведено. Из 2 тысяч в живых осталось около 300 человек.
       
Под подолом беременных женщин
       Дудаев после этого поражения вообще отказался от общения с Басаевым, и тому пришлось искать способ реабилитировать себя. 14 июня 1995 года верные ему люди совершили вылазку в Буденновск. Захватив больницу и убив около 130 мирных жителей, они сначала взяли в заложники беременных женщин и врачей. А потом, обменяв их на журналистов и прикрываясь живым щитом, беспрепятственно ушли в Чечню.
       Среди заложников был и корреспондент "Коммерсанта". "Что будете делать в случае атаки?" — "Отведем душу",— отвечал Басаев и улыбался. В Хасавюрте, после многочасовой остановки, ожидая разрешения Москвы на проезд в Чечню (до чеченского Зантана оставалось несколько километров), Басаев молча сидел на автобусной ступеньке. Автобусы были окружены спецназом. Раненым, вынесенными боевиками из автобусов, с каждой минутой становилось все хуже. "Шамиль,— спросил Басаева один из авторов этой заметки,— ты понимаешь, что кто-нибудь из твоих людей сейчас умрет?" Он кивнул головой и через десять минут отдал команду: "Поехали".
       Авторитет Басаева несколько померк после акций Салмана Радуева. Без убийств женщин и детей он захватил дагестанские Кизляр и Первомайское, а потом, несмотря на все усилия федеральных войск, беспрепятственно ушел в Чечню (по непроверенным сведениям, об уходе своего зятя с Ельциным договаривался сам Дудаев). Потом Басаев с досадой говорил: "У меня пока еще мозги на месте. Разве в Чечне у нас мало дел? Или Россия мала? Понятно, что нет такого суверенного государства, как Дагестан. Там же наши соседи, единоверцы. Радуев операцию задумал, но не продумал".
       
Несостоявшийся президент
       После войны, летом 1996 года, Басаев оплатил отдых и лечение своих наиболее заслуженных бойцов в Абхазии, а сам отправился по делам в Москву. Неприятностей со столичными властями, по словам самого Шамиля, у него не было: "Какие могут быть проблемы? Бороду я принципиально не сбривал. Лишь укорачивал. Шляпа, очки. Я не только в машине ездил, но и по улицам ходил. Ни разу документы не спрашивали. Я в Москве раньше пять лет жил и платил все эти годы".
       К слову сказать, к этому времени Басаев занимал должность, которая просто обязывала его на небезопасные экскурсии по Москве. На совещании полевых командиров его избрали командующим боевыми формированиями Чеченской республики Ичкерия. В этой должности он остался и позже, когда отказался в ноябре 1996 года стать вице-премьером в коалиционном правительстве республики. Правда, оставаясь главнокомандующим, Басаев возглавил таможенный комитет, что давало возможность беспрепятственно заниматься контрабандой оружия, наркотиков, а впоследствии и бензина. (После войны Шамиль активно занялся нефтебизнесом и взял под контроль месторождения в Веденском, Ножай-Юртовском, Курчалойском и Грозненском районах Чечни.)
       Теперь Басаеву оставалось реализовать свои президентские амбиции. Говорят, что, выставляя свою кандидатуру на выборах в 1997 году, он не сомневался, что победит Аслана Масхадова и Зелимхана Яндарбиева. Для этого у Басаева было все: деньги, слава, поддержка тейпа. Однако народ Чечни, уставший от войны, проголосовал за более умеренного Масхадова.
       Неудача надолго вывела Басаева из строя. Дали о себе знать семь контузий и ранения. Мучил сахарный диабет. Казалось, что Шамиль уже никогда не вернется в большую чеченскую политику и будет спокойно доживать свой век в купленном за $2 млн доме в Веденском районе.
       Однако Басаев не сдавался. В 1997 году он познакомился с представителями террориста #1, саудовского мультимиллионера Осамы бен Ладена. За организацию терактов по всему миру его давно пытаются поймать западные спецслужбы.
       В 1998 году Басаев стремительно вернулся в политику, получив от Аслана Масхадова пост первого вице-премьера Чечни и потом и. о. премьера. Его брат Ширвани стал председателем госкомитета по топливу и энергетике. На своем посту Шамиль Басаев пробыл всего полгода, после чего ушел по собственному желанию. Роль второго человека его явно не устраивала, и вскоре вместе с некоторыми другими полевыми командирами он перешел в открытую оппозицию к Масхадову. Дело едва не дошло до мятежа и гражданской войны. Отношения между Масхадовым и Басаевым до сих пор остаются натянутыми.
       В том же 1998 году Басаев сблизился с полевым командиром Хаттабом, с которым раньше враждовал. Очевидно, что в одиночку Шамиль не смог бы создать свое государство, объединив все северокавказские республики. Хаттаб подходил для роли союзника идеально. Во-первых, у него есть мощные отряды и собственная террористическую школа, где одновременно обучаются сотни человек. Во-вторых, он лично знаком с лидерами большинства экстремистских исламских организаций, которые всегда готовы помочь в войне с "неверными".
       Есть данные, что именно Хаттаб организовал Басаеву личную встречу с бен Ладеном, который одобрил план по захвату Кавказа и выделил на операцию $25 млн.
       Часть этих денег уже потрачена в Дагестане. Но осталось еще очень много, и, скорее всего, средства бен Ладена будут использованы по назначению. "Я клянусь продолжать борьбу, даже если придется пожертвовать последним чеченцем на земле!" — говорит Басаев.
       
       СЕРГЕЙ ТОПОЛЬ, ОЛЕГ ПОПОВ
       
Комментарии
Профиль пользователя