Коротко

Новости

Подробно

Цена вопроса

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Леонид Ганкин


Заведующий отделом внешней политики


Если принять за точку отсчета "жасминовую революцию" в Тунисе, то может сложиться впечатление, что последовавшее за ней победоносное восстание в Египте и возможное повторение египетских и тунисских событий в других странах Ближнего Востока — чисто региональное явление. Но я считаю, что нынешний этап социальных потрясений в мире начался с ожесточенных столкновений на улицах греческих городов, где в прошлом году складывалась ситуация вполне под стать египетской. Другое дело, что финал этих во многом имеющих схожую природу конфликтов в Греции и на Ближнем Востоке оказался принципиально иным. И эти сходства-различия позволяют увидеть куда более масштабную картину революций первого десятилетия XXI века.

Итак, в начале 2000-х годов уровень жизни в большинстве стран мира пусть медленно, но поступательно рос, возникали новые рабочие места и новые возможности для бизнеса. А потом грянул мировой кризис, и населению пришлось потуже затянуть пояса. Спустя какое-то время экономисты провозгласили, что кризис в целом преодолен. Однако жить лучше не стало, и люди начали терять надежду. Тогда-то и прозвучали первые раскаты социального грома. Но одно дело демократические страны, где у общества есть надежные рычаги влияния на власть. Другое дело — авторитарные режимы, при которых население лишено права голоса. Греческие "недовольные" побушевали и разошлись, уверенные в том, что власть их услышала. Египтяне на это надеяться не могли. Так и возникла критическая масса готовых на все людей, которая в итоге и смела неугодных правителей.

В преддверии 1917 года вождь мирового пролетариата Владимир Ленин, путешествуя по Европе и с тревогой осознавая, что революционная ситуация там как-то не складывается, создал теорию "слабого звена". Вождь считал "слабым звеном в цепи капитализма" Россию, где острота классовых, социальных и национальных противоречий достигла такого уровня, что революционный взрыв в ней становился неизбежным, обещая стать той искрой, которая разожжет "мировой пожар".

Сегодня такими "слабыми звеньями" стали Тунис и Египет. Именно там люди впервые ощутили, что больше так жить нельзя, что их правители заняты только личным обогащением, в то время как пропасть между богатыми и бедными растет, а коррупция душит малый и средний бизнес. Но Ближний Восток — не единственный регион, где складывается подобная ситуация.

В прошлом столетии странам Запада удалось избежать повторения российского сценария благодаря глубоким социально-экономическим и политическим реформам, которые превратили классический капитализм в общество массового потребления и (более или менее) равных возможностей. Сегодня авторитарным правителям всего мира предстоит вынести урок из египетских событий, чтобы не стать очередным "слабым звеном".

Комментарии
Профиль пользователя