Коротко

Новости

Подробно

Король-пингвин

Лидия Маслова о фильме "Король говорит!" Тома Хупера

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 20

Главный "оскаровский" фаворит этого года — выдвинутая по 12-ти номинациям историческая драма "Король говорит!" повествует об интересном сочетании исторического и медицинского факта: накануне Второй мировой войны один из самых забитых членов английской королевской семьи, герцог Йоркский, вылечился от заикания и нашел в себе силы стать королем Георгом VI. Если американская киноакадемия назовет "Короля" лучшим фильмом прошлого года, это будет редкий случай, когда академиков нельзя упрекнуть в чрезмерной любви к запаху нафталина и слишком консервативных вкусах. Да, фильм англичанина Тома Хупера выглядит абсолютно несовременным и старомодным, но в самом лучшем смысле слова: он сделан с таким старанием и тщательностью, которые, казалось бы, давно остались в прошлом.

Первые кадры фильма показывают не будущего короля, которого играет Колин Ферт, а главный кошмар его жизни — микрофон, в который ему надо говорить. Пока идут титры, авторы вертят перед глазами у зрителя этот проклятый микрофон, показывая его и спереди, и сзади, и сбоку, чтобы каждый прочувствовал: для героя это самый страшный предмет, который только может быть в мире. Первую свою схватку с ним герцог Йоркский проигрывает совершенно бесславно, будучи не в силах произнести ни звука, несмотря даже на то, что многочисленную аудиторию, которая приготовилась его слушать, он не видит. Основные события разворачиваются 10 лет спустя после этого унизительного для героя пролога, когда его отец Георг V (Майкл Гэмбон) собирается умереть, а его старший брат (Гай Пирс), который по идее должен стать королем Эдвардом VIII, выбирая между короной и своей дважды разведенной американской возлюбленной Уоллис Симпсон, явно склоняется к последней и вскоре отрекается от престола. Герцог Йоркский приходит в полное отчаяние от того, что ему придется править страной и систематически демонстрировать подданным свое красноречие и великолепную дикцию, в то время как единственное слово, которое он может публично произнести без запинки,— fuck.

Видя страдания мужа и полную беспомощность логопедов, которые заставляют его без толку катать во рту стеклянные шарики, жена несчастного (Хелена Бонем-Картер) находит ему какого-то полуподпольного логопеда-австралийца (Джеффри Раш), чуждого всяких монархических условностей. Тот приступает к лечению сиятельного пациента довольно грубо: фамильярничает, называет будущего короля "Берти", лезет ему в душу и запрещает курить. Логопед только с виду производит впечатление юмористического персонажа, который сам начисто лишен каких-либо комплексов и фобий. На самом деле он как никто другой понимает человека, сомневающегося в своей способности быть королем, потому что у логопеда примерно аналогичный случай — он хочет играть в театральной самодеятельности Ричарда III, но его отвергают под тем предлогом, что внешность у него не слишком царственная. А наибольшего терапевтического эффекта логопед (который параллельно осуществляет еще и функции психоаналитика) добивается, когда садится на королевский трон, чем приводит своего пациента в бешенство, лучше всего способствующее раскрепощению и проявлению прекрасных ораторских способностей.

Под жанровым прикрытием традиционной, красиво и дорого снятой исторической драмы, которые обычно вызывают у зрителя ту или иную степень скуки, режиссер Хупер добивается в "Короле" такого саспенса, которому позавидовали бы многие современные психологические триллеры. Наблюдая за экранными мучениями Колина Ферта, с самого начала начинаешь сопереживать и болеть за героя — вылечится или нет, хотя в принципе о хэппи-энде все более или менее осведомлены из учебника истории. Но самый непредвиденный эффект этой картины заключается в том, что если обычно все в такого рода фильмах раздражает сентиментальностью, пафосом и откровенным расчетом на зрительское сострадание, то в "Короле" почему-то выглядит вполне уместным и точным. Даже приторно-трогательный эпизод в детской, где герой рассказывает своим дочкам сказку про двух принцесс, у которых был папа-пингвин со слишком маленькими крылышками — метафора прозрачная и в высшей степени духоподъемная: и пингвина можно научить летать, если он сам этого сильно захочет.

В прокате с 24 февраля

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя