Коротко

Новости

Подробно

Выбор Лизы Биргер

Пирошка Досси "Продано! Искусство и деньги", Максим Чертанов "Хемингуэй"

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 40
"Продано! Искусство и деньги"

Пирошка Досси


"Лимбус-пресс"

"Hype!" (попробуй переведи) — первая и единственная книга Пирошки Досси, книжного критика из Мюнхена, жены знаменитого немецкого художника Уго Досси. Яростное обличение рынка современного искусства появилось в 2007 году и стало манифестом для всех, кому не нравится наблюдать, как искусство превращается в один из очередных "мыльных пузырей" глобальной экономики. Тон у Пирошки истерически приподнятый, это объясняется тем, что помимо искусствоведческого диплома у нее есть еще и юридический. Так что ее монолог слегка отзывается финальной речью прокурора. Книга наделала шума, хотя практически целиком состоит из прописных истин, левацкой критики капитализма и базовых сведений об искусстве и экономике. Притом что экономика "мыльных пузырей" совсем не является изобретением современности — уже в первой главе Досси вспоминает, как в XVI веке в Голландию завезли тюльпаны, и за одну луковицу крестьяне отдавали все свое имущество с серебром и коровами. Но искусство в книге обличается исключительно современное. В 2005 году, пишет Досси, общая стоимость современных работ впервые превысила стоимость классики импрессионизма и модернизма, что превращает произведения искусства из духовных объектов в материальные. И автора ужасно раздражает даже не то, что искусство стоит денег, а то, что у него нет никакой объективной ценности, кроме финансовой. Как отличить плохого художника от хорошего, кроме того, что один из них стоит миллион, а другой почему-то нет? Давняя тема для кухонных разговоров художников и галеристов. Вооружившись размышлениями Досси, можно, что называется, поучаствовать в дискуссии.

"Хемингуэй"

Максим Чертанов


"Молодая гвардия"

О Максиме Чертанове нам на самом деле почти ничего не известно, кроме того, что его (ее?) имя совсем не Максим, что ему (ей?) принадлежит несколько довольно приличных романов и несколько совершенно замечательных биографий ("Герберт Уэллс", "Конан Дойл", "Королев") и что это либо женщина, либо, судя по частоте появления текстов, одно из проявлений Дмитрия Быкова. Как бы то ни было, чертановские биографии выгодно отличает обилие фактов и сдержанная страстность. В тексте про Хемингуэя, к примеру, страстность прорывается там, где надо кого-то, давно обижаемого писательскими биографами, защитить — например, мать писателя Грейс или последнюю жену Мэри. Перед Чертановым вообще стояла непростая задача: переписать русского Хемингуэя, который хоть и пообтер свой шестидесятнический лоск, все еще мерцает иконным золотом. Биографии писателей вообще не стоит читать тем, кто хочет сохранить к этим писателям какую-то долю уважения, а уж жизнеописание Хемингуэя и подавно. Человеческий облик сильно меркнет перед писательским; гораздо приятнее "вычитывать" Хемингуэя между строчек его рассказов, гораздо труднее принять его таким, каким он открывается дотошному биографу: пьющим, лгущим, психически нездоровым и довольно-таки жестоким человеком. Так и получается, что Чертанов все время пытается что-то опровергнуть. Сначала ему приходится разрушить образ писателя-иконы, а затем уже защитить получившееся чудовище от читательского презрения. Но все это на одних фактах, без отступлений о судьбе человека в истории. От этой попытки избежать однобокости возникает некоторая перенасыщенность, перепогружение в жизнь героя. С другой стороны, биографии — как раз тот род вуайеризма, когда чем меньше остается скрытым, тем лучше.

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя