Опять сотня

Неделю назад в третий раз в истории рост цен на нефть дал результат $100 за баррель. Россию, как крупнейшего в мире нефтедобытчика, это может лишь радовать. Если только мировые финансовые рынки не сочтут это признаком второй волны кризиса.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ

В ходе торгов 14 января цена барреля североморской Brent впервые с сентября 2008 года превысила отметку $100: в какой-то момент за баррель давали $100,37. В начале прошлой недели Международное энергетическое агентство (МЭА) — организация индустриальных стран, импортирующих нефть, которая противостоит ОПЕК,— несмотря на то что по итогам торгов нефть стоила $99 за баррель, сочло $100 уже свершившимся фактом и принялось рассуждать о последствиях этой магической цены для мировой экономики.

МЭА отметило, что $100 за баррель способны значительно затруднить возрождение мирового экономического роста, особенно повредив европейским странам, переживающим долговой кризис. Аналитики из инвестиционных банков также сочли $100 свершившимся фактом, очень неприятным для мировой экономики. Как заявила Сабина Шелс из инвестиционного банка Merrill Lynch, "когда цена производимой в мире нефти достигала 9% всего мирового ВВП, мы получали настоящий экономический кризис — так было в 1980-е годы, так было в 2008 году. Пока при цене $100 за баррель нефть представляет 7,8% мирового ВВП, но когда дело дойдет до $120, как раз и получатся те самые 9%". Аналитики сообщили, что слабость евро как результат европейских долговых проблем делает $100 за баррель слишком высокой ценой для таких стран, как Греция, Ирландия, Португалия и Испания. Более того, теперь Банк Англии, скорее всего, будет вынужден повысить процентные ставки для борьбы с инфляцией, которая уже превысила 3% годовых, а при $100 за баррель еще ускорится. Повышение же процентных ставок замедлит британский экономический рост.

Представители ОПЕК немедленно выступили с оправданием $100 за баррель. Как заявил Масуд Мирказеми, министр нефтедобычи Ирана, который сейчас председательствует в картеле, "цена $100 за баррель — это совершенно реальная цена. ОПЕК не должна проводить никаких экстренных конференций для обсуждения ценовых вопросов, даже если дело дойдет до $120". В свою очередь, власти Венесуэлы и Ливии сказали, что цена $100 за баррель справедлива уже потому, что крайне необходима для развития инвестиций в нефтедобычу.

Российские власти никаких заявлений по поводу $100 за баррель делать не стали. Между тем Россия выигрывает от этой цены больше всех хотя бы потому, что добывает больше всех нефти в мире, значительно опережая идущую на втором месте Саудовскую Аравию (см. график). Разумеется, саудовские издержки по нефтедобыче несравнимо меньше российских — саудовских нефтедобытчиков теоретически более чем устроили бы и $20 за баррель. Тем важнее для российских нефтедобытчиков именно сверхвысокие нефтяные цены, которые делают каждый добытый баррель все более выгодным.

Сделку с компанией BP о совместной добыче нефти на арктическом шельфе, о которой с гордостью объявили российские власти и которая совпала с $100 за баррель, западные нефтяные аналитики сочли прежде всего свидетельством того, что Россия и в дальнейшем рассчитывает сохранить мировое нефтяное лидерство, по-прежнему добывая более 10 млн баррелей в день. Мол, для сохранения этого уровня арктический шельф очень нужен потому, что западносибирские месторождения истощаются, а рост добычи на месторождениях восточносибирских недостаточен.

Американские нефтяные компании постоянно указывают, что Россия с ее мировым нефтяным лидерством вообще определяет нефтяные цены. На слушаниях в американском конгрессе в середине 2000-х годов, посвященных недопустимо высоким внутренним ценам на бензин, представители этих компаний высказывались так: "Что вы у нас спрашиваете? Мы добываем не так уж много нефти и на цены никак влиять не можем. Спросите у русских. Ну, может быть, еще у саудовцев".

В нынешних условиях с точки зрения мировых нефтяных цен Россия имеет преимущество перед западными странами, которые никак не могут настаивать на расширении производства в России с целью снижения цен: свободных добывающих мощностей нет. Пока западные страны дают понять, что помочь снизить цены могла бы Саудовская Аравия, которая теоретически может расширить производство. Представители МЭА уже высказывались в том духе, что, может быть, сами нынешние цены побудят Саудовскую Аравию расширить производство с целью заработать побольше денег. Впрочем, обычно на требования расширить производство и способствовать снижению цен члены ОПЕК отвечают, что нефти в мире и так предостаточно, цены вверх гонят спекулянты и никакое увеличение нефтедобычи делу в таких условиях не поможет. Кроме того, снижение цен сейчас помешает увеличению инвестиций в развитие нефтедобычи и в дальнейшем вызовет в мире нефтяной дефицит с гораздо более высокими ценами.

Для российских властей $100 за баррель тем более приятны, что в нынешнем бюджете удалось сочетать расширение расходов с уменьшением дефицита именно потому, что запланировано увеличение доходов от нефтедобычи и нефтеэкспорта. Нынешние цены только облегчают выполнение бюджетных задач.

Для российских граждан $100 за баррель важны в том отношении, что они привыкли: если цены падают, в экономике все плохо, если растут — получше. В любом случае они могли заметить, что сейчас рубль укрепляется и доллар стоит меньше 30 руб. Правда, они привыкли к тому, что в условиях высоких нефтяных цен власти начинают жаловаться, что ничего не могут поделать с высокой инфляцией, мол, слишком много нефтедолларов приходит в экономику. С другой стороны, они могли заметить также, что при падении нефтяных цен инфляция все равно остается такой же высокой — и это власти уже объяснить не могут.

Можно вспомнить, что впервые в истории цена на нефть достигла уровня $100 за баррель тоже в январе — 2008 года. Тогда 3 января из-за вооруженных столкновений в Нигерии, крупнейшем африканском нефтедобытчике и видном члене ОПЕК, цена на нефть выросла в ходе торгов сразу на $4,02, до $100, и только к концу дня снизилась до $99,2 за баррель. Впервые дороже $100 по итогам торгового дня нефть стоила уже 4 января — $100,09.

Потом цена начала довольно быстро падать из-за опасений игроков на мировом нефтяном рынке по поводу снижения спроса в США в условиях кризиса на рынке ипотечного кредитования. Как отметил тогда президент ОПЕК Чакиб Хелил, "мы с интересом следим за тем, что называется американским кризисом, который может повлиять на Европу и остальной мир, замедлить мировое экономическое развитие. Спад в мировой экономике неизбежно приведет к снижению спроса на нефть и повлияет на уровень нефтяных цен". Однако в конце концов нефтяные спекулянты — прежде всего пенсионные и инвестиционные фонды — сочли, что в сложившихся непростых условиях если на чем-то играть, так на нефтяных фьючерсах, и снова начали их покупать. В результате 19 февраля второй раз в истории в ходе торгов цена на нефть превысила уровень $100 за баррель: нефть подорожала сразу на $4,3, до $100,1 за баррель.

Дальше цены начали стремительно расти (например, только за 5 и 6 июня они выросли сразу на $16 за баррель — абсолютный рекорд за все время биржевой торговли нефтью). В основном спекулянты играли на падении курса доллара из-за проблем в американской экономике — а если доллары дешевеют, нефть, которая за них продается, должна дорожать. Наконец, 11 июля мировая цена на нефть достигла самого высокого уровня в истории биржевых торгов — подорожав сразу на $5 за баррель, нефть продавалась за $147,25. После этого цены только падали и 15 сентября прошли рубеж в $100 — уже в движении сверху вниз — после известия о банкротстве инвестиционного банка Lehman Brothers.

Падение мировых нефтяных цен стало ярчайшим примером мирового финансового кризиса и особенно ударило по России, которую, как крупнейшего в мире нефтедобытчика, естественно, не порадовало, что 19 декабря 2008 года за баррель давали всего $32,4. Мировые финансовые рынки о тогдашних событиях, конечно, прекрасно помнят. Сейчас они в связи с европейскими долговыми проблемами настроены крайне нервно и вполне могут счесть третье в истории преодоление рубежа в $100 за баррель признаком давно ожидаемой ими второй волны мирового финансового кризиса. Тогда это снова выльется в распродажу нефтяных фьючерсов и России останется только пожаловаться на то, что, как и в 2008 году, она стала жертвой нефтяных спекулянтов.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...