Гонка за стрелками

В России продолжается кампания по сокращению числа часовых поясов. Судя по ее все расширяющимся масштабам, полностью перейти на новое, медведевское время страна должна уже к концу первого срока полномочий нынешнего президента.

АФАНАСИЙ СБОРОВ

Слово и дело

Все началось, как известно, в ноябре 2009 года, когда Дмитрий Медведев в своем послании парламенту выступил с революционной идеей сокращения количества часовых поясов. (Учитывая, что разделение России на 11 часовых зон ввели в 1919 году большевики, инициативу Медведева, наверное, правильнее было бы назвать контрреволюционной.) Президент предложил "задуматься по-серьезному, насколько столь дробное деление позволяет эффективно управлять нашей страной и не приводит ли оно к использованию слишком дорогих технологий".

Желающие задуматься нашлись сразу же. К тому моменту в правительстве уже лежало обращение Кемеровской области, попросившей приблизить ее на один час к Москве, однако проблему сокращения часовых зон оно не решало. Зато такие же инициативы властей Удмуртии, Самарской области, Камчатки и Чукотки произвели желаемый эффект: после их одобрения весной 2010 года с карты России исчезли сразу два часовых пояса — МСК+1 (самарское время) и МСК+9 (камчатское время).

В марте 2010 года Медведев провел совещание, на котором призвал продолжить перевод стрелок, но перед этим "все это дело еще раз внимательно просчитать". Считать поручили министру промышленности и торговли Виктору Христенко, пообещавшему провести в свежеперешедших на новое время регионах детальный мониторинг. Обобщить результаты исследований и выработать "возможные параметры дальнейшей оптимизации структуры часовых зон", как пояснил тогда помощник президента Аркадий Дворкович, планировалось к февралю 2011 года.

Тем неожиданнее оказалась волна новых инициатив о смене часовых поясов, прокатившаяся по Сибири и Дальнему Востоку в ноябре 2010 года: за какие-то две недели соответствующие решения приняли парламенты десяти субъектов РФ. Видимых причин для этого не было, кроме одной: 30 ноября президент собирался выступить с очередным посланием, и губернаторам к этой дате неплохо было бы отчитаться о выполнении хоть каких-то поручений из предыдущего послания. А перевод стрелок оказался из них самым легко выполнимым.

Первой решение о смене часового пояса приняла Бурятия, за ней последовали Хабаровский и Приморский края, Иркутская и Магаданская области, Сахалин и Еврейская автономная область. Опасаясь оказаться в этом соцсоревновании среди отстающих, о готовности приблизиться к Москве еще на час на всякий случай объявили Камчатка и Чукотка. А Якутия умудрилась провести реформу дважды: 10 ноября ее депутаты проголосовали за сохранение в республике двух часовых зон вместо нынешних трех, а 24 декабря, видимо, посчитав, что Кремлю этого будет мало, принесли в жертву президенту еще один часовой пояс.

Апофеозом ноябрьской кампании стало заявление омского губернатора Леонида Полежаева, который предложил не мелочиться и сразу перевести Омскую и Новосибирскую области (МСК+3) на московское время. Правда, местные депутаты на столь радикальные меры не отважились и, более того, отложили окончательное решение часового вопроса на несколько месяцев, чтобы сначала изучить мнение граждан и специалистов.

Впрочем, и без омского гиперскачка изменения в порядке исчисления времени будут весьма существенными (см. карту). Если правительство поддержит все ноябрьские обращения, то в России останется всего семь часовых поясов: вслед за самарским и камчатским временем исчезнет иркутское, а магаданское время займет место нынешнего владивостокского. Кроме того, на некогда сплошной карте часовых зон появятся два разлома, где разница во времени между соседними регионами составит два часа.

Аргументы и факты

Помимо осеннего обострения охоты к перемене поясов, которое и само по себе выглядело весьма любопытно, еще более занимательными оказались аргументы в пользу перевода стрелок. Автор реформы, как уже говорилось, сразу честно признался, что просто хочет повысить управляемость страной. Но губернаторам и депутатам, принимавшим свои решения на фоне нараставших протестов населения, нужно было придумать более весомые доводы. Поэтому президентскую идею о том, что смена поясов "повысит оперативность и эффективность взаимодействия органов государственной власти с федеральными органами", они, как правило, подкрепляли объяснениями попроще и подоходчивее.

В частности, выяснилось, что перевод стрелок создаст "комфортные условия для общения с родными и близкими, проживающими в центральных районах страны", поспособствует "служебным, деловым и личным взаимоотношениям с центральными территориями России" и "расширит возможности населения по телефонным переговорам и в получении информации федеральных телеканалов". Последняя мысль подкреплялась жалобами на то, что, например, в Иркутской области передача "Спокойной ночи, малыши!" идет "в десять вечера вместо девяти, из-за чего дети существенно недосыпают". А приморский губернатор Сергей Дарькин, дежурно помянув "оптимизацию взаимодействия с Москвой", нашел и совершенно уникальный аргумент: "Мы ближе к Москве, чем Япония. А разница по времени у нас больше — семь часов, а в Японии плюс пять. А средняя продолжительность жизни в Японии на 20 лет больше. Так может, нам на 20 лет дольше жить лучше?"

Были, впрочем, и менее удачные ссылки на заграницу. Скажем, сахалинскому губернатору Александру Хорошавину спасительная мысль о лишних 20 годах жизни в голову не пришла, а без нее заявление о том, что новый часовой пояс нужен острову не для приближения к Москве, а ради сокращения разницы во времени с Японией и Кореей, выглядело как-то непатриотично. А весьма неоднозначная фраза приморского вице-губернатора Александра Шемелева ("Переход до минимума сократит время с Китаем, что будет способствовать восстановлению биоритмов и оздоровлению населения") и вовсе не могла не навести на мысль, что оздоровиться посчастливится именно китайцам.

Не обошлось и без других нестыковок, вызванных, похоже, отступлением от известного правила: "прежде чем врать, надо сговариваться". В итоге нередко получалось, что представители разноудаленных от Москвы регионов использовали одни и те же аргументы (типа "у нас рабочий день уже заканчивается, а в Москве он еще и не начинался") и тем самым опровергали друг друга. Ведь если, например, Иркутская область, по заверениям ее чиновников, не может нормально взаимодействовать с Москвой при пятичасовой разнице во времени, то и переход Хабаровского края с МСК+7 на МСК+6 эту проблему явно не решит.

Неудивительно, что жители некоторых регионов, где световой день теперь заканчивается сразу после обеда, объяснениям своих властей не поверили, усмотрев в их действиях очевидное сходство с кознями крокодила, проглотившего солнце в стихотворении Корнея Чуковского. (Кстати, скептически настроено и большинство россиян, по мнению которых вопрос о сокращении числа часовых поясов сейчас неактуален — см. график.)

Так, в Петропавловске-Камчатском около трех тысяч человек вышли в декабре на акцию протеста с плакатами "Зубы прочь от нашего солнышка!", "Всем выйти из сумрака!" и "Мы не хотим жить в потемках!", а под требованием вернуть камчатское время подписались более 20 тыс. жителей региона. В Самаре сотни граждан не первый месяц проводят регулярные флешмобы, собираясь после наступления темноты на центральной площади и светя фонариками в окна обладминистрации. Власти же, в свою очередь, реагируют на эти акции довольно нервно: скажем, в том же Петропавловске администрация пыталась запретить спектакль по мотивам сказки Шарля Перро, усмотрев в сцене с переводом королем часов "нагнетание социальной напряженности" (см. статью "Золушка-подрывник" в предыдущем номере "Власти").

Вопросы и ответы

Зато сам перевод часов, разумеется, социальную напряженность не нагнетает, ведь если это кого и напрягает, то не начальников, а простых граждан. Особенно если живут они на границе регионов, получивших двухчасовую разницу во времени.

К примеру, поселок Новый находится в Удмуртии, где время теперь московское, но около 70% его жителей работают или учатся в соседнем городе Чайковский, в Пермском крае (МСК+2). И если родители выходят из дома в 8.30 по пермскому времени, то девать детей им некуда: в Удмуртии еще только 6.30, и ни один детсад или школа не работают. Жители поселка даже хотели ввести у себя пермское время, но районная администрация всплеск часового сепаратизма погасила, предложив компромисс: официально Новый живет по московскому времени, однако предприятиям разрешено самим устанавливать режим работы. Большинство, разумеется, предпочло пермский график.

Не везде, правда, проблемы решаются так легко. Скажем, в поселке Лесной Самарской области нет своей школы, и местные дети в основном учатся в Оренбургской области (МСК+2), ежедневно отправляясь на занятия к шести утра по самарскому времени. Аналогичные трудности приходится преодолевать и молодым жителям самарского райцентра Похвистнево, многие из которых учатся в техникумах оренбургского Бугуруслана.

У тех, кто живет вдали от линии перемены поясов, свои беды. На Камчатке, как говорится в обращении ряда местных общественных организаций к руководству РФ, смещение светового дня уже вызывает "ухудшение психологического состояния жителей, повышение заболеваемости и снижение работоспособности", а необходимость включать освещение в дневное время привела к значительному увеличению платы за электричество. Кроме того, по итогам зимы ожидается рост числа дорожно-транспортных происшествий и травматизма пешеходов, а также ухудшение криминогенной обстановки. А у детей по вечерам стало меньше возможностей для прогулок и занятий спортом.

Однако в то, что подобные оценки войдут в итоговый отчет Минпромторга, верится почему-то с большим трудом. Правда, пыл самых ретивых борцов за темное будущее Кремль, похоже, решил несколько остудить: на декабрьском совещании у главы президентской администрации Сергея Нарышкина Камчатке и Чукотке было предложено не спешить с повторной сменой часовых зон. Подождать с переводом стрелок пока рекомендовано и Магаданской области. Но такая формулировка, видимо, означает, что все эти переходы рано или поздно все равно состоятся, иначе вместо "подождать", наверное, было бы сказано "забыть".

Так что, возможно, уже к концу первого президентского срока Медведева формирование новой системы часовых поясов будет полностью завершено. А нынешний глава государства, даже если потомки будут считать его правление лишь продолжением путинской эпохи, отметится в истории хотя бы как инициатор перехода России на "медведевское время". Тем более что других целей у этой реформы, судя по всему, и нет. Ведь к повышению управляемости сокращение часовых поясов имеет ровно такое же отношение, как отмена губернаторских выборов к борьбе с терроризмом. А решить поставленные задачи власть вполне могла бы куда менее грандиозными способами.

Хотите радикально улучшить взаимодействие регионов с центром и сделать так, чтобы любой местный чиновник мог в любой момент дозвониться до федерального министерства? Нет ничего проще: переведите правительство РФ на круглосуточный режим работы или хотя бы посадите в каждый департамент компетентного ночного дежурного. Федералам это, конечно, вряд ли понравится, но, наверное, лучше уж обречь на ночную работу несколько десятков или сотен хорошо оплачиваемых сотрудников, чем загонять в ночь миллионы ни в чем не повинных россиян.

Хотите, чтобы российские дети повсеместно смотрели "Спокойной ночи, малыши!" ровно в 20.50, а их родители программу "Время" — строго в 21.00? Да пожалуйста: модернизируйте систему "Орбита", чтобы она вещала не на четыре зоны, как сейчас, а хотя бы на шесть-семь. А менять для этого часовые пояса — это все равно что, как в давнем анекдоте, покупать новый "Мерседес", потому что в старом переполнилась пепельница. Впрочем, с точки зрения российских властей, в такой логике, наверное, ничего странного нет. Ведь у нас, как известно, не власть должна помогать жить народу, а народ должен жить так, чтобы власти было удобнее им управлять.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...