Коротко


Подробно

Тела минувших дней

"Metamorphoses" и "Zweiland" Саши Вальц в Берлине

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Премьера балет

Ведущий немецкий хореограф contemporary dance Саша Вальц показала в берлинском Radialsystem V премьеру "Metamorphoses" и восстановленный специально для турне по странам Ближнего Востока спектакль 1997 года "Zweiland". Хорошо забытое старое показалось ОЛЬГЕ ГЕРДТ актуальнее нового.


"Metamorphoses" — последняя часть мега-проекта Саши Вальц, начавшегося в 2009 году спектаклем "Dialoge-09", который был создан специально к открытию Нового музея в Берлине. Разинув рты, тысячи зрителей бродили тогда по залам и наблюдали танцовщиков, возникавших повсюду — на лестницах, стенах, чуть ли не на потолке. Теперь идею "диалогов с музыкой и архитектурой" Вальц развивает в камерных "Metamorphoses", адаптированных для небольшой сцены Radialsystem V. Именно здесь, в здании бывшей насосной фабрики в Восточном Берлине базируется компания Sasha Waltz& Guests.

В Metamorphoses Вальц выводит на сцену музыкантов ансамбля "Калейдоскоп", с которыми делались "Dialoge-09". Со всеми своими скрипками, виолончелями и ударными установками они хозяйничают на сцене наравне с танцовщиками. Территорию если и делят, то только шутки ради — в сценке, например, где танцовщики ползают под инструментами, "засыпают" у ног музыкантов или "воруют" у них пюпитры с нотами, провоцируя метаться по сцене в поисках "убегающего" текста. Но в целом никто никого не обслуживает и никто никому не аккомпанирует. На сцене царят свобода, автономия и прекрасного качества инструментальный танец. Шесть хореографических миниатюр плавают в авангардной звуковой среде (среди авторов Рут Визенфельд, Янис Ксенакис, Георг Фридрих Хаас) как детали величественной и потерявшей контекст архитектуры. Будь то танец семи экзальтированных фурий или дуэт с эффектными бесшумными столкновениями как бы нечаянно налетающих друг на друга тел. Космос да и только.

То ли дело добрый старенький "Zweiland". Здесь вещи и тела еще привязаны к земле, вместо музыки пониженного давления звучит бодренький аккордеончик, а понятие "быт" еще не запрещено к употреблению. Вторая работа Вальц, завершившая гастроль хореографа на родной площадке, моложе "Metamorphoses" на 13 лет. Поставленный после знаменитой "Аллеи космонавтов" спектакль посвящен той "двойной стране", что существовала за Берлинской стеной и интриговала жителей Западной Германии своей абсолютной фантомностью. В 90-е Вальц еще вовсю исследовала перегороженные и ограниченные коммунальные пространства. Будь то советские панельки Аллеи Космонавтов в восточном Берлине с их клаустрофобическим бытом. Или пустырь перед страшненькой бетонной стеной в "Zweiland". Здесь вроде и попросторнее, чем в малогабаритках "Аллеи", но все равно ужасно тесно, поскольку обитатели "Zweiland" открытого пространства не терпят и из каких-то помоечных досок постоянно норовят соорудить что-нибудь до ужаса тесное — бытовку, ларек, автобусную остановку — а потом втиснуться туда всем своим "коллективным" телом. Персонажи в "Zweiland" буквально липнут друг к другу — мутант с одной головой, четырьмя руками и ногами появляется в первом же эпизоде, символизируя, наверняка, разделенную Германию.

Но сегодня политические акценты не так уж важны. Сегодня увлекательно просто вспоминать страну, обитатели которой ходят парами, мыслят синхронно и ужасно милы в своей провинциальности. И уличные хохотушки, задирающие простоватого юношу. И манипулирующие "педжиками" местные мачо. И влюбленная парочка — секса в "Zweiland" нет, поэтому любовь выглядит как бальные танцы или парное фигурное катание.

Если бы не песни немецких композиторов да средневековые хоралы в исполнении звезд Саши Вальц, танцовщиков Хуанa Круза Диаса де Гарайо Эснаолы и Люка Данберри, можно было бы подумать, что все это — и про нашу советскую родину. Так забавно и точно в остроумных сценках описывают Вальц и ее танцовщики эту дикую и одновременно романтическую "общность", неизменно стремящуюся слиться в единое тело: выстроиться в очередь, сходить на субботник или под бодренькую песенку на мотив "Красная армия всех сильней" покрасить стену в обнадеживающий голубой цвет.

В финале, когда мужик в женском платье карабкается на стену и начинает из огромной лейки поливать двойную страну, — зрителей как током бьет. Они голосуют за старую постановку Вальц руками и ногами. Что сильно отличается от реакции на стильные "Metamorphoses" — их-то может сделать только большой хореограф. А вот "Zweiland" — только Саша Вальц.

Комментарии
Профиль пользователя