Коротко


Подробно

Десять дел одного года

Из множества громких уголовных процессов 2010 года "Власть" по традиции отобрала дела, которые можно считать прецедентными.


Ольга Шкуренко, Евгений Белов


Дело майора-убийцы


19 февраля 2010 года Мосгорсуд приговорил к пожизненному заключению бывшего начальника ОВД "Царицыно" Дениса Евсюкова, устроившего бойню в супермаркете "Остров". Тогда погибли два человека, еще семь получили ранения.

В ночь на 27 апреля 2009 года майор Евсюков, находясь в состоянии алкогольного опьянения после празднования своего дня рождения, отправился в магазин "Остров". Он застрелил водителя, который его подвез, кассиршу магазина, а также стрелял по другим посетителям и прибывшим сотрудникам милиции. В результате инцидента в отставку были отправлены несколько милицейских начальников, включая главу ГУВД Москвы Владимира Пронина. Расследование взяло на контроль руководство СКП и МВД. 1 сентября майору предъявили окончательное обвинение в убийстве двух человек (ч. 2 ст. 105 УК), покушении на жизнь еще двадцати двух (ст. 30 и ч. 2 ст. 105), незаконном хранении и ношении оружия (ст. 222) и посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительных органов (ст. 317). По версии следствия, милиционер действовал из "хулиганских побуждений". Сам майор утверждал, что ничего не помнит, однако психиатрическая экспертиза подтвердила его вменяемость. Процесс начался 28 декабря 2009 года и завершился беспрецедентным для сотрудника МВД такого уровня пожизненным приговором. Сам подсудимый рассчитывал, что "дадут лет 25". Суд лишил Евсюкова звания и удовлетворил иски потерпевших о возмещении вреда на сумму 150 тыс. руб. Судья также вынес в адрес главы МВД Рашида Нургалиева частное определение "об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления". В июне 2010 года Верховный суд России оставил приговор в силе.

Дело Евсюкова стало самым громким в потоке милицейских преступлений, вынудивших власти объявить о полномасштабной реформе МВД. Фамилия майора стала нарицательной.

Дело мебельщиков со связями


Дело мебельщиков со связями: (слева направо) бывший руководитель ОО «СЭФТранс» Андрей Саенко, бывший президент торговых комплексов «Три кита» и «Гранд» Сергей Зуев, бывший генеральный директор ОО «Альянс-95» Андрей Латушкин

Дело мебельщиков со связями: (слева направо) бывший руководитель ОО «СЭФТранс» Андрей Саенко, бывший президент торговых комплексов «Три кита» и «Гранд» Сергей Зуев, бывший генеральный директор ОО «Альянс-95» Андрей Латушкин

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

1 апреля 2010 года Наро-Фоминский горсуд вынес приговор по делу о контрабандных поставках мебели в торговые центры "Гранд" и "Три кита". Бывший хозяин центров Сергей Зуев получил восемь лет колонии, три его подельника — от четырех до семи с половиной лет, пятеро других — условные сроки по ч. 4 ст. 188 УК (контрабанда) и ч. 4 ст. 174 (легализация преступных доходов).

Дело начали расследовать в августе 2000 года, но уже в ноябре оно было закрыто Генпрокуратурой. В 2002 году после личного вмешательства президента Владимира Путина расследование было возобновлено. Все эти годы дело "Трех китов" считалось одним из основных дел о коррупции в правоохранительных органах. СМИ сообщали, что в нем столкнулись интересы "крышевавших" мебельщиков ФСБ и Генпрокуратуры с расследовавшими контрабанду МВД и таможней. Однако приговор был вынесен только представителям коммерческих структур. Суд установил, что с января по август 2000 года организованная группа во главе с Сергеем Зуевым контрабандным путем ввезла в Россию партии мебели и других товаров на сумму свыше 40 млн руб. Ущерб государству от неуплаты таможенных платежей составил 13,5 млн руб. 9 августа Мосгорсуд оставил приговор в силе.

Дело "Трех китов" стало одним из самых затяжных и скандальных за прошедшее десятилетие. В ходе расследования на скамью подсудимых попали превысивший полномочия следователь Павел Зайцев (получил два года условно) и два таможенных чиновника (оправданы судом). Уволена жаловавшаяся на давление Генпрокуратуры судья Мосгорсуда Ольга Кудешкина. "Местью" за работу по делу "Трех китов" называл свое уголовное преследование генерал ФСКН Александр Бульбов. Со скандалом вокруг дела связывают чистку в силовых ведомствах в мае 2006 года: должности тогда потеряли 19 человек, включая нескольких генералов ФСБ.

Дело о вреде милосердия


Дело о вреде милосердия: Сергей Махнаткин

Дело о вреде милосердия: Сергей Махнаткин

Фото: Кадр

9 июня 2010 года Тверской суд Москвы приговорил жителя Тверской области Сергея Махнаткина к 2,5 годам колонии за нападение на милиционера во время митинга оппозиции.

Сергей Махнаткин был задержан милицией 31 декабря 2009 года на Тверской площади во время акции в защиту 31-й статьи Конституции (см. материал "Эй, прохожий, проходи. Эх, пока не получил" в N 23 от 14 июня). Как утверждает осужденный, он просто шел мимо и, увидев, что милиционеры грубо тащат семидесятилетнюю женщину в автозак, сделал им замечание. После этого мужчина сам оказался в автобусе, где милиционеры душили его, приковав наручниками к поручню.

Из ОВД "Тверское" Махнаткина отпустили только утром 1 января, и в тот же день он написал в ГУВД Москвы жалобу на избиение сотрудниками милиции. 1 июня его вызвали на Петровку якобы для опознания нападавших, однако вместо этого задержали по подозрению в нападении на сотрудника милиции и поместили в СИЗО. По версии следствия, в автозаке Махнаткин нанес несколько ударов сержанту Дмитрию Моисееву и сломал ему нос. Суд признал господина Махнаткина виновным по ч. 2 ст. 318 УК (применение в отношении представителя власти насилия, опасного для жизни и здоровья). При этом заявления оппозиционеров о том, что Махнаткин не имеет к ним никакого отношения и никого не избивал, в расчет приняты не были. 16 августа приговор подтвердил Мосгорсуд. Защитник осужденного Михаил Трепашкин назвал процесс "предостережением со стороны власти всем гражданам с активной общественной позицией" и пообещал обжаловать приговор.

Сергей Махнаткин — первый участник протестной акции защитников Конституции, приговоренный к реальному тюремному сроку. Примечательно, что козлом отпущения стал не убежденный оппозиционер, а случайный прохожий, вступившийся за женщину.

Дело о судейском великодушии


Дело о судейском великодушии: Василий Алексанян

Дело о судейском великодушии: Василий Алексанян

Фото: РИА НОВОСТИ

24 июня 2010 года Симоновский райсуд Москвы прекратил за истечением срока давности дело бывшего вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна. Он обвинялся в хищении акций и имущества "Томскнефти" на сумму более 12 млрд руб. (ст. 160 УК), легализации этих средств (ст. 174) и уклонении от уплаты налогов (ст. 198).

Василий Алексанян находился под арестом с апреля 2006 года. В СИЗО у него диагностировали серьезные заболевания — потерю зрения, туберкулез, ВИЧ и рак лимфатической системы. С требованием об освобождении тяжелобольного выступили политические и общественные деятели, судьи Европейского суда по правам человека; Михаил Ходорковский в знак солидарности с Василием Алексаняном провел голодовку. После начала процесса в феврале 2008 года Василий Алексанян был переведен в горбольницу N 60, где оставался под охраной. Слушания отложили "до окончания прохождения лечения". Суд неоднократно продлевал Алексаняну срок содержания под стражей, пока 8 декабря 2008 года не принял решение выпустить его под залог, затребовав беспрецедентно высокую сумму 50 млн руб. В январе 2009 года, когда сторонникам Алексаняна удалось собрать эти средства, он был отпущен домой. В июне 2010 года бывший вице-президент ЮКОСа дал свое согласие на закрытие дела по нереабилитирующим обстоятельствам и получил возможность выехать на лечение за границу.

Василий Алексанян стал первым сотрудником ЮКОСа, находившимся под стражей почти три года и не получившим срок. Однако Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, второй суд над которыми завершается в Хамовническом суде ("Власть" подробно освещала его ход в N 49 от 13 декабря, см. материал "Заключение следует"), едва ли стоит рассчитывать на подобное великодушие. Приговор по делу Ходорковского и Лебедева, безусловно, вошел бы в список десяти дел 2010 года, если бы суд не перенес его оглашение на самый конец года — 27 декабря (подробнее).

Дело о VIP-аварии с отсрочкой наказания


17 августа 2010 года Кировский райсуд Иркутска приговорил 28-летнюю жительницу города Анну Шавенкову к трем годам колонии-поселения, постановив отсрочить наказание до 6 марта 2024 года, когда ребенок Шавенковой достигнет 14-летнего возраста (см. материал "В порядке заключения из правил" в N 33 от 23 августа).

2 декабря 2009 года Анна Шавенкова, дочь председателя избирательной комиссии Иркутской области Людмилы Шавенковой, не справилась с управлением автомобилем, выехала на тротуар и сбила сестер Елену и Юлию Пятковых. Елена скончалась, Юлия осталась инвалидом. Широкий резонанс авария получила благодаря обнародованной записи с уличной камеры видеонаблюдения. На записи видно, что виновница ДТП даже не пыталась оказать помощь пострадавшим, а первым делом начала осматривать поврежденную машину. Еще более скандальным оказался приговор. Суд признал госпожу Шавенкову виновной по ч. 3 ст. 264 УК (нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека), но по ст. 82 (отсрочка отбывания наказания) отложил исполнение приговора. Защита семьи потерпевших обжаловала вердикт, и 14 октября Иркутский областной суд направил дело на новое рассмотрение. В ноябре Людмила Шавенкова по собственному желанию оставила должность председателя облизбиркома.

Отсрочка наказания крайне редко применяется российским правосудием в громких делах. Например, имея двух малолетних детей и будучи беременной, такой отсрочки не смогла добиться бывший заместитель начальника правового отдела компании "ЮКОС-Москва" Светлана Бахмина, осужденная на 6,5 лет за хищение активов "Томскнефти". Поэтому граждане и усомнились в справедливости приговора дочери высокопоставленной чиновницы. Новое рассмотрение дела еще не окончено. Итог этого рассмотрения имеет шансы оказаться более традиционным для VIP-ДТП: в настоящее время Анна Шавенкова проходит психиатрическую экспертизу, по итогам которой может быть признана невменяемой, и тогда вообще избежит наказания.

Дело о VIP-аварии без наказания


Дело о VIP-аварии без наказания: ДТП с участием автомобиля вице-президента ЛУКОЙЛа Анатолия Баркова, в котором погибли две женщины

Дело о VIP-аварии без наказания: ДТП с участием автомобиля вице-президента ЛУКОЙЛа Анатолия Баркова, в котором погибли две женщины

Фото: РИА НОВОСТИ

7 сентября 2010 года глава ГУВД Москвы Владимир Колокольцев объявил о прекращении уголовного дела по факту ДТП с участием автомобиля вице-президента ЛУКОЙЛа Анатолия Баркова, в котором погибли две женщины. Дело закрыли по п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК (смерть подозреваемого или обвиняемого).

25 февраля 2010 года на Ленинском проспекте столкнулись "Мерседес", на котором везли на работу Анатолия Баркова (интервью с Барковым "Кровь моя, все мое" см. в N 39 от 4 октября), и "Ситроен", в котором находились акушеры-гинекологи Ольга Александрина и Вера Сидельникова. Обе женщины погибли. 27 февраля было возбуждено дело по ч. 5 ст. 264 УК (нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека). В милиции с самого начала выдвинули версию о виновности Александриной — водителя "Ситроена", хотя представители погибших утверждали, что "Мерседес" объезжал пробку по полосе встречного движения. Благодаря широкому освещению в СМИ и интернете на инцидент обратил внимание Дмитрий Медведев. По его приказу дело контролировал лично глава МВД, отчитывался по нему глава ГУВД Москвы, материалы расследования были обнародованы. Ссылаясь на них, ГУВД объявило, что в аварии виновна водитель "Ситроена", выехавшая на полосу встречного движения. Однако эксперты Федерации автовладельцев России, ссылаясь на следы на асфальте и характер повреждений, продолжают утверждать, что виновен водитель "Мерседеса" (см. материал "Я вам честно скажу: я в этой стране до 2012 года" в N 38 от 27 сентября). Выводы следствия и прекращение дела были обжалованы родственниками погибших, но 17 ноября Мосгорсуд окончательно отклонил их иск.

Это ДТП вызвало бурную реакцию в обществе, давно уставшем от произвола VIP-машин на дорогах. Усилилось движение за отмену дорожных привилегий чиновникам и приближенным к власти бизнесменам. Инциденты с VIP-машинами стали получать широкую огласку. Так, недавно начаты проверки двух случаев нападения на водителей, не уступивших дорогу машинам с мигалками.

Дело о враге Кадырова


Дело о враге Кадырова: (слева направо) Асланбек Дадаев и Элимпаша Хацуев

Дело о враге Кадырова: (слева направо) Асланбек Дадаев и Элимпаша Хацуев

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

18 октября Мосгорсуд признал виновными в убийстве экс-депутата Госдумы и Героя России Руслана Ямадаева чеченцев Асланбека Дадаева, Элимпашу Хацуева и Тимура Исаева. Они получили от 14 до 20 лет колонии строгого режима.

Старший из братьев Ямадаевых, Руслан, был убит 24 сентября 2008 года в Москве. Находившийся с ним в одной машине бывший комендант Чечни Сергей Кизюн выжил. Следствие установило, что убийство Руслана Ямадаева стало первой и единственной успешной акцией "оргпреступной группировки, сформированной для совершения убийств по найму" (покушение на президента ОАО "Конверсгрупп" Александра Антонова группировке не удалось — Антонов выжил). Проживающие в Москве неработающие чеченцы объединились под началом Асланбека Дадаева — он взял на себя контакты с заказчиками, общее руководство акциями и в первой акции сам расстрелял Ямадаева и Кизюна. Сотрудники следственной бригады отмечали, что преступление было совершено по-дилетантски: преступники пользовались своими машинами и сотовыми телефонами, хвастались друзьям "успехами". За убийство Руслана Ямадаева (ч. 2 ст. 105 УК РФ), покушения на убийства (ч. 3 ст. 30, ст. 105) и незаконное хранение оружия (ч. 3 ст. 222) Асланбек Дадаев был приговорен к 20 годам, Элимпаша Хацуев — к 15 годам и Тимур Исаев — к 14 годам заключения.

Случившееся можно назвать образцовым делом о смерти недоброжелателя главы Чечни Рамзана Кадырова. Несмотря на косвенные улики (в телефонном разговоре Хацуев говорил, что рассчитывает на помощь некоего занимающего высокое положение Рамзана, которому он оказал услугу), заказчик преступления так и не был установлен. Так же, как до сих пор не установлены и заказчики убийств журналистки Анны Политковской, правозащитницы Натальи Эстемировой, бывшего охранника президента Чечни Умара Израилова, младшего брата Руслана Ямадаева Сулима. Версии же о том, что заказчиком мог быть сам Кадыров, Дмитрий Медведев оценил как "самые примитивные и самые неприемлемые для власти".

Дело о незаконной борьбе с наркоманией


Дело о незаконной борьбе с наркоманией: Егор Бычков

Дело о незаконной борьбе с наркоманией: Егор Бычков

Фото: Яков Глинский, Коммерсантъ

3 ноября Свердловский облсуд заменил Егору Бычкову, президенту нижнетагильского фонда "Город без наркотиков", признанному виновным в применении незаконных методов лечения больных наркоманией, реальный срок на условный.

Уголовное дело было возбуждено летом 2008 года в отношении президента фонда Егора Бычкова и его помощников — Александра Васякина и Виталия Пагина. По версии следствия, в реабилитационном центре фонда пациентов избивали и морили голодом, а его сотрудники виновны в похищениях людей (ст. 126 УК РФ), незаконном лишении свободы (ст. 127), нанесении побоев (ст. 116) и истязаниях (ст. 117). Резонансный процесс дошел до руководства страны: лидер рок-группы "Чайф" Владимир Шахрин рассказал об этом деле 11 октября на встрече с президентом. Дмитрий Медведев пообещал, что "вникнет в проблему и разберется". Но на следующий день, 12 октября, Дзержинский райсуд Нижнего Тагила признал подсудимых виновными по ст. 126 и ст. 127. По ст. 116 подсудимых освободили от наказания по истечении срока давности, а по ст. 117 полностью оправдали. Бычков получил 3,5 года колонии строгого режима, Васякин — 4 года колонии строгого режима, Пагин — 1,5 года условно. Защита обжаловала приговор, в Екатеринбурге и Москве прошли митинги в поддержку осужденных. 3 ноября Свердловский облсуд переквалифицировал обвинения в похищении людей на незаконное лишение свободы и изменил Бычкову приговор на 2,5 года условно, Васякину — на 2,5 года колонии-поселения, а Пагину — на 1 год условно.

Эта история не только породила бурное обсуждение того, допустимо ли отучать наркоманов от наркотиков насильно, но и стала первым делом, на которое оказало влияние внимание Дмитрия Медведева. Раньше он интересовался и расследованием убийства Натальи Эстемировой, и гибелью в СИЗО юриста Сергея Магнитского, и делом о ДТП с участием вице-президента ЛУКОЙЛа Анатолия Баркова (см. выше). Однако в тех случаях это внимание не привело к сколько-нибудь заметному изменению первоначальной позиции правоохранительных органов.

Дело о похищении, которого не было


Дело о похищении, которого не было: (слева направо) вице-президент «Евросети» Борис Левин, сотрудники службы безопасности «Евросети» Виталий Цверкунов и Андрей Ермилов

Дело о похищении, которого не было: (слева направо) вице-президент «Евросети» Борис Левин, сотрудники службы безопасности «Евросети» Виталий Цверкунов и Андрей Ермилов

Фото: ИТАР-ТАСС

17 ноября коллегия присяжных в Мосгорсуде оправдала за отсутствием события преступления вице-президента "Евросети" Бориса Левина и еще восьмерых человек, обвинявшихся в похищении в 2003 году экспедитора компании Андрея Власкина и вымогательстве у него денег и имущества.

Уголовное дело было возбуждено 2 сентября 2008 года; о похищении экспедитора стало случайно известно в ходе расследования другого дела — о контрабанде мобильных телефонов. По версии следствия, служба безопасности "Евросети", которую курировал Левин, заподозрила Андрея Власкина в краже крупной партии мобильных телефонов. Его розыск организовали с помощью сотрудников УВД Южного округа Москвы; когда Власкина нашли, то стали удерживать на съемных квартирах, требуя расплатиться. Всего у Власкина и другого экспедитора "Евросети" служба безопасности компании якобы отобрала имущества и денег на общую сумму 13 млн руб. Заочное обвинение в соучастии в похищении человека и вымогательстве было предъявлено бывшему владельцу "Евросети" Евгению Чичваркину, уехавшему в Лондон (дело в отношении него было выделено в отдельное производство). Сотрудников компании и одного сотрудника УВД ЮАО обвинили в незаконном лишении свободы (ст. 127 УК), похищении человека (ст. 126), вымогательстве (ст. 163), истязаниях (ст. 117), грабеже (ст. 161) и заведомо ложном доносе (ст. 306). Дело рассматривал суд присяжных; за два часа присяжные ответили на 97 вопросов и единогласно признали всех обвиняемых невиновными. 1 декабря Мосгорсуд огласил оправдательный приговор, а 7 декабря прокуратура обжаловала вердикт.

Очевидно, что решение присяжных окажет влияние на Вестминстерский суд Лондона, который в марте 2011 года должен рассмотреть запрос России об экстрадиции Евгения Чичваркина. Очевидно также, что уголовное преследование "Евросети" не было санкционировано в высших эшелонах власти, а стало результатом самодеятельности силовиков. Процесс о мнимом похищении доказал, что без политической поддержки силовикам трудно добиться обвинительных приговоров против бизнесменов, а присяжные не всегда готовы засудить "олигархов и их приспешников".

Дело о нарушении "кодекса молчания"


3 декабря 2010 года суд Сыктывкара приговорил к 1,5 года колонии бывшего заместителя прокурора Ухты Григория Чекалина, признав его виновным в даче ложных показаний (ч. 2 ст. 307 УК) по делу о поджоге торгового центра "Пассаж".

В результате пожара в "Пассаже" в июле 2005 года погибли 25 человек. Первый суд над двумя поджигателями завершился в июне 2008 года их оправданием, повторный в июне 2009 года — пожизненным сроком. Григорий Чекалин, выступая на обоих процессах свидетелем, заявлял, что дело сфабриковано следствием. В ноябре 2009 года он выложил в интернет видеообращение к президенту Дмитрию Медведеву, в котором сообщал о фальсификации результатов расследования и невиновности осужденных. Видеозапись вызвала большой резонанс, прокуратура провела по ней проверку, но нарушений не нашла. В декабре следственный комитет по Республике Коми завел дело на самого экс-прокурора, указав, что он "из личной заинтересованности" дал ложные показания на процессе о поджоге, желая обеспечить алиби его организаторам. В декабре 2010 года суд признал его виновным. Григорий Чекалин назвал процесс "расправой за гражданскую позицию", отметив, что "реальный срок за эту статью в России никогда не давали".

Дело Григория Чекалина подтверждает неписаное правило, в соответствии с которым любой сотрудник правоохранительных органов должен нести наказание за публичное изобличение "своих". Первый милиционер-разоблачитель Алексей Дымовский, обвиненный в служебном подлоге и клевете, отделался полутора месяцами СИЗО и штрафом. Сотрудницу свердловского ГУВД Татьяну Домрачеву, выявившую нарушения в службе тыла, просто уволили за прогул. Однако с жестким наказанием Григория Чекалина может сравниться только наказание экс-милиционера из Коми Михаила Евсеева, также сообщившего о нарушениях в деле "Пассажа". За разглашение гостайны он получил год и три месяца колонии-поселения.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение