Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

 "В программе много красивых слов"
       Бывший министр сельского хозяйства в нескольких российских правительствах, депутат Госдумы ГЕННАДИЙ КУЛИК считает, что нужны не программы, а конкретные действия. О них он рассказал корреспонденту Ъ ИРИНЕ Ъ-ГРАНИК.

— Как вы оцениваете одобренную правительством программу развития АПК?
       — То, что правительство Касьянова после более чем полугода пребывания у власти занялось аграрными вопросами, факт сам по себе отрадный для страны. Если это продиктовано глубоким пониманием проблем АПК, то это вдвойне хорошо. Но если это просто дань моде, принятие очередной программы по АПК — кроме кабинета Примакова, ее принимало каждое правительство и считало это единственно правильной программой,— то это плохо.
       Похоже, что эта программа может остаться данью моде. Мне представляется, что в ней не совсем четко и правильно расставлены акценты. Ставка сделана на совершенствование законов. Написано очень много о том, какие законы надо принять, начиная от земельного кадастра и оборота земли. Я не преуменьшаю значимость этих проблем, но считаю, что это второй этап реформирования агропромышленности.
       — Какие же меры должны быть первоочередными?
       — Сначала нужно развивать аграрный рынок, который у нас абсолютно отсутствует. Производитель не имеет средств, он не может ничего купить. Значит, нужно провести оздоровление финансов. Если мы хотим, чтобы больной начал нам что-то давать и работал, надо его вылечить, тогда он пойдет на работу. Нужен комплекс мер по реструктуризации долгов. Отрасль находится в жутком состоянии. В АПК накопилось 170 млрд руб. долгов, которые все нарастают. За полгода они увеличились более чем на 20 млрд руб. Но если мы хотим создавать рыночные отношения, у нас должен быть покупатель.
       — В правительственной программе есть пункт о финансовом оздоровлении АПК и о реструктуризации долгов?
       — Пункт есть, но законопроект о финансовом оздоровлении АПК, который был подготовлен депутатами, не рассмотрен, даже не получено заключения правительства. Соответствующее поручение президента, которое было дано после февральского совещания в Краснодаре, не выполнено.
       — Что еще вам не нравится в программе?
       — Предложения о создании финансовой системы, которая должна обслуживать агрокомплекс. Мы не можем пойти по пути выделения бюджетных средств и прямых субсидий сельскому хозяйству. Но взамен нужно предложить финансовую схему, по которой мы будем работать с сельхозпроизводителем. В программе это полностью отсутствует. Во всех развитых странах действует весьма широкая система кредитования. У нас фермеры при довольно неустойчивом финансовом состоянии фермерских хозяйств уже используют кредитные ресурсы до 30 млрд руб. в год. Но у нас есть только фонд льготного кредитования, который мы четыре-пять лет тому назад записали в Законе о бюджете. Этот фонд не пополняется, и новых источников не предлагается. Сейчас правительство издало постановление о том, что будет компенсирована часть процентной ставки по кредитам на уборочные работы. Такая форма может быть использована, но она приемлема только для сильных хозяйств. Для слабых и средних хозяйств она не подходит, и так будет до тех пор, пока не будет проведено их оздоровление. Банки просто не работают с хозяйствами, которые имеют долги.
       — Что сейчас кредитуют банки?
       — Кредиты выдаются в основном на горючее, на запасные части. Но кредитов очень мало. А если мы хотим разогревать рынок, надо снять всякие ограничения на выдачу кредитов под закупку зерна у нашего производителя. Мы бы решили две задачи: и хорошего производителя поддержали, и более слабый получил надежную основу для своего развития. Скажем, птицеводство чуть-чуть поддержать кредитными ресурсами — и оно будет работать.
       — Это слишком дорогая схема...
       — Зато это целевое решение вопроса. И еще я хочу сказать о том, как обеспечить хозяйства техникой. Я говорил о краткосрочных кредитах для оперативного финансирования — покупка кормов, запасных частей, горючего, удобрений. А надо же еще и основные фонды обновлять. У нас практически встало сельхозмашиностроение, техника не обновляется. Я не думаю, что надо быть большим экономистом, чтобы не понимать, что производство тракторов в такой большой стране, как Россия, не может составлять всего 14 тыс. в год, а зерноуборочных комбайнов — 618 штук в месяц. Раньше Россия производила 230-240 тыс. тракторов в год, и этого не хватало. Из-за нехватки техники мы ежегодно теряем 2-2,5 млн га посевных площадей. За годы реформ потеряно больше, чем было освоено целинных земель в советское время.
       — Программа предусматривает налаживание лизинговых схем продажи техники?
       — В документе ничего конкретного нет. Отсутствуют источники пополнения и организации лизингового фонда. Ведь это должна быть программа практических действий. В ней должно быть четко описано, как будут создаваться лизинговые фонды, через которые крупные заводы будут реализовать свою технику, как заинтересовать предприятия, чтобы они тоже вкладывали средства в лизинговый фонд, какова будет политика привлечения иностранных средств. Предложения по созданию лизинговых фондов сделали многие компании — "Ньюпол", "Кейс", "Джон Дир". Но пока мы никаких ответов на эти вопросы не дали. Я посмотрел аграрную программу, программу Грефа, план практических действий правительства — и ответа там не нашел.
       Тот же Китай создал сельские кооперативы. Каждый китаец мог купить там по нормальным ценам удобрения, машины и т. д. У нас сегодня в этом смысле нет программы. Никаких мер не принято. Несчастный фермер, который еще не совсем умер, не может получить кредит, потому что требуется такой залог, которого у него просто-напросто нет. Я готов сегодня согласиться с тем, что мелкотоварное производство неэффективно. Но если говорить о колхозных рынках, то там мелкие производители торгуют и мясом, и овощами, и молоком, они удерживают этот рынок насыщенным, и надо им спасибо сказать. Поэтому в программе должен быть специальный раздел по поддержке фермеров. А также частника, который дает на рынок 90% картофеля и овощей и более 40% мяса и молока. А в программе — никаких мер по поддержке этого сектора. А здесь важнейшая проблема — отсутствие институтов по реализации продукции. Потребсоюзы, несмотря на все принятые постановления, пока толком не развернулись.
       — То есть в программе все как бы правильно написано, но не конкретизировано?
       — В программе много красивых слов. Но ведь нужны конкретные шаги. Например, в августе прошлого года президент сказал, что будет сохранен Сельхозбанк. Год прошел — банк не запущен. В этом году бюджет будет перевыполнен. И куда пошли деньги, еще придется разбираться. Можно было бы эти деньги направить и на создание банка. Уже шли бы кредиты через него в АПК.
       — Кто же мешал раньше это сделать? Вы ведь были министром сельского хозяйства в правительстве Примакова?
       — Тогда многое было сделано. Правительство Примакова дало толчок росту производства. Хотя многие пытаются свести все к девальвации рубля. Мы приняли целый комплекс оперативных мер по увеличению собираемости налогов, по наведению порядка на рынке алкоголя. А по финансовому оздоровлению АПК мы просто физически не успели ничего сделать.
       — Нынешний министр Алексей Гордеев понимает, что нужны конкретные меры?
       — Гордеев понимает, но я думаю, что сегодня в правительстве полное засилье Минфина. Очень хотелось бы, чтобы Алексей Кудрин не смотрел на финансовые проблемы АПК бухгалтерским взглядом.

Комментарии
Профиль пользователя