Коротко

Новости

Подробно

Отпетые обменники

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 24

Уличные обменники уже два месяца как запрещены, но на улицах этого не заметно. Работать прекратили немногие точки. Другие лишь изображают, что следуют требованиям Центробанка, или просто их игнорируют. Неудивительно: приходить и закрывать что-то незаконное — работа не банковского регулятора. А милиция, которая закрывать в принципе умеет, не в состоянии отличить запрещенный обменник от легальной операционной кассы.


ОЛЕГ ХОХЛОВ, НАТАЛИЯ БЛОХИНА, НАТАЛЬЯ ЗЛАТКИНА


ЦБ дошел до точек


С 1 октября уличные обменники вне закона: согласно указанию Центробанка, менять валюту могут только универсальные банковские подразделения — то есть как минимум "операционные кассы вне кассового узла". Но уличные обменники меняться не спешат — меняют как раньше.

Что такое операционная касса? Площадь помещения — по крайней мере 6 кв. м, высота потолка — 2,5. Требования к помещению исключают расположение обменника в "легковозводимых строениях", например в обитых сайдингом павильонах по соседству с шаурмой и пиратскими DVD.

Но главное, обменник должен не только менять. Регулятор настаивает, чтобы каждый пункт, который собирается продолжить работу, добавил хотя бы две услуги к профильной из следующего списка: обслуживание банковских карт, управление кредитами и вкладами, покупка и продажа ценных бумаг, денежные переводы, а также прием коммунальных и других платежей.

О грядущем ужесточении требований ЦБ сообщил в мае. К октябрю регулятор ожидал увидеть следующее: 160 московских обменников должны были закрыться, 144 — превратиться в оперкассы. Реальность получилась иная. Кто-то, конечно, закрылся, многие ограничились простым переименованием. Впрочем, стоило ли ожидать чего-то другого, если работники лотка и окошка игнорировали и те немногочисленные требования, которые предъявлялись к ним раньше?

Согласно инструкции ЦБ N 113-И (от 28 апреля 2004 года) "О порядке открытия, закрытия, организации работы обменных пунктов...", на информационном стенде в помещении обменного пункта следовало указывать помимо прочего контактную информацию уполномоченного банка. Клиент должен был видеть перед собой курсы валют по отношению к рублю, а также кросс-курсы. Если предусмотрены комиссии, на стенде положено было размещать свидетельствующую об этом выписку из тарифов банка, заверенную подписью руководителя и с круглой печатью. Начало операции — передача валюты кассиру (этим подтверждается согласие на условия обмена), окончание — момент, когда вы получаете деньги вместе с квитанцией.

Самые громкие претензии к обменникам — обвинения в кражах, говорит председатель правления Конфедерации обществ потребителей (КонфОП) Дмитрий Янин, а самые распространенные — по поводу манипуляций с курсами. Медом намазывают лотки, чтобы нижние купюры прилипали, немногие, а вот указывать на рекламном табло курс, актуальный для сумм, например, от $10 тыс.,— обычная практика. О том, что реальный курс другой, может не сообщаться вовсе. Если эта информация и присутствует, то наверняка подана мелким шрифтом и размещена там, куда никто не смотрит. А уж если купюру в лоток положил и получил сумму, не оправдавшую ожиданий,— отказаться от сделки уже нельзя, тут кассиры начинали ссылаться на инструкцию о начале и конце операции.

В октябре-ноябре ЦБ устроил проверку, которая выявила 31 обменник, так и не ставший оперкассой. Впрочем, они и не могли — все фигуранты опубликованного черного списка не принадлежат банкам, то есть в принципе имеют такое же право заниматься обменом валюты, как любой прохожий. Проверка регулятором, впрочем, была проведена не тотальная, а выборочная — то есть кого удалось найти. 23 ноября регулятор выступил основательнее: назвал все банковские подразделения Москвы и области, которые располагают лицензиями на осуществление операций в иностранной валюте. Всего таких оказалось более 6 тыс. Если обменник по соседству с вашим домом вы в списке не находите, значит, он вне закона. Эту информацию регулятор передал в столичное ГУВД.

Не замечая регулятора


Из-за постоянных манипуляций с курсом валют от обменников стали отворачиваться не только власти, но и клиенты

Из-за постоянных манипуляций с курсом валют от обменников стали отворачиваться не только власти, но и клиенты

Фото: PhotoXpress

Собственная проверка корреспондентов "Денег" 23 ноября показала, что многие обменники не спешат выполнять указания регулятора — ни новые, ни старые.

Пример операционной кассы, удовлетворяющей требованиям,— точка на Тверской, 6, стр. 1. На информационном стенде есть координаты банка (это АКБ "Басманный") и прочая необходимая информация. Здесь помимо обмена готовы сделать денежный перевод — например, через систему "Контакт".

Неподалеку — несколько фигурантов черного списка ЦБ. Некоторые закрыты: не функционирует точка возле дома N 2 на площади Тверской заставы, закрыты обменники в переходе у дома N 8 по Тверской улице, а также те, что работали в домах N 20 и 27 на Тверской-Ямской.

Но обменников, которые продолжают работать как ни в чем не бывало, не меньше. Вот, скажем, точка по адресу 1-я Тверская-Ямская, 29 (у подземного перехода на площади Тверской заставы). Никакой информации, помимо курса для сумм более $10 тыс., нет. Кассир отказывается отвечать на вопросы, какой кредитной организации принадлежит оперкасса и какие услуги она оказывает помимо обмена валют. "Сначала положите деньги в лоток — потом пообщаемся",— говорит дама. Такая же история у дома N 3 на площади Тверской заставы: у входа — вывеска, где крупно набран лишь "льготный" курс, внутри — ни одного документа. Кассир играет в молчанку.

Там, где сотрудники более разговорчивы, отсутствие информационного стенда объясняют не без фантазии: "Вдруг придут хулиганы и утащат?" Не менее остроумная отговорка: "Документы сейчас перепечатывают. А название банка — из головы вылетело. Ну, он такой известный. Да вы сами знаете наверняка, у него обменные пункты в центре на каждом шагу".

Перед подземным переходом возле Центрального телеграфа — огромные штендеры. Сам обменник, расположенный под землей, соседствует с магазином головных уборов. На стенах крошечного помещения — множество документов, но ни один не содержит информации о наименовании, телефоне и адресе банка. Перечня услуг тоже не видно, потому что их здесь и не оказывают. Кассира приходится долго уговаривать, прежде чем она называет работодателя — Юникорбанк. Интересно, что на сайте банка эта оперкасса не упоминается.

На вопрос о возможности каких-либо операций помимо обмена валюты в оперкассе по адресу Тверская, 20, якобы принадлежащей Эсидбанку, кассир ответила, что можно сделать перевод через систему "Контакт". Правда, сейчас услуга не работает, так как нет интернета. Мы обошли несколько десятков обменников, и эта отговорка оказалась самой распространенной. Сотрудники большинства точек, видимо, в курсе новых требований ЦБ: они уверяют, что и деньги переводят, и плату за разные услуги принимают, но только не сейчас — интернет не работает.

Иногда врут самозабвенно. Метро "Южная", одноименный торговый центр. По данным ЦБ, здесь находятся законные операционные кассы сразу нескольких банков и один незаконный обменный пункт. В оперкассах все, как требует ЦБ. Незаконный обменник (окошко рядом с входом в торговый центр) тоже работает. Стенда нет, указан только курс. Можно купить "сувенир на удачу" — копию стодолларовой банкноты. На этом список допуслуг заканчивается. Лицензию не показывают, но сообщают название кредитной организации — Торгово-промышленный банк. ЦБ такой организации лицензию не выдавал.

"То, чем занимается ЦБ, нельзя назвать борьбой, это просто наведение порядка: когда деньги меняют в полноценном банковском офисе, сомнительных сделок почти не бывает,— говорит президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков.— Надо посмотреть на результаты действий регулятора, и будет видно, что еще следует предпринять". Президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян считает, что теперь потребитель по крайней мере легко сможет определить, где деньги меняют легально, а где вчерную: "Жулик не станет открывать допофис, ему это невыгодно — он меняет деньги из картонной коробки".

Меняла на доверии


Регулятор заявляет: нарушители не имеют отношения к банкам, значит, бороться с ними должны правоохранительные органы. Но и обменники "с крышей", оказывается, часто имеют лишь косвенное отношение к кредитным организациям, от чьего имени работают. Этим, в частности, может объясняться то, что в разных обменниках одного банка разный курс. Если банк не очень чистоплотный, он лишь дает обменникам необходимую вывеску, замечает Анатолий Аксаков: работники не ведут учета операций, не выдают справки или квитанции и, конечно, не сдают деньги в банк.

Корреспондент "Денег" сам убедился в распространенности таких схем, позвонив под видом предпринимателя по объявлению о продаже обменника.

В интернете несложно найти десятки таких объявлений. За один обменник просят обычно $20-40 тыс. Вы получаете "защитную кабину кассира" (естественно, в арендованном помещении), оборудование для пересчета и проверки подлинности купюр, компьютер с необходимым софтом, систему видеонаблюдения, сигнализацию. Еще информационные табло и уличные штендеры. В качестве бонусов (то есть их может и не быть) — кондиционер, минимум мебели, кулер. Плюс обязательное подключение к городской телефонной линии и к интернету (похоже, нам все-таки врали в большинстве точек, что интернета нет). Почти во всех объявлениях — обещания чистой прибыли до $4 тыс. в месяц. Детали нужно обсуждать с продавцом.

Набираю номер, указанный в одном из объявлений. Собеседник — Константин сообщает, что уже избавился от своих точек, но соглашается дать пару советов. Первое, что я узнаю: продаются уже в основном оперкассы, то есть обменники, которые умеют переводить деньги и принимать плату за услуги. Это хорошо. Но на вопрос о том, как юридически будет оформлена сделка, я получаю удивительный ответ:

— Да никак. В этом бизнесе все строится на доверии. Как франшиза, только без документов. Банк арендует помещение, его головная боль — лицензия ЦБ и чтобы не пришли с проверкой. И формально это его сотрудники будут сидеть за окошками.

— А я что же?

— А вы как бы никто. Человек, у которого вы покупаете обменник, заберет из кассы свои деньги, вы положите свои и будете их прокручивать. За то, что банк вас прикрывает, нужно будет платить, скажем, по $1 тыс. в месяц или какой-то процент от оборота.

Константин говорит, что в кассе нужно иметь не менее $10 тыс. (все деньги — ваши, банк не вкладывается). Месячная аренда — 30 тыс. руб., на зарплату двум сотрудникам уйдет столько же, еще нужно оплатить охрану. Все вместе, с учетом платы за "франшизу" — примерно 100 тыс. руб. в месяц. Реальная чистая прибыль — около 50 тыс. руб. "Этим летом доходность упала после скачков курса, да и вообще люди все хуже относятся к обменникам — сказалось их повальное увлечение "льготными курсами",— говорит Константин.— Сейчас вместо обменника лучше по аналогичной схеме открыть допофис, это если деньги позволяют. А можно — пункт денежных переводов где-нибудь возле рынка". Обменники, доверительно завершает разговор мой собеседник, либо сами вымрут, либо ЦБ их все-таки доконает.

Впрочем, пока есть спрос на услуги уличных менял, часть точек точно продолжит работу — примерно в том же виде, что и клубы игровых автоматов, которые так и не удалось полностью истребить, считает заместитель гендиректора компании "Финэкспертиза" Наталья Борзова: "Этот серый бизнес просто превратится в черный, ужесточение способствует тому, чтобы он вернулся к состоянию середины 1990-х. Кассу уличному обменнику по-прежнему часто делают люди, которые меняют деньги чемоданами. Пока они есть, сохранятся и обменники — просто горящие табло с улиц исчезнут".

Логика действий ЦБ и правоохранительных органов говорит в пользу этого предположения, считает Гарегин Тосунян: "У регулятора простая философия: если это небанковское учреждение, пускай с ним правоохранительные органы разбираются. А те, в свою очередь, тоже не рвутся в бой — как им разбираться до поступления информации от ЦБ или жалоб от граждан. К тому же тут и крышевание имеет место". По словам Анатолия Аксакова, достаточно и того, что регулятор дал сигнал: честный обмен — только в офисе банка. Единственное, что говорит за обмен на улице — курс там можно найти самый выгодный. "Думаю, что услуга подорожает, но не сильно, если обменники исчезнут,— говорит Гарегин Тосунян.— Там, где риски меньше, цена всегда менее выгодна".

Комментарии
Профиль пользователя