Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 33

 Страна победившего ваххабизма


       В конце прошлой недели в Москве с официальным визитом побывал президент Таджикистана Эмомали Рахмонов. Подписав в ходе этого визита ряд двусторонних соглашений, Россия обрела в Средней Азии военно-политического союзника. Им стало единственное государство СНГ, где реальная власть находится в руках исламских фундаменталистов — ваххабитов.

       Русский термин "ваххабизм" был запущен в конце 80-х годов тогдашним КГБ СССР. Им обозначались представители неофициального, подпольного ислама, преимущественно в Средней Азии. Тогдашним центром ваххабизма была Ферганская долина в Узбекистане. Именно в Фергане в 70-80-е годы в подпольных исламских школах Намангана получили свое религиозное образование нынешние лидеры таджикских ваххабитов Давлат Усмон (министр экономики Таджикистана), Саид Абдулло Нури (лидер Объединенной таджикской оппозиции и председатель Комиссии по национальному примирению), Мухаммад Шариф Химматзода (глава одного из комитетов названной комиссии).
       Во второй половине 90-х годов ваххабиты объявились уже в России — на Северном Кавказе. Прежде всего — в Чечне, где они объединились вокруг полевого командира иорданского происхождения Хаттаба. Кстати, первый бой с российской армией Хаттаб провел не в Чечне, а в Таджикистане. В мае 1993 года вместе с отрядом боевиков исламской оппозиции он участвовал в разгроме 12-й российской погранзаставы.
       Сегодня эмиссары ваххабитов уже заполонили Среднюю Азию, Закавказье, российский юг и Поволжье. И стали, таким образом, реальной политической силой на большей части постсоветского пространства.
       
       Ваххабизм, возникший в Аравии в XVIII веке, был движением пуританского толка, стремившимся к возрождению ислама в его изначальной чистоте. Последователи ваххабизма объединялись в общины с жесткой дисциплиной, организованные наподобие средневековых монашеских орденов (см. справку).
       В 70-80-е годы, в период афганской войны, в среде арабских добровольцев, воевавших против советских войск, оформилось радикальное крыло ваххабизма, поставившее перед собой цель "вернуть к истинной вере" весь исламский мир. Именно под его влиянием оформилась идеология афганских талибов. Ваххабизм стал быстро набирать силу, превращаясь в глубоко законспирированный транснациональный военно-политический орден со сложной организацией и иерархической структурой. Сегодня он располагает разветвленной агентурной сетью, собственными аналитическими и учебными центрами, разведкой и контрразведкой, прекрасно обученными и вооруженными отрядами диверсантов и опирается на мощные финансовые структуры (в первую очередь — в арабских странах). В числе его лидеров называют врага США #1 — международного террориста Осаму бен Ладена.
       Организация построена так, что каждый знает лишь своего непосредственного начальника (контактера) и свое непосредственное окружение. Это исключает провал всей сети в случае ареста одного из агентов.
       Боевые отряды, организующие теракты, как правило, немногочисленны — от 3 до 10 человек. Иногда в одном и том же городе могут действовать несколько таких отрядов, которые не знают о существовании друг друга.
       Бойцов отличают бесстрашие, готовность беспрекословно подчиняться приказу старшего и фанатизм. Очевидцы рассказывают, как после нападения на российскую погранзаставу в Таджикистане один из ваххабитов оплакивал погибшего друга. Он плакал, причитая: "Аллах признал его достойным стать шахидом (то есть мучеником за веру.— Ъ), а меня нет".
       Ваххабиты создали сеть учебных заведений: от подпольных начальных школ, функционирующих в большинстве стран мира, в том числе и в России, до вузов и лагерей по подготовке диверсантов. Широко практикуется отправка собственных стипендиатов во вполне легальные светские и религиозные университеты. Преимущественно в арабских странах. Но это — путь для сочувствующих, которые, получив образование и заняв ключевые позиции в обществе, должны стать агентами влияния.
       
       Отбор будущих активистов и командного состава производится иначе. К перспективным юношам вначале присматриваются. Иногда этот период длится год-полтора. Убедившись, что человек подходит, ему дают рекомендацию для поступления в одну из закрытых школ.
       Впрочем, это еще не значит, что его туда примут. Абитуриентов тестируют. Тесты эти весьма своеобразны, и далеко не все их выдерживают. Так, несколько лет назад "экзаменаторы" завернули группу новобранцев из таджикской исламской оппозиции: те не выдержали испытание. Обиженные таджики пожаловались своим наставникам, что никакого испытания не было. Их продержали несколько дней в закрытом помещении с плотно занавешенными окнами, а затем без каких-либо объяснений отправили обратно. Позже экзаменаторы пояснили причину отказа: "Они слишком нетерпеливы". Выяснилось, что на третий или четвертый день некоторые из испытуемых попытались сквозь щели выглянуть наружу.
       Те, кто выдержал тесты и был принят в школу, проходят курс психологической и идеологической обработки. А затем их обучают всевозможным премудростям — как вести себя в чужом городе, как одеваться, чтобы не привлекать к себе внимания, как держаться на допросах и т. д. Впрочем, люди, прошедшие подобный тренинг, редко сдаются в плен.
       В специальных тренировочных лагерях проходят обучение те, кто затем входит в состав разведки и контрразведки (боевиков и диверсантов) ваххабистских движений в различных странах. Поначалу эти лагеря располагались на территории Афганистана, Пакистана, Судана и ряда других стран. В последнее время учебно-диверсионные школы появились и на территории СНГ. Одна из них — центр Хаттаба в Чечне.
       По окончании школы учащиеся сдают экзамен. Для одного из выпусков школы Хаттаба таким экзаменом стал штурм дислоцированной в Дагестане 136-й российской мотострелковой бригады.
       
       Страны СНГ, в частности Россию, ваххабиты рассматривают как "наиболее слабое звено мирового империализма", где легче всего прийти к власти. Как и у всякой порядочной политической организации, у ваххабитов есть свои программы минимум и максимум.
       Программа-минимум — отсечь мусульманскую паству от традиционного духовенства. На этом этапе главные противники ваххабитов — официальные священнослужители и богословы, борьба против которых ведется самыми различными методами, вплоть до терактов. Так, в прошлом году был устранен муфтий Дагестана — один из непримиримых противников ваххабитов, которых в республике, по оценкам специалистов, насчитывается уже более 10% населения.
       Программа-максимум — разгром внешнего врага, то есть светской власти и "неверных". Именно этот этап начинается сейчас в Таджикистане. Там ваххабиты создали по-настоящему серьезный плацдарм. В районе Тавильдары, контролируемой таджикской оппозицией, существует крупнейший учебно-диверсионный центр. Обучаются там не только таджики, но и представители соседних государств, прежде всего Узбекистана.
       Еще летом 1997 года Эмомали Рахмонов заключил с оппозицией соглашение о мире. Постепенно отряды исламской оппозиции, контролируемые непосредственно Саидом Абдулло Нури, стали одной из главных опор президента внутри страны. Они приняли самое активное участие в подавлении мятежа на севере Таджикистана в ноябре прошлого года. Таким образом, союз действующей таджикской власти с ваххабитами скреплен кровью.
       Наиболее последовательным противником таджикского исламизма сегодня является официальный Ташкент — прежде всего потому, что ваххабиты поддерживают внутриузбекскую оппозицию. И до недавнего времени Ташкент не терял надежды изменить ситуацию в Таджикистане. Шансы на это были. В случае относительно свободных выборов в республике наибольшие шансы победить были у сил, ориентированных на Ташкент. В случае же силового варианта эти силы могли рассчитывать на поддержку Узбекистана (как известно, в организации ноябрьского мятежа официальный Душанбе обвинил Ташкент). Их победа означала бы ликвидацию фундаменталистского плацдарма в Таджикистане.
       Однако после заключения российско-таджикского союза все эти планы рухнули. Ключевыми в почти десятке двусторонних соглашений, подписанных в ходе визита Рахмонова в Москву, стали как раз те, которые самым непосредственным образом закрепляют союзнический статус Таджикистана. Главный из них — договор о статусе и условиях пребывания российских войск на территории Таджикистана. Проще говоря, о создании там российской военной базы, основу которой составит дислоцированная в Душанбе 201-я российская дивизия. Таджикским ваххабитам теперь нечего бояться: их интересы надежно защищает Россия.
       
ИГОРЬ ТКАЧЕВ
       
--------------------------------------------------------
       
Откуда они взялись
       Первоначальное название ваххабизма — мувахиддун, что означает "унитарии". Термин "ваххабизм" был придуман оппонентами мувахиддунов и сейчас используется европейскими учеными и большинством арабов. Он происходит от имени основателя учения, исламского проповедника XVIII столетия Магомета ибн Абд аль-Ваххаба. Аль-Ваххаб провозгласил, что ислам после смерти пророка Магомета был извращен и развивался чуждым первооснове путем. Он призывал вернуться к фундаментальному исламу, максимально приближенному к древним священным текстам. Выступал против почитания святых и обычая просить пророка заступиться за молящегося во время молитвы.
       Ваххабиты известны своим консервативным укладом, который накладывает отпечаток на все аспекты их жизни. В 1912 году они начали создавать сельскохозяйственные колонии, где люди из разных племен жили вместе. Жители таких колоний называли друг друга "братьями". В каждой колонии проживали от 1000 до 10 000 человек. Поселения размещали у водного источника и защищали с оружием в руках. Вместо традиционных палаток для жилья использовали мазанки.
       Крестным отцом "второго издания" ваххабизма стал британский разведчик и международный авантюрист Лоуренс Аравийский, решивший использовать это течение для борьбы с Османской империей в годы первой мировой войны. Под знаменем ваххабизма он объединил разобщенные бедуинские племена и привел к власти в Аравии династию Саудитов.
       Ваххабизм до сих пор считается официальной идеологией королевского дома Саудовской Аравии, статус которого особенно высок в исламском мире, благодаря тому что на подвластной ему территории находятся главные святыни — "заповедная Мекка" и "лучезарная Медина".

Комментарии
Профиль пользователя