Коротко


Подробно

"Преступное отношение к обслуживанию детей"

Так уж повелось, что во время войн и глобальных катаклизмов больше всего страдают самые слабые и незащищенные. Прежде всего старики и дети. Но одно дело, когда дети страдают и гибнут во время боев, и совсем другое, когда это происходит в глубоком тылу из-за воровства, бездушия и беспросветной глупости тех, кому поручена забота о маленьких гражданах страны. И именно это происходило в СССР во время Великой Отечественной войны.


В 1943 году, после получения данных о том, что в СССР местами резко выросла детская смертность и, не прожив года, умирает 55 детей из 100 родившихся, ЦК ВКП(б) приказал проверить состояние детских учреждений в каждой республике и области страны. Обозреватель "Власти" Евгений Жирнов нашел шокирующие отчеты с результатами этих проверок.


"57% детей не получили медицинской помощи"


Должен признаться, некоторое время назад у меня появилось ощущение, что в отечественном прошлом не осталось ничего, что могло бы меня поразить. Казалось бы, что могло быть страшнее описания состояния тыловых госпиталей во время Великой Отечественной войны, где раненые бойцы гибли тысячами от антисанитарии, отсутствия лекарств, низкой квалификации и наплевательского отношения медперсонала (см. "Власть" N 23 за 2010 год "На 356 раненых имеется 12 ложек" и N 24 за 2010 год "Положение госпиталей осенью 1944 г. достигло катастрофического состояния")? Или более жутким, чем миллионы случаев осуждения советских людей за малейшие нарушения трудовой дисциплины в 1940-1956 годах (см. "Власть" N 16 за 2010 год "Осуждено за прогулы 40,7% рабочих")? Ведь из-за мизерности заработков у рабочих, даже в тех случаях, когда их приговаривали к исправительным работам с удержанием 20% из зарплаты, это означало для них и их семей жизнь впроголодь, а то и голодную смерть.

Однако все это, как оказалось, не шло ни в какое сравнение с тем, что происходило с детьми во время Великой Отечественной войны. Причем в стране, где забота о подрастающем поколении всегда называлась важнейшим делом партии и правительства. В записке уполномоченного Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) по Калининской (ныне Тверской) области Леонида Зубынина, направленной в Москву 21 марта 1943 года, говорилось:

После ужаса жарких боев на фронте эвакуированные на восток дети испытывали на себе леденящий холод чиновничьего равнодушия

После ужаса жарких боев на фронте эвакуированные на восток дети испытывали на себе леденящий холод чиновничьего равнодушия

Фото: РГАКФД/Росинформ

"Данные о естественном движении населения показывают, что за 1942 г. в Калининской области резко увеличилась смертность, особенно среди детского населения. Размеры смертности среди детского населения настолько выросли, что их ни в коем случае нельзя объяснить общим положением в стране. За 1942 год по Калининской области зарегистрировано 25 906 рождений и 52 509 смертей среди гражданского населения. Убыль населения за счет превышения смертности над рождаемостью составила 26 603 чел. При этом детей в возрасте до 1 года умерло 6984 чел., что к числу рождений составило 27%. Значительно выше смертность среди городских детей. Так, по г. Калинину смертность детей в возрасте до 1 года за 1942 год составила по отношению к числу рождений 33,5%, в том числе за второе полугодие — 50% и за четвертый квартал — 55%. Когда мы подсчитали за четвертый квартал смертность детей в возрасте до трех лет, то оказалось, что смертность по этой группе детей превысила рождаемость на 23%. Не менее тяжелая картина оказалась по городу В. Волочку, где за 1942 год смертность детей в возрасте до 1 года составила 48,3% к числу родившихся".

Как показала организованная Зубыниным проверка, одной из основных причин высокой смертности детей оказалось чудовищное состояние системы медицинской помощи детям:

"Выявилась совершенно неприглядная картина. Так, в г. Калинине из 357 чел. детей в возрасте до трех лет, умерших в 4 квартале, 204 чел., или 57%, детей не были госпитализированы и не получили медицинской помощи на дому. Сеть детских лечебных учреждений оказалась развернутой крайне неудовлетворительно. Детская больница и детская поликлиника, намечавшиеся к открытию в 1942 году, оказались не открытыми. В детских отделениях общих больниц вместо 165 коек, намечавшихся к открытию в 1942 году, было открыто только 75 коек, в доме младенца вместо 120 коек было развернуто только 75 коек. Не был выполнен также план по развертыванию сети ясельных коек. Детские лечебные учреждения не укомплектованы медицинским персоналом. Так, детские отделения калининских городских больниц... обслуживал только 1 врач. На обслуживание 18 детских яслей штатом предусматривалось 9 врачей, а фактически их обслуживало только 2 врача. При этом в г. Калинине за 1942 г. осталось более 5 млн руб. денег, не израсходованных органами здравоохранения".

6984 детей в возрасте одного года умерло в Калининской области за 1942 год, что составляло к числу рождений 27%. Такую высокую смертность нельзя было объяснить только условиями войны

"Молоко и яйца детям ни разу не выдавались"


Судя по тому же докладу, ситуация с питанием детей оказалась жутчайшей.

"Снабжение детских учреждений и организация детского питания,— докладывал Зубынин,— оказались в безобразном состоянии. Так, по г. Калинину нормы отпуска продуктов единолично утверждали зам. председателя горсовета Шурыгин, а после него т. Балунова. Утверждением этих норм все заботы городских властей о детском питании кончались. Дальше все отдавалось на откуп руководителям торгующих организаций, которые крайне недобросовестно относились к организации питания в детских учреждениях. Это видно из следующего примера. На 4-й квартал горсовет утвердил детским учреждениям следующие дневные нормы отпуска продуктов в граммах: мясо — 5 гр., рыба — 35, сахар и сахаристые изделия — 37, масло животное — 5, крупа — 33, картофель — 200, овощи — 150, молоко — 200, яйца — 1 шт. Общая утвержденная норма отпуска сырых продуктов на 1 чел. в день составляла 519 грамм и дополнительно 200 гр. молока и 1 яйцо. Мы тщательно подсчитали фактическую выдачу продуктов по столовой для ослабленных детей, и оказалось, что действительная выдача продуктов по этой столовой за сентябрь--декабрь 1942 г. на 1 чел. в день составила в граммах: мясо — 1 гр., рыба — 2, колбаса — 0,6, масло животное — 8, сахар — 6, изюм — 0,26, торт — 4, печенье — 12, рис — 5,5, мука — 18,4, картофель и овощи — 195... При этом молоко и яйца за все 4 месяца детям ни разу не выдавались".

Во время войны только самые совестливые работники детских домов, садов и яслей не участвовали в бесстыдном объедании малышей

Во время войны только самые совестливые работники детских домов, садов и яслей не участвовали в бесстыдном объедании малышей

Фото: РГАКФД/Росинформ

Как оказалось, ситуация во всех остальных калининских детских учреждениях не отличалась от той, что наблюдалась в проверенной столовой:

"Проверкой было установлено, что в январе месяце детским садам Калинина полагалось выдать по нормам масла сливочного — 328 кгр., а было выдано 107 кгр., детским яслям полагалось выдать масла 186 кгр.— не было выдано ничего, детским домам полагалось выдать 28 кгр.— было выдано 6,25 кгр., в значительной степени в январе был недодан сахар и ряд других продуктов. Молоко детским учреждениям было выдано в пределах 1-2 процентов полагающегося".

Но если в городе партийные контролеры то ли не смогли, то ли не захотели найти тех, кто питался за счет детей, то, проверив выделение продуктов в районах Калининской области, они установили, что малышей объедают руководители районного масштаба:

"Подобные же факты бездушного отношения к питанию в детских учреждениях были установлены и в районах области. Так, в Брусовском районе на 4-й квартал сахар, кондитерские изделия и мыло были получены полностью по утвержденному им плану. Однако детским учреждениям вместо 240 кгр. сахара было выдано только 63 кгр., кондитерских изделий вместо 240 кгр. было выдано 58 кгр., мыла вместо 80 кусков было выдано 16 кусков. В районе вне плана получено и распределено 1185 кгр. творога, из этого количества детским учреждениям было выдано всего 65 кгр. За счет сокращения выдачи продуктов в детские учреждения увеличились нормы отпуска продуктов в столовую районного актива, выдавались продукты по запискам и т. п. Подобные же факты были обнаружены в Старицком районе, где за 4 квартал детским учреждениям полагалось выдать 139 кгр. мясных продуктов, тогда как фактически было выдано только 7 кгр. Мясные продукты в районе были получены в соответствии с планом. Здесь также недодавались детским учреждениям сахар, кондитерские изделия и др. продукты".

"Область не располагает дополнительными фондами"


Не менее показательной оказалась и реакция областного руководства и первого секретаря Калининского обкома ВКП(б) Ивана Бойцова, которым Зубынин доложил о катастрофической ситуации со снабжением детей:

Колхозники, и так отдававшие все для фронта и победы, делились последним с детьми фронтовиков, обобранными ответственными руководящими товарищами

Колхозники, и так отдававшие все для фронта и победы, делились последним с детьми фронтовиков, обобранными ответственными руководящими товарищами

Фото: РГАКФД/Росинформ

"Материалы проверки по медицинскому обслуживанию детей и детскому питанию мною 13 февраля были внесены на обсуждение бюро обкома ВКП(б)... Однако проект постановления, предусматривавший значительное расширение и улучшение детского питания, а также расширение сети детских лечебных учреждений, был отклонен по тем мотивам, что область не располагает дополнительными продовольственными фондами. Наше предложение о том, чтобы принять меры по изысканию продовольственных фондов на месте за счет привлечения к этому делу колхозов и колхозников, принято не было. Причем т. Бойцов сказал, что колхозники и колхозы на это дело не пойдут: "И так мы с них много всего берем. Попробуйте-ка их еще на это дело поднять — ничего не выйдет"".

Вот только колхозники, у которых действительно забирали все или почти все для фронта и победы, повели себя совсем не так, как предсказывал Бойцов,— они отдавали детям последнее, собирая с каждого двора по килограмму картошки и крынке молока.

"Мы решили поднять на это дело колхозы и колхозников,— докладывал Зубынин.— Мой заместитель т. Чесноков и редактор областной газеты т. Кузнецов выехали в Бежецкий, Сандовский, Краснохолмский и Сонковский районы. Идея создания продовольственного фонда в помощь детям фронтовиков в районах среди колхозников встретила горячую поддержку. Так, колхозники артели им. Ильича Бежецкого района постановили внести в продовольственный фонд для детей фронтовиков 30 пудов хлеба, 120 пуд. картофеля, сдать 2-х баранов, 10 цент. молока, 300 шт. яиц, засеять сверх плана 1 га овощей и урожай сдать в продовольственный фонд для детей фронтовиков. Колхозники обязались от своих личных коров ежемесячно с 1 марта по 1 сентября сдавать по 10 литров молока. Колхозники обратились с письмом ко всем колхозникам области последовать их примеру. Это письмо было 3 марта напечатано в областной газете. Оно вызвало широкий отклик среди колхозников области... Когда сбор продуктов в фонд помощи детям принял широкий, массовый характер, бюро обкома решило поддержать это движение и 12 марта приняло соответствующее постановление. Только после этого бюро обкома по материалам нашей проверки 17 марта приняло развернутое постановление "О мерах помощи детскому населению", в котором предусмотрены мероприятия по расширению и улучшению медицинского обслуживания и питания детей".

Получив доклад Зубынина, в ЦК ВКП(б) сочли, что вопрос со снабжением и лечением детей действительно ускользнул от внимания руководства страны, республик и областей, и потому секретарь ЦК Андрей Андреев дал указание провести проверки детских учреждений по всему СССР. Однако он вряд ли мог предположить, что результаты тотальной проверки окажутся настолько чудовищными.

«Действительная выдача продуктов по этой столовой за сентябрь—декабрь 1942 г. на 1 чел. в день составила в граммах: мясо — 1 гр., рыба — 2, колбаса — 0,6, масло животное — 8, сахар — 6, изюм — 0,26, торт — 4, печенье — 12, рис — 5,5, мука — 18,4, картофель и овощи — 195»

"На 106 детей имеется всего лишь 70 пеленок"


Чтобы ослабленные дети получали хотя бы 8 граммов масла и 1 грамм мяса в сутки, в детских учреждениях пришлось ввести неослабный общественный контроль

Чтобы ослабленные дети получали хотя бы 8 граммов масла и 1 грамм мяса в сутки, в детских учреждениях пришлось ввести неослабный общественный контроль

Фото: РГАКФД/Росинформ

В каждом регионе ситуация с обеспечением детей самым необходимым имела собственные особенности и сложности. В Удмуртской АССР, например, из всех детских учреждений в худшем положении оказались детские сады и ясли.

"В г. Воткинске,— говорилось в отчете партконтроля, составленном в том же 1943 году,— ясли N 6 размещены в сыром, холодном, требующем ремонта помещении, в котором отсутствуют горшечная и умывальная комнаты и летняя площадка. Более возмутительные факты имеют место в детском саду N 16 г. Сарапула, где в одной комнате находятся раздевалка, сушилка и уборная, а в детских яслях N 5 дошли до такого безобразия, что в одной, при этом проходной комнате совместили кухню и уборную. Из приведенных фактов можно судить об уровне санитарного состояния в указанных детских учреждениях, однако мер к наведению порядка в этих вопросах никем не принимается. Наряду с этим детские учреждения крайне недостаточно обеспечены твердым и мягким инвентарем, например: в г. Сарапуле в яслях N 1 на 106 детей имеется всего лишь 70 пеленок, 50 одеял и 60 платьиц, причем все это имеет 50% изношенность. В этих же яслях на всех детей имеется всего лишь 6 детских горшков. В детском саде N 16 на 118 детей имеется только 17 кроватей, т. е. на семь детей приходится одна кроватка. В г. Воткинске в детском саде N 10 из-за недостатка мягкого инвентаря дневной сон предоставляется из 180 только 70 детям. Таким образом, вследствие отсутствия потребного количества кроватей и постельных принадлежностей дети лишаются необходимого дневного отдыха, что не может не отражаться на их физическом состоянии здоровья. Такое же недопустимое положение и с обеспечением детских учреждений столовой посудой. Так, в г. Сарапуле в детяслях N 3 на 55 детей имеется всего лишь 26 ложек и 15 чашек, т. е. одна ложка на двух, а чашка на четырех ребят, такое же положение и в яслях N 5, где имеется одна ложка на трех, а тарелка на пятерых ребят. В результате этого часть ребят принимают пищу или руками, или пьют прямо из тарелок. Несмотря на все эти недостатки, свидетельствующие об отсутствии заботы о детях, руководители местных организаций проходят мимо этих вопросов и не устраняют их".

Даже наличие подсобного хозяйства не меняло общего положения вещей: из-за воровства детдома недополучали положенного количества молока

Даже наличие подсобного хозяйства не меняло общего положения вещей: из-за воровства детдома недополучали положенного количества молока

Фото: РГАКФД/Росинформ

Снабжение детей продуктами, как писали партийные контролеры, пребывало в еще более плачевном состоянии:

"Общим и основным недостатком, влияющим на работу детских учреждений, является крайне неудовлетворительное снабжение продуктами питания. Например, детские учреждения г. Сарапула в январе и в феврале 1943 года сахара и кондитерских изделий совершенно не получали. С января по май 1943 года этим же учреждениям было выдано жиров вместо 8,5 тонны всего лишь 2 тонны. Кроме того, дети продолжительное время снабжались сырым хлебом с 10% примесью гречневых отходов, и только после нашего вмешательства детям начали отпускать качественный и без примесей хлеб. Такое же неудовлетворительное снабжение детских учреждений и молоком, например: по г. Ижевску детские ясли получают молока в день на ребенка вместо 500 грамм только 160 грамм, а на протяжении зимы получали всего лишь 35 грамм, и то с большими перебоями. В г. Воткинске молочная кухня не получает молока с ноября 1942 года, вследствие этого детей в возрасте до 3-х лет питают смесями свиного жира со ржаной мукой на воде, а детям первых месяцев, находящимся на искусственном и смешанном питании, в лучшем случае выдается отвар из ячневой крупы или мучная смесь. Все это не может не сказываться на здоровье ребят. Однако эти факты беззаботного отношения к детям нисколько не тревожат руководителей воткинского горисполкома".

А после принятого городскими властями никого и ни к чему не обязывающего постановления об улучшении питания детей ситуация, как говорилось в докладе, только ухудшилась. В качестве примера в докладе приводились завод N 235 и его отдел рабочего снабжения — ОРС:

"С выдачей молока дело дошло до издевательства над детьми, о чем свидетельствует следующий факт: в апреле текущего года из полученного молочной фермой завода N 235 25 800 литров молока выдано ОРСу 16 000 литров, израсходовано на выпойку телят и поросят 8700 литров, а для детских садов, обслуживающих 1155 детей рабочих этого завода, выдано только 787 литров. Таким образом, получается, что в день на теленка израсходовано 6 литров, соответственно, на поросенка 3 литра, а на ребенка выдано всего лишь 22 грамма, и эти возмутительные факты прошли мимо руководителей городских и заводских организаций".

Образцово-показательное изобилие вкусных супов, котлет и компотов даже в специальных детских столовых наблюдалось исключительно во время посещения особо важных гостей и корреспондентов

Образцово-показательное изобилие вкусных супов, котлет и компотов даже в специальных детских столовых наблюдалось исключительно во время посещения особо важных гостей и корреспондентов

Фото: РГАКФД/Росинформ

При этом в республике вполне хватало продуктов для полноценного обеспечения детей, а все не доходившее до них, как и везде, отправлялось в столовые для ответственных работников или расходилось в узком кругу близких к партийному и торговому руководству граждан. В Удмуртии, правда, дело дошло до того, что у детей отняли целый детский сад.

"Секретарь Мало-Пургинского райкома ВКП(б) тов. Окишев,— говорилось в том же докладе,— занял приспособленное помещение детского сада под квартиру для своей семьи, а детскую организацию в количестве 35 детей выселил в совершенно непригодное для этой цели помещение, и никто в этом тов. Окишева не поправил".

Указывалось в докладе и на причины такой безнаказанности:

"Такое неудовлетворительное состояние работы детских учреждений как в части обслуживания, так и в части воспитания детей имеет место еще потому, что секретарь обкома ВКП(б) тов. Николаев, которому по праву положено заниматься этим важнейшим участком работы, по существу, самоустранился от этого".

Подобное отношение чиновников к детям самым тяжелым образом сказывалось на здоровье малышей:

"В результате такого бюрократического отношения к созданию необходимых условий, обеспечивающих воспитание и физическое развитие советской детворы, среди детей имеется рост заболеваемости, так, по детским яслям г. Ижевска числится дистрофиков 15,6%, рахитиков 25,5%, в г. Воткинске, по данным детской консультации, к общему составу детей числится дистрофиков до 35%, рахитиков до 50%, а как следствие этого, в республике имеется высокий процент смертности. Так, за 1 квартал 1943 года по республике смертность детей возраста до 1 года составляет 14,8%, а по городам — 23%, в том числе по гг. Ижевску — 22,7%, Воткинску — 24,7%, Сарапулу — 28%".

«Из полученного молочной фермой завода N 235 25 800 литров молока выдано ОРСу 16 000 литров, израсходовано на выпойку телят и поросят 8700 литров, а для детских садов, обслуживающих 1155 детей, выдано только 787 литров. Получается, что в день на теленка израсходовано 6 литров, соответственно, на поросенка 3 литра, а на ребенка выдано всего лишь 22 грамма»

"Дети мочатся в коридоре"


В столовых для детей фронтовиков меню поражало разнообразием: на первое — тарелка с водой и несколькими крошками кислой капусты, на второе — пара ложек картофельного пюре

В столовых для детей фронтовиков меню поражало разнообразием: на первое — тарелка с водой и несколькими крошками кислой капусты, на второе — пара ложек картофельного пюре

Фото: РГАКФД/Росинформ

В других областях и республиках на первом плане оказывались проблемы иных детских учреждений. Согласно подготовленному в июне 1943 года докладу из Мордовской АССР, там хуже всего дело обстояло в детских домах. Причем в отличие от других республик и областей продукты для их снабжения в Мордовии были:

"Во втором квартале Мордпотребсоюз не отоварил против наряда Наркомторга детским учреждениям рыбы 8000 кгр., кондитерских изделий 3587 кгр., яиц 13 500 штук, масла растительного 886 кгр., сыру 1462 кгр., мяса 671 кгр., хотя все продовольственные товары, выделенные детским домам и интернатам, не являются дефицитными для республики и могут полностью быть отоварены. Контроля за отовариванием нарядов детским учреждениям не установлено. В Райпотребсоюзах часть отпускаемых продуктов идет не по назначению".

При этом состояние детских домов иначе как ужасающим назвать было очень трудно:

"В Ковылкинском районе в Кочелаевском детдоме полная антисанитария. В детдоме находится 94 чел. детей дошкольного возраста, медицинское обслуживание и наблюдение за санитарным состоянием дома возложено на участкового фельдшера (который почти не бывает в детдоме) и медсестру при детском доме. В помещении грязно и неуютно. Постельное белье грязное, белье и одежда на детях также грязные, т. к. они моются через 10-12 дней. Помещение не проветривается, некоторые дети по ночам мочатся под себя, и после этого постельное не просушивается и не проветривается. В результате этой антисанитарии в детдоме многие дети болеют — чесоткой, экземой. Зимой 1941 г. и 1942 года все дети этого дома болели чесоткой. Имеющийся изолятор — одна комната (рядом с кухней), в которую кладут больных детей всех вместе, больных чесоткой, больных коклюшем, больных экземой и др.".

Причем подобный детдом отнюдь не был исключением из правил:

"В Засечно-Слободском детском доме Инсарского района имеется 96 детей в возрасте от 6 до 12 лет. Детский дом находится в полуразваленном состоянии: в помещении грязно, тесно, кровати наполовину сломаны и их не хватает, многие дети спят по двое и по трое на одной кровати, а некоторые из них спят просто на скамейках; тумбочек, табуреток, стульев в спальнях нет, одежду и белье ребята на ночь складывают под головы. По рассказам ребят и воспитателей, что зимой из-за холода в помещении они спали в пальто, вследствие чего многие из них сейчас болеют ревматизмом, трое лежат в постели. Питание детей по качеству низкое и совершенно недостаточное, бывают частые перебои в снабжении хлебом".

Но и это, как оказалось, не предел:

Болезнями, часто распространявшимися в детских домах, крайне редко занимались врачи, чуть чаще фельдшеры, а обычно — малоквалифицированные медсестры

Болезнями, часто распространявшимися в детских домах, крайне редко занимались врачи, чуть чаще фельдшеры, а обычно — малоквалифицированные медсестры

Фото: РГАКФД/Росинформ

"Куриловский детский дом Ромодановского района находится в исключительном антисанитарном состоянии: в помещении грязно, везде лежит мусор, под матрацами детей собираются всякие грязные вещи, старые галоши, старые грязные шапки, тряпки и проч. хлам, белье грязное, в изоляторе больных детей постели мокрые, матрацы сгнили от мокроты, подушки не набиты даже соломой, на многих кроватях нет досок. Уборщицы мусор складывают в тумбочки и в печки, двор, кухня и коридор захламлены, дети мочатся в коридоре. Воспитательной работы почти нет, дети грубые, имеет место воровство, воспитанникам работники детдома надавали разных кличек и прозвищ. Питание плохое и недостаточное, дети сами промышляют себе дополнительное питание".

Не отличалось в лучшую сторону и отношение к детям-инвалидам:

"В городе Ардатове имеется дом для слепых детей в количестве 30 челов. в возрасте от 7 до 17 лет. Это дети фронтовиков, погибших на фронте, дети, эвакуированные из Смоленской области, потерявшие в боях родителей и т. п. В общежитиях грязно, тумбочек и табуреток нет, дети сидят на постелях, книги и другие вещи они складывают под матрацы, белье грязное, меняется один раз в месяц, дети в течение 2-х месяцев не были в бане, многие завшивели и болеют чесоткой. 12 человек буквально ходят в лохмотьях и со вшами. Питание малокалорийное и недостаточное; на кухне грязно, сырость; здесь же помещается столовая и спит уборщица".

Но верхом бесчувственности оказалось отношение к детям, больным туберкулезом:

"В селе Ичалках организован детский туберкулезный санаторий, в настоящее время находится совершенно без продуктов питания. Наряды на второй квартал многие не спущены и не отоварены, детей питают супом и кашей из пшеничной крупы с растительным маслом, от которого дети отказываются, т. к. оно горькое. О таком положении в санатории с питанием знают райсовет, райком ВКП(б) и Наркомздрав и никаких мер не принимают".

«В Кулагинском детдоме Гурьевской области из 80 детей на день проверки болело 40 детей (половина дома), из них: чесоткой 15, цингой 22, туберкулезом и сифилисом 3»

"Морозы привели к отмораживанию ног и рук у 31 воспитанника"


Сытые и ухоженные карапузы на агитплакатах разительно отличались от больных, голодных и изможденных прототипов из реальной жизни

Сытые и ухоженные карапузы на агитплакатах разительно отличались от больных, голодных и изможденных прототипов из реальной жизни

Фото: РГАКФД/Росинформ

Ситуация в детских учреждениях Казахской ССР, судя по докладу оттуда, отличалась от прочих регионов значительным числом хищений, совершаемых сотрудниками детдомов и прочих детских учреждений. Причем там умудрялись украсть у детей самое последнее, поскольку республиканские и областные власти снабжали детские учреждения, мягко говоря, не щедро.

"Фонды снабжения детских учреждений на I и II кв. 1943 г.,— говорилось в докладе партконтроля,— даны по областям только по жирам, сахару и кондитерским изделиям, которые покрывают очень незначительную долю потребности в этих продуктах. Например, во II кв. по мясо-рыбе — 2,5%, жирам — 8%, сахару и кондитерским изделиям — 25% к установленным СНК республики нормам. При этом вскрыты факты, когда торгующие организации вместо бесперебойного снабжения детских учреждений пытаются под разными предлогами избежать снабжения детских учреждений как продуктами питания, так и промтоварами. Например, Гурьевский Облрыболовпотребсоюз (председатель т. Рыбачек), ссылаясь на отсутствие фондов, во II кв. перестал выделять для детских учреждений продукты питания..."

При этом, как сообщалось в том же докладе, в Казахстане существовали реальные возможности для улучшения снабжения детей:

"В отдельных областях республики привыкли ссылаться на трудности, вызванные войной, забывая об овощах и др. сельхозпродуктах, просто гибнущих в глубинных селах, а вывоз их мог бы значительно улучшить питание воспитанников детских учреждений. Кроме того, здесь мало заботы об организации и расширении подсобных хозяйств детских учреждений".

Правда, развитию подсобных хозяйств мешало воровство:

"Имеющиеся подсобные хозяйства запущены, в них нередко имеют место факты расхищения продуктов. Так, в Яманхалинском детдоме Гурьевской обл. (директор Абишев снят с работы) детям ежедневно недодавалось с подсобного хозяйства 25-30 литров молока, которое присваивалось зав. фермой Мухановым и дояркой — его женой. Здесь же кладовщицей Утегеновой за полтора месяца расхищено 17,5 кгр. масла, 885 гр. чая, 24 куска мыла и др. продукты. В Кулагинском детдоме этой же области (директор Исказиев) ежедневно недодавалось детям с подсобного хозяйства 25 литров молока. Подсобное хозяйство этого детдома, по существу, было отдано на откуп семье бухгалтера детдома Киясова (отец — чабан, жена — доярка), и поэтому от 7 дойных коров детдом получал всего 10 литров молока. В детдоме N 3 г. Алма-Ата систематически за счет детского питания (контингент детей 180-200 чел.) кормились 50 чел. обслуживающего персонала".

У некоторых советских детдомовцев времен войны была счастливая возможность отдохнуть в гамаке от сна на сгнивших зловонных матрасах

У некоторых советских детдомовцев времен войны была счастливая возможность отдохнуть в гамаке от сна на сгнивших зловонных матрасах

Фото: РГАКФД/Росинформ

Однако особый гнев партийных контролеров вызвала история, происшедшая в детдоме для младенцев — доме малютки:

"В доме малютки N 1 г. Алма-Ата расхищено 5860 кгр. хлеба, его продавали на рынке, им кормили свиней и других животных. Зам. директора Лосс Е. А., счетовод Кокина А. П. и завхоз Сафонова А. А. систематически составляли фиктивные списки и требования на несуществующих кормилиц и доноров, по ним получали хлебные карточки. Наглость их дошла до того, что они получали хлебную карточку даже на собаку, включив ее в список под вымышленной фамилией Рекс Д. М., эти мерзавцы осуждены на 10 лет тюремного заключения каждый".

Неблагополучно обстояло дело и со здоровьем воспитанников детдомов:

"Медобслуживание детских учреждений и детдомов поставлено крайне плохо. Лечение детей передоверено фельдшерам, медсестрам и в лучшем случае малоопытным врачам. Только поэтому в Иссыкском детдоме (Алма-Атинской обл.) при специальном медосмотре обнаружено из 220 детей 25 больных сифилисом и 12 подозрительных на сифилис. Несколько детей еще в 1940 году, а потом в мае м-це 1942 г. обращались к врачу за помощью, у них было установлено заболевание сифилисом, они лечились в стационаре венерологического института, и все-таки медосмотра всем детям проведено не было до 1943 г. В Кулагинском детдоме Гурьевской области из 80 детей на день проверки болело 40 детей (половина дома), из них: чесоткой 15, цингой 22, туберкулезом и сифилисом 3".

А кроме того, судя по тому же документу, особым безразличием к судьбам детей отличались в Казахстане некоторые местные руководители:

"Пионерский детдом Карагандинской области свыше полутора месяцев не получал хлеба. Зам. директора детдома т. Кобзева, она же секретарь первичной парторганизации, поехала специально в Осокаровский райком партии для разрешения этого вопроса. Четыре дня она добивалась приема у секретаря райкома партии т. Чаругина и не была принята. Такое же отношение к детдомам проявляет и пред. Исполкома Райсовета этого района т. Синельников. Он неоднократно был в поселке, где находится детдом, но в нем не был, состоянием его не интересовался. Секретарь Баксайского райкома партии Гурьевской области т. Утегенов помещение Яманхалинского детдома занял под райком партии, в октябре 1942 г. переселил детдом в новое, недостроенное и неприспособленное помещение. Дети лишились бани, теплой столовой, красного уголка, а наступившие сильные морозы привели к отмораживанию ног и рук у 31 воспитанника".

Никаких сведений о наказании товарища Кобзева или Утегенова в документе не содержалось.

«В Иссыкском детдоме (Алма-Атинской обл.) при специальном медосмотре обнаружено из 220 детей 25 больных сифилисом и 12 подозрительных на сифилис»

"Пищу дают исключительно низкого качества"


От всевидящего взгляда вождя ускользнуло то, что проблемы детей перестали волновать партию и правительство

От всевидящего взгляда вождя ускользнуло то, что проблемы детей перестали волновать партию и правительство

Фото: РГАКФД/Росинформ

Казалось бы, больший цинизм представить себе невозможно, но оказалось, что предела не существует. Судя по докладу партийных контролеров из Новосибирска, подготовленному в том же 1943 году, там ситуация в детдомах была лишь чуть лучше, чем в Мордовской АССР. Однако самоснабжение за счет детей там приняло повальный характер. А местные власти, прекрасно зная ситуацию и участвуя в обкрадывании малышей, декларировали и демонстрировали особую заботу о них. Там, например, открыли особую столовую для ослабленных детей и выбили в правительстве специальные фонды для их усиленного питания. Вот только партконтролеры обнаружили, что в реальности картина значительно отличается от той, что описывали в прессе:

"Часть продовольственных фондов, отпускаемых Правительством для детей, расхищаются и используются не по назначению. Так, в г. Новосибирске столовая N 7 (зав. т. Парфенова) готовит обеды для детей школьного возраста на 5250 человек, в том числе предусмотрено дополнительное двухразовое питание без карточек для детей фронтовиков со слабым здоровьем в количестве 2500 обедов. Фонды, предусмотренные по нормам, столовая получает полностью, а также полностью получает фонды на отоваривание талонов дополнительного питания. Часть этих продуктов идет на питание 161 человека рабочих и служащих столовой. Из этих фондов ежедневно отпускают 15-17 обедов временным рабочим под видом коммерческих. Рабочим транспортной конторы ежедневно отпускают без карточек 50-60 обедов, членам артели им. XVIII партсъезда — 25 обедов. Таким образом, из этой столовой ежедневно выдается незаконно 470-500 обедов. Зав. столовой т. Парфенова разрешает в столовой питаться лицам, не имеющим никакого отношения к детям. Во время проверки столовой в отдельной комнате обедали два участковых милиционера. Сотрудники столовой кроме обедов, получаемых на дом, получают питание в столовой. В момент проверки к кассирше Ушаковой принесли два вторых блюда из детского фонда дополнительного питания. Детскими обедами сотрудники столовой угощают посетивших родственников или знакомых. У кассира Грабовской отец систематически приходит в кассу обедать. С раздачи обслуживающий персонал берет без каких-либо талонов вторые блюда. В то же время детям, получающим одноразовое питание, пищу дают исключительно низкого качества, на первое дают щи из кислой капусты — вода и несколько крошек капусты — и на второе 2-3 столовых ложки картофельного пюре. Эта столовая, как "образцовая" по обслуживанию детей фронтовиков, заснята в журнале кинохроники. За 10 месяцев существования этой столовой сменен 7-й директор".

Причем подобных столовых, где чиновники и сотрудники объедали детей, в Новосибирской области оказалось достаточно много.

"В г. Томске,— писали контролеры об одном из таких учреждений,— в столовой N 15 (зав. Камкина), открытой специально для детей фронтовиков на 2000 человек, ежедневно получают из детских фондов 100 завтраков работники Куйбышевского РК ВКП(б) и райисполкома".

Множество других фактов дополняло картину издевательств над детьми в Новосибирской области. Из-за отсутствия белого хлеба и молока в яслях груднички теряли в весе. Специальные талоны на питание для беременных женщин не отоваривали, а положенные им продукты разворовывали. Мало того, в некоторых районах Новосибирской области вообще не отоваривались детские карточки для малышей, эвакуированных с родителями из западных районов СССР. То есть эти дети не получали ни одного грамма из положенных им продуктов.

А чего стоило отношение врачей к детям, заболевшим очень распространенным в те годы туберкулезом! Партийные контролеры констатировали:

"В Кагановичском районе г. Новосибирска в туберкулезной больнице для взрослых имеется детское отделение. Помещение для лечения детей, больных туберкулезом, не приспособлено, расположено на 4-м этаже, веранды нет, во двор детей выпускать на прогулки нельзя, т. к. во дворе гуляют взрослые больные с открытой формой туберкулеза. Кухни детской нет, готовят пищу для детей то же меню, что и для взрослых. Молока не получают, вследствие чего имеют место случаи, когда больница, боясь за результат своей работы, не принимает детей, больных туберкулезом, при наличии свободных мест, 25-го мая отказан прием ребенку, больному туберкулезом, Князеву Юре (2 года 1 месяц), отец которого умер от туберкулеза, мать работает на заводе N 208. Отказ мотивировался тем, что больница не имеет молока... 2 и 3 июня при наличии свободных мест в санатории из 7 детей, направленных отборочной комиссией при областном тубдиспансере, были приняты только двое детей. Руководители детских санаторий принимают все меры к тому, чтобы отобрать из направленных детей наиболее здоровых, а от остро больных стараются избавиться".

Однако главный вывод партконтролеров по Новосибирску оказался следующим:

"Во всех проверенных детских учреждениях является общим недостатком то, что многие работники детских учреждений больше заботятся о себе, чем о детях, которых они обязаны обслужить. Поедание ими части продуктов, отпускаемых для детей, отсутствие белого хлеба и молока, особенно для грудных детей, считается нормальным явлением. Антисанитарное состояние детей и помещений, отсутствие по нескольку месяцев мыла, посуды, постельного белья не вызывает тревоги даже у районных и областных руководителей детских учреждений. Такое преступное отношение к обслуживанию детей, находящихся в яслях, детсадах, интернатах и детдомах, создалось в результате того, что горкомы и райкомы ВКП(б), горисполкомы и райсоветы всерьез не занимаются этим вопросом".

Этот вывод, впрочем, можно было вписать в любой из десятков отчетов о проверках детских учреждений СССР. В каждом из них говорилось о принятых или запланированных к принятию мерах по выправлению ситуации. Потом последовали строгие указания ЦК, которые повторялись в 1945 и 1946 годах. Казалось бы, больше ничего подобного при строгости сталинской карательной машины случиться не могло. Но только казалось.

"Большинство детдомов пришло в большой упадок"


Все лучшее советским детям дал им их лучший друг. В том числе преступное отношение к ним со стороны кадров, решающих все

Все лучшее советским детям дал им их лучший друг. В том числе преступное отношение к ним со стороны кадров, решающих все

Фото: РГАКФД/Росинформ

В октябре 1948 года произошло ЧП, которое вновь привлекло внимание руководства страны к детским учреждениям.

"В отношении пожара Савиновского детского дома,— докладывали отделы ЦК ВКП(б) секретарю ЦК Георгию Маленкову,— выяснено, что директор Долганов для детей, размещенных в двух комнатах, оставил один выход на улицу через уборную, где круглосуточно топилась печка для просушки матрацев, которые нередко загорались. Ночью 31.X.1948 г. сотрудница спала на дежурстве и, когда начался пожар от загоревшихся матрацев, побежала звать на помощь директора и завхоза, Долганов и его жена — воспитательница детдома отказались идти спасать детей, завхоз... на пожар также не пришел, а на следующий день скрылся. Из горящего дома 20 детей спасли колхозник и технические сотрудники, а 14 детей погибли в огне, и один мальчик умер на следующий день от ожогов. Пышминский райком ВКП(б) неоднократно требовал снятия Долганова, в сентябре 1948 г. исключил его из партии за бесхозяйственность и хищения, но зав. облоно т. Шишкин не отстранил его от работы. В настоящее время Долганов осужден к 10 годам лишения свободы".

По старой схеме тут же была назначена проверка детдомов, в ходе которой выяснилось, что картина немногим отличается от той, что была во время войны. В докладе Маленкову говорилось:

"Свердловская область... В детских домах области, в особенности в сельских, обнаружены большие непорядки (проверены совместно с обкомом все 102 детдома). Например, в Тимохинском доме дети размещены в трех крестьянских избах, спят по двое в одной кровати, одеты в рваное грязное белье, без чулок, в изношенных портках, не стрижены, многие больны чесоткой. Ввиду плохого питания дети меняют у колхозников свою одежду на картофель и хлеб...

Ярославская область. Во многих детских домах недостает посуды, дети пьют чай из тарелок и мисок; питание недостаточное и однообразное. Постельное и нательное белье застирано, меняется редко; в коридорах и уборных грязно. В 18 детдомах нет изоляторов. Более 30% детей в течение года болели различными инфекционными болезнями, имеют место случаи избиения детей, за что три руководителя детских домов отданы под суд...

Краснодарский край. В 48 детдомах из-за недостатка жилплощади дети спят по двое на одной кровати. Топлива было заготовлено на 50%. Недостает инвентаря, белья и одежды. В Ново-Покровском и Крымском домах из-за отсутствия стульев дети обедают и занимаются стоя. Бюджетные средства, как правило, разассигновываются с опозданием и используются не полностью. По этой причине только в IV квартале 1948 г. не было получено мануфактуры, пальто и обуви на 973 тыс. руб. За полугодие недорасход по статье на питание составил 2,7 млн рублей: во многих детдомах стоимость питания одного ребенка в день составляла 6-7 руб. вместо девяти рублей".

Руководители отделов ЦК указали и причину, по которой прежние безобразия в детдомах появились вновь:

"За последние годы ЦК ВКП(б) и Советом Министров СССР были приняты постановления об улучшении работы детдомов и бесперебойном материальном их снабжении и финансировании. В 1945 и 1946 г.г. по решению ЦК создавались комиссии, которые совместно с обкомами партии и ЦК ВЛКСМ проверяли детдома и оказывали им помощь. Но после такой оперативно проведенной работы Министерство просвещения и его местные органы ослабили внимание к детским домам. Многие областные, краевые исполкомы, обкомы и крайкомы партии и комсомольские организации не оказывают повседневной помощи детским домам, не установили контроля за работой отделов народного образования, поэтому большинство детдомов пришло в большой упадок".

Собственно, а могло ли быть по-другому? Ведь когда вертикаль власти держится не на законах и общественном контроле, а на кадрах, призванных решать все, все и зависит от того, как ведут себя эти кадры и способны ли они что-то решить или поставлены по принципу исключительной личной преданности и ни на что прочее не годятся.

Ну а поскольку эта ситуация не изменилась до сих пор, нам еще предстоит поражаться и поражаться тому, что происходило и происходит в отечественной политике и жизни страны.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение