Коротко


Подробно

Контрольно-кассовый препарат

Два года назад, в разгар кризиса, правительство впервые объявило о возможности предоставления предприятиям госгарантий по банковским кредитам. Еще через год механизм стал работать. Теперь же многие предприятия начинают отказываться от новых госгарантий и расплачиваются по уже выданным кредитам, а сам механизм имеет шансы превратиться из антикризисной меры в нормальную форму государственных инвестиций в экономику.


ПАВЕЛ ЧУВИЛЯЕВ


Долгая раскачка


В октябре 2008 года власти впервые озаботились положением крупных компаний в условиях кризиса. 13 октября 2008 года был принят закон N 173-ФЗ "О дополнительных мерах по поддержке финансовой системы РФ". Закон касался не предприятий, а банков, но именно с опорой на него в ноябре 2008-го был сформирован список системообразующих предприятий, известный также как список Путина--Шувалова. Идея была такая: государство поддержит банки, а банки, в свою очередь, реструктурируют долги стратегически важных предприятий. Непосредственно предприятиям государство денег не даст, зато даст гарантии банкам, что заемщики расплатятся.

Не получилось. Кризис банковской системы оказался глубже, чем виделось правительству. Да и сами предприятия не очень-то спешили в банки за реструктуризацией долга по новым, резко возросшим кредитным ставкам. Елена Милинова, директор по корпоративным финансам и взаимодействию с органами власти ОАО КамАЗ, рассказывает: "Ожидание банками госгарантий несколько осложнило в 2009 году доступ заемщиков к кредитам, поскольку банки требовали гарантию как обязательное условие. Кроме того, государство и компании рассчитывали, что госгарантии приведут к снижению процентных ставок. Например, для компаний автопрома за полгода 2009-го они выросли с 7-9 до заоблачных 18-19% годовых. Однако серьезного влияния на ставки госгарантии не оказали. Лишь в 2010 году Сбербанк и ВТБ постепенно стали снижать ставки по этим кредитам".

В результате 14 мая 2009 года президент России Дмитрий Медведев констатировал: "Идея госгарантий, на которые в бюджете было заложено 300 млрд руб., провалилась. По существующей схеме банки не выдали ни рубля". И предложил пересмотреть механизм.

Впрочем, правительство над этим уже работало. 14 февраля 2009 года оно выпустило базовое постановление N 103 "О предоставлении в 2009 году государственных гарантий...". Одновременно вышло и постановление N 104 о госгарантиях для предприятий ВПК. Кроме того, в июне 2009 года было опубликовано постановление правительства N 542, уточняющее базовые правила.

Схема получилась следующая. Компания, желающая получить госгарантии, подает заявку во Внешэкономбанк, который "является агентом правительства по вопросам предоставления и исполнения государственных гарантий". В ВЭБе осуществляется экспертиза финансово-экономического состояния предприятия и проверяется обоснованность поданной заявки. ВЭБ готовит заключение, которое вместе с заявкой пересылается в Минфин, где и принимается решение о предоставлении госгарантий. Затем компании, получившие госгарантии, ставятся на аналитический учет в ВЭБе. Специалисты банка следят за динамикой платежей и в случае необходимости оказывают помощь в пролонгировании и реструктуризации долга.

Плоды контроля


И механизм заработал. Первым им воспользовался КамАЗ. Елена Милинова: "Правительство РФ очень быстро подготовило постановление, однако реализация его несколько затянулась. Первые гарантии были получены в августе-сентябре 2009 года, поскольку процедура получения гарантий требует множества согласований, а ее практика не была еще отработана. Представители министерств с осторожностью относились к исполнению этой процедуры, и решения по конкретным нестандартным ситуациям зачастую принимались только после рассмотрения на самом высоком уровне. Тем не менее КамАЗ получил одобрение на получение госгарантий по кредитам ВТБ и Сбербанка на сумму 4,6 млрд руб. Гарантии еще на 3,6 млрд руб. были получены в третьем-четвертом кварталах 2009 года. Гарантия же по кредиту ВТБ на сумму 1 млрд руб., документы по которой были поданы в октябре 2009 года, была получена только во втором квартале 2010 года, поскольку как только вопрос по выдаче госгарантий был снят с контроля на самом высоком уровне, процесс согласования документов в ВЭБе затянулся. Сейчас гарантия выдана Минфином, но ситуация с ликвидностью существенно улучшилась, банки кредитуют КамАЗ снова без залогов, поэтому острой необходимости в ней уже нет, и мы приняли решение отказаться от ее получения. По кредитам Сбербанка и ВТБ, по которым КамАЗ получил гарантию в 2009 году, КамАЗ исполняет свои обязательства. Финансовых трудностей с их исполнением не испытывает".

Чтобы не испытывать трудностей, КамАЗу в 2010 году пришлось увеличить производство и продажи автомобилей на 20%. Для этого заводу пришлось повысить конкурентоспособность. Что, например, видно по проекту "Сочи". В 2007 году государство и другие подрядчики закупали грузовики Volvo, а теперь предпочитают "КамАЗы". И не потому, что отечественные. На голом патриотизме международный объект не построишь. Просто соотношение цена/качество у КамАЗа улучшилось.

"Аптечная сеть 36,6" хотела бы, чтобы кризис для нее закончился, а госгарантии — остались

"Аптечная сеть 36,6" хотела бы, чтобы кризис для нее закончился, а госгарантии — остались

Фото: Евгений Дудин, Коммерсантъ

Отметим, что механизм госгарантий требует от предприятия почти кристальной прозрачности перед лицом государства. А это не всегда удобно: вслед за одобрением гарантий из того же Минфина могут ведь еще и налоговики прийти. Кроме того, как уже отмечалось, был жесткий контроль расходования средств.

Возможно, именно поэтому многие предприятия приложили максимум усилий, чтобы расплатиться по полученным гарантиям. Общая статистика такова. В пресс-службе ВЭБа официально сообщили: "По состоянию на 25 октября 2010 года во Внешэкономбанк поступило 160 заявок принципалов на общую сумму 281,1 млрд руб., по 135 из которых на сумму 245,2 млрд руб. подготовлены и отправлены в Минфин России положительные заключения. Из них поставлено на учет во Внешэкономбанке 129 выданных Минфином России госгарантий на сумму 235,1 млрд руб.". А в годовом отчете ВЭБа за 2009 год сказано: "В 2009 году было принято к рассмотрению 158 заявок от 118 организаций--претендентов на предоставление государственных гарантий РФ, выдано 99 положительных заключений о предоставлении государственных гарантий РФ на общую сумму 176,5 млрд руб.".

Таким образом, в 2009 году было 99 получивших в общей сложности 176,5 млрд руб. В 2010 году к ним добавилось еще 30 получивших, объем задолженности вырос на 58,6 млрд руб. То есть количество обратившихся за госгарантиями и темпы роста задолженности снизились втрое. Пока объем задолженности продолжает расти, однако уменьшение темпов роста, видимо, свидетельствует о том, что компании расплачиваются с долгами.

Эдуард Потапов, генеральный директор ООО "УК "Металлоинвест"": ""Металлоинвест" был включен в список системообразующих предприятий в самом начале кризиса, осенью 2008 года. Мы обратились в правительство за господдержкой в начале 2009 года и получили ее в первых числах сентября 2009-го. Объем полученных нами госгарантий был и остается крупнейшим в истории — 30,75 млрд руб. при общей сумме кредитов 61,5 млрд руб. Механизм погашения был достаточно стандартным и определялся банком ВТБ, который и открывал кредитные линии под обеспечение госгарантий. Уже к концу лета 2010 года мы смогли погасить фактически всю сумму. Часть — регулярными платежами, часть — за счет рефинансирования. В октябре 2010-го мы окончательно расплатились".

Впрочем, и те, кто еще не расплатился, недовольства не высказывают. Светлана Грошенкова, финансовый директор ЗАО "Аптечная сеть 36,6": "Мы получили госгарантии на 500 млн руб. по кредиту Номос-банка. В ноябре 2009-го "Аптечная сеть 36,6" и Номос-банк подписали договор о предоставлении кредитной линии в размере 1 млрд руб., из которых 700 млн руб. были направлены на реструктуризацию нашей задолженности перед банком, 300 млн руб.— на финансирование основной деятельности и пополнение оборотных средств".

Инвестиционная составляющая


Все опрошенные "Деньгами" получатели госгарантий отмечают высокую эффективность, которую в результате всех модификаций приобрел этот механизм. Причем эффективность как для предприятий, так и для самого государства — в смысле сбора налогов. Получилось эдакое государственно-частное партнерство в условиях кризиса.

Эдуард Потапов: "Мы благодарны государству за своевременную поддержку. Ну а мы, в свою очередь, за девять месяцев 2010 года заплатили налогов на сумму, превышающую совокупные налоговые отчисления наших предприятий в 2009 году. Это основной показатель своевременности мер государственной поддержки".

Но предприятия все-таки осторожничают. Кризис кончился, и встает вопрос о сохранении достигнутого доверия. Хотят этого далеко не все. Вероятно, столь полный контроль деятельности предприятий для многих не особо комфортен. К тому же и акционеры (особенно иностранные) могут потребовать того же уровня прозрачности.

Впрочем, значительная часть опрошенных все-таки высказывается за то, чтобы эффективный механизм сохранить и в посткризисных условиях. Светлана Грошенкова: "Механизм госгарантий эффективен, поскольку предоставляет  дополнительное обеспечение для банков по привлеченным средствам. Конечно, если государство предоставит нам право получить государственные гарантии в дальнейшем, мы воспользуемся такой возможностью".

Елена Милинова: "Было бы целесообразно сохранить механизм предоставления госгарантий, возможно модифицировав его так, чтобы факт наличия гарантии приводил к снижению процентной ставки и удлинению сроков кредитования, что особенно важно для получения кредитов на инвестиционную деятельность. Полагаю, что этого можно было бы добиться, если бы гарантии выдавались не только по кредитам в российских банках, а и в банках зарубежных, чтобы можно было получить гарантию по облигационным займам компаний и т. д. Это сделает более рыночной оценку рисков кредитных инструментов компаний, позволит снизить стоимость заимствований и удлинить их сроки".

Можно сделать вывод, что госгарантии могут стать не только антикризисным инструментом, но и формой государственных инвестиций в более спокойное время. Конечно, такой механизм государственного инвестирования выглядит довольно странно, поскольку рожден в условиях чрезвычайных и первоначально предназначался для выживания, а не для развития. Но исторический опыт показывает, что именно "чрезвычайщина" в России дает самые устойчивые структуры и механизмы. Возможно, так случится и на этот раз.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

Социальные сети

обсуждение