Коротко

Новости

Подробно

Открыты на ремонт

"Золотой софит" осветил сезон 2009-2010

Газета "Коммерсантъ С-Петербург" от , стр. 8

В понедельник в БДТ имени Товстоногова прошла церемония награждения лауреатов высшей театральной премией Санкт-Петербурга "Золотой софит". Премия высветила блистательные и не очень работы, прохладное к ней отношение многих не появившихся в БДТ номинантов и лоснящийся проплешинами партер. Комментируют ЕЛЕНА ГЕРУСОВА, ВЛАДИМИР РАННЕВ И ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО.


Режиссер Григорий Дитятковский, ставший в этом году постановщиком церемонии, обыграл тему ремонта. Конверты c именами победителей изымались из штабелированных на сцене дощатых ящиков, на сцену выезжали какие-то дрезины, выстраивались строительные леса, мелькали оранжевые каски, украшенные крылышками. Понятно, что и сам БДТ закрывается на ремонт, да и в целом строительные планы петербургских театров в последние сезоны все чаще оказываются важнее репертуарных, но избранная форма — это не простая иллюстрация этого обстоятельства. В состоянии вялотекущего, но необходимого и довольно сложного ремонта с элементами как реконструкции, так и реставрации находится и в целом драматический театр города.

Уже номинации в разделе драматических театров выглядели достаточно спорным. Cо спектаклями, очевидно достойными особого внимания, соседствовали просто крепкие, но все же рядовые спектакли. Итоговая оценка премии ситуацию выправила. "Лучшим спектаклем на большой сцене" жюри назвало отличный, глубокий, чуть ли не обнаруживающий героя нового времени спектакль Андрея Могучего "Изотов" (Александринский театр). То, что за эту же работу Андрей Могучий получил и персональный приз — за "Лучшую работу режиссера" (как правило, эти две награды расходятся по разным театрам) — явилось признанием от имени обычно довольно консервативной премии его статуса первого режиссера Санкт-Петербурга.

Сам Могучий в БДТ не появился. Многочисленные призы "Изотова" забирал художник Александр Шишкин. Сценография в этом спектакле, как теперь принято говорить, инновационная, так что господин Шишкин справедливо выиграл за нее "Софит" у коллег по цеху. Актер Сергей Паршин, сыгравший в "Изотове" таксиста Николая, назван "Лучшим актером второго плана".

Вторым не единожды увенчанным героем вечера стал Александр Баргман. "Лучшим актерским дуэтом" названо его партнерство с Сергеем Бызгу в спектакле "Сиротливый Запад" (Театр имени Комиссаржевской), "Лучшим спектаклем малой формы" — его режиссерская работа в соавторстве с Анной Вартаньян ("Каин", "Такой театр" и "Балтийский дом").

Премия за "Лучшую мужскую роль" присуждена Семену Сытнику за филигранную роль профессора Серебрякова ("Дядя Ваня", Александринка). И хотя отдельных наград представленный в ряде номинаций "Гамлет" Валерия Фокина не снискал, в целом вверенный этому режиссеру Александринский театр оказался самым ярким и концептуальным из театральных трупп города.

"Софит" за "Лучшую женскую роль" достался Эмилии Спивак. Не без борьбы — актрисы в этой номинации шли "ноздря в ноздрю". Победила очень нежно, тихо и уверенно сыгранная Спивак на полутонах Людмила из "Поздней любви" Островского (Молодежный театр на Фонтанке). Абсолютно бесспорный приз за творческое долголетие и уникальный вклад получил актер Иван Краско (Комиссаржевка).

Взглянув на список победителей в номинации "Музыкальный театр", начинаешь подозревать оперное дело в ущербности. Пока драмтеатр утомляет себя интеллектуальным перенапряжением, лучшие, по мнению "Золотого софита", люди петербургской оперы прикидываются крыловскими стрекозами. Лауреат за женскую роль в оперном спектакле — Вера Егорова за роль Изабеллы в россиниевской "Итальянке в Алжире" театра "Санктъ-Петербургъ опера", лучшая мужская роль — у Антона Олейникова за Генку Бессмертного в "Севастопольском вальсе" Театра музкомедии, лучшая работа художника — у Зиновия Марголина в "Шербурских зонтиках" театра "Карамболь", лучший спектакль — та же "Итальянка в Алжире". Даже странно, зачем в этом году понадобилась специальная номинация "Лучшая женская роль в оперетте и мюзикле", доставшаяся Катаржине Мацкевич за роль Карлотты в "Гаспароне" Театра музкомедии. За всех оперных героев-страдальцев придется раскланиваться лишь Виктору Алешкову за его Канио в "Паяцах" театра "Санктъ-Петербургъ Опера". Жюри избавило себя от оценки сложных случаев — работ солистов в амбициозных и неоднозначных "Троянцах" в Мариинке и в "Русалке" в Михайловском, номинированных, но в итоге проигнорированных. В результате премиями оказался обласкан стройный ансамбль легких жанров. И раз уж жюри предпочитает в опере, как говорится, "отдохнуть-расслабиться", то неудивительно, что оно оставило за бортом самую мощную постановку прошлого сезона — "Женщину без тени" в Мариинском театре.

Балетные номинации были куда более предсказуемы. За что получила свой "Софит" Екатерина Кондаурова, можно было бы и не конкретизировать, ведь свою Анну Каренину в спектакле Алексея Ратманского она исполнила аж в третьем составе. Приз дан не иначе как по совокупности заслуг, ведь именно госпожа Кондаурова явилась главным ньюсмейкером истекшего балетного сезона, прогремев на фестивале "Мариинский". Очередное лауреатство в ее богатой коллекции призов едва ли не прожектором высвечивает незаурядную индивидуальность балерины, самозабвенно выкладывающейся в маловместительном для нее театральном репертуаре и обреченную несостоятельность хореографов в работе с ней.

Олег Габышев, лауреат "Золотой маски"-2008 за "Чайку", теперь "ософичен" за "Онегина". Выбор жюри между блестящим офицером (Константин Зверев — Вронский в "Анне Карениной), мифическим чудовищем (Александр Сергеев — Шурале в одноименном балете) и героем нашего времени вполне понятен: коэффициент двигательной активности нового лауреата таков, что ни безумными скачками на лошадях, ни сверхвиртуозным карабканьем по деревьям его не превзойти.

Балет Бориса Эйфмана "Онегин", за год, прошедший со дня премьеры, утерял и "Ъ", и "on-line": при рождении зимой 2009 года этот спектакль именовался "Онегинъ. On-line". Сильной конкуренции в этой номинации не наблюдалось: изысканно-минималистскую хореографию Алексея Ратманского ("Анна Каренина"), усиленную визуально-фотографическим рядом, смяло, словно танками, брутально-истерическое пластическое решение "Онегина", подкрепленное кинохроникой августовского путча 1991 года.

Комментарии

Рекомендуем

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя