Коротко

Новости

Подробно

Тарик — восьмерка пик

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 40

На минувшей неделе иракский суд приговорил к смертной казни Тарика Азиза, человека, который был и остается едва ли не самым узнаваемым иракцем после Саддама Хусейна. За человека, когда-то хвалившегося дружбой со всеми, кто хоть что-то значил в мировой политике, теперь вступились, в частности, Россия и Ватикан.


ВЯЧЕСЛАВ БЕЛАШ


Новость о том, что Тарика Азиза, бывшего многие годы правой рукой Саддама Хусейна, а для всего мира олицетворявшего сам Ирак, приговорили к смертной казни, стала для всех неожиданностью. Азиз уже более или менее благополучно пережил два судебных процесса. В деле о казни 42 бизнесменов, обвиненных в манипулировании ценами в 1992 году, Азиз был признан виновным и приговорен к 15 годам тюремного заключения. В ходе другого процесса, где обвинялся уже в соучастии в убийстве иракцев, поднявших восстание в Багдаде в 1990-х годах, он был также признан виновным и приговорен к семи годам тюрьмы. В любом случае для престарелого и тяжелобольного Азиза это означало пожизненное тюремное заключение. И вот когда он был признан виновным в ходе третьего процесса (его обвиняли в преследовании и уничтожении шиитских партий и организаций), его неожиданно для всех приговорили к смертной казни. Более того, объявили, что приговор будет приведен в исполнение уже в ближайшие недели.

Смертный приговор Тарику Азизу вызвал одинаковую реакцию во всем мире. Его осудили Организация Объединенных Наций, правительства многих стран мира, в том числе Ватикана, Греции и России. Реакция, надо сказать, ожидаемая. И дело не только в том, что обвинения в адрес Тарика Азиза очень надуманны — он, разумеется, никого не убивал, но как один из руководителей страны несет ответственность за все решения, которые принимали иракские власти в то время. Главная причина заключается в том, что Тарик Азиз долгое время был главным пропагандистом режима Саддама Хусейна в мире, не щадившим сил ради того, чтобы этот режим полюбили. Он не смог заставить мировых политиков полюбить Ирак Саддама Хусейна. Но так уж случилось, что в мире полюбили и стали считать своим его самого. И это, пожалуй, стало главным достижением сына официанта-христианина из городка Бахдида ("Город радости" на ассирийском).

Революционер


Настоящее имя Тарика Азиза Михаил Юханна. Он родился 74 года назад на севере Ирака в городе Бахдида, основное население которого составляли ассирийцы-христиане. Правда, в Бахдиде, точнее, в деревушке Тель-Кеиф рядом с Бахдидой, Михаил прожил недолго. Его отец, официант в местном кафе, умер, когда Михаил был еще совсем маленьким. Вместе с матерью он переехал к родственникам в Багдад. Там закончил школу и поступил в университет. Мальчик с детства интересовался английской культурой и поступил на факультет английского языка и литературы. Английский язык помог ему в дальнейшей карьере, но еще больше ему помогло знакомство с неким Саддамом Хусейном, который познакомил молодого иракского христианина с идеями панарабского социализма, а затем и уговорил вступить в Партию социалистического арабского возрождения ("Баас"). Это произошло в 1957 году.

После окончания университета Михаил несколько лет проработал учителем английского языка в школе, одновременно печатаясь в оппозиционных и даже подпольных газетах. Фактически уже тогда Михаил Юханна был если и не идеологом баасистов, то одним из главных пропагандистов движения.

Он очень близко сошелся с Саддамом Хусейном, который в то время только начинал свое продвижение к руководству партией. Как позже говорили, многие знавшие Саддама Хусейна уверенно называли Михаила ближайшим другом иракского диктатора. "Они были близки по-настоящему. Залогом этой дружбы была почти безграничная любовь Азиза к Саддаму и такое же безграничное доверие Саддама к Азизу. Азиз, будучи христианином в мусульманской стране, не представлял для Саддама никакой угрозы, а это для помешанного на собственной безопасности диктатора было обязательным условием настоящей дружбы",— говорил позже один из иностранных дипломатов, долгое время проработавший в Багдаде.

Пропагандист


Партия "Баас" в феврале 1963 года свергла тогдашнее правительство страны в результате кровавого переворота. Для Михаила Юханны переворот (или, как его официально называла партийная пропаганда, революция) изменил всю жизнь. Скромный учитель и журналист внезапно превратился в важную фигуру. Партия поручила ему ответственную роль главного редактора своего печатного органа газеты "Ас-Саура" ("Революция"). Правда, длилось это недолго. Революция 1963 года для баасистов оказалась не последней. Партию постепенно оттеснили от власти, а в ноябре того же года в стране произошел очередной переворот. К власти баасисты вернулись лишь в 1968 году. К этому времени Михаил Юханна сменил имя и стал Тариком Азизом, чтобы чуть меньше светить свое христианское происхождение. "Ас-Саура" после возвращения баасистов к власти стала главной газетой страны, и Тарик Азиз, разумеется, стал главным партийным идеологом, подчинявшимся непосредственно Саддаму Хусейну, который тогда занимал пост вице-президента.

Надо сказать, что властителем Ирака Саддам стал не сразу. Он был одним из самых влиятельных деятелей партии "Баас", но у него был изъян, который не давал ему возглавить партию и страну. Он не был военным. Более того, он не был генералом. Насколько это важно для арабских стран, подтверждает хотя бы тот факт, что два самых известных и успешных арабских революционера — Гамаль Насер в Египте и Муамар Каддафи в Ливии — пришли к власти, будучи формально лишь вторыми фигурами. Первыми были теперь уже забытые генералы, необходимые молодым офицерам для того, чтобы другие генералы выполняли приказы революционеров, а народ проявил должное уважение к новой власти. У Саддама же не было вообще никакого воинского звания, и на немедленную любовь и уважение народа и, что особенно важно, армии он рассчитывать не мог. Ему оставалось лишь постепенно расширять свое влияние и так же постепенно отстранять от власти своего родственника и по совместительству главу партии и государства генерала Ахмеда Хасана аль-Бакра.

В этом ему активно помогал Тарик Азиз, который в 1972 году занял пост министра информации Ирака, в 1974-м вошел в региональное руководство партии "Баас" (формально партия была общеарабской), а в 1977-м стал членом Совета революционного командования, высшего органа власти в стране. В качестве министра информации Азизу, разумеется, было несложно постепенно и почти незаметно подменять культ личности аль-Бакра культом личности Саддама Хусейна.

Азиз стал довольно известной фигурой в мире уже в 1970-х годах. Он не скрывал своей любви ко всему западному и европейскому, оставаясь при этом верным баасистом и революционером. Но он активно способствовал культурным контактам Ирака с зарубежными странами и, как позже писал один из арабских журналистов, помогал распространению западного влияния на искусство и литературу Ирака. За что Азиза жестоко критиковали ортодоксальные баасисты, обвинявшие его в измене арабским социалистическим идеалам. Для любого другого партийного деятеля такая критика была бы равносильна смертному приговору, но ближайшему сподвижнику Саддама Хусейна она не причиняла вреда. Тем более что прозападные настроения Азиза вскоре были востребованы режимом.

Как министр информации Азиз постепенно и почти незаметно подменял культ личности аль-Бакра культом личности Саддама Хусейна

Лоббист


В 1983 году Тарик Азиз был назначен на пост министра иностранных дел Ирака. К тому времени Ирак находился в тяжелом положении. Он уже три года вел войну с Ираном, при этом не ощущая никакой поддержки со стороны Запада, на которую так рассчитывал. От Азиза требовалось изменить эту ситуацию, и он своего добился. Первой его победой стало восстановление дипломатических отношений с Соединенными Штатами, прерванных еще в 1967 году после шестидневной арабо-израильской войны. Азиз сумел доказать американцам, что воюет с Ираном и ради Америки. Эту мысль в Вашингтоне приняли. Дипломатические отношения были восстановлены после встречи Азиза с президентом Рональдом Рейганом в Белом доме.

Как вспоминают знавшие Азиза в те годы люди, он работал круглосуточно семь дней в неделю, встречаясь с иностранными дипломатами, посещая иностранные столицы, ведя тайные переговоры со всеми — от США и СССР до самых мелких и неприметных государств Южной Америки и Африки с единственной целью — обеспечить Ираку в войне с Ираном поддержку ООН. Он добился и этого. В 1988 году мир был уже так сильно настроен против Ирана, что тому ничего не оставалось, как согласиться на прекращение огня и мирные переговоры с Ираком.

К этому времени Азиз, его очки и сигара стали едва ли не самым узнаваемыми символами Ирака. Благодаря его усилиям Ирак — несмотря на нарушение прав человека, массовые репрессии против шиитов и курдов и даже известный всему миру факт применения химического оружия против мирного населения в Иракском Курдистане — наряду с Египтом и Иорданией стал одной из самых приличных с точки зрения Запада арабских стран.

Всему этому пришел конец в 1990 году, когда Ирак напал на Кувейт. Но даже тогда, и это удивительное достижение Азиза, ему удалось максимально оттянуть начало войны со всем миром. Как и в середине 1980-х, он курсировал между столицами ведущих стран мира и штаб-квартирой ООН, пытаясь объяснить политику и позицию Ирака в вопросе о Кувейте.

На этот раз лоббистская кампания Азиза оказалась неудачной, началась первая война в Заливе, и вскоре Ирак уже был вынужден выводить войска из Кувейта и подписывать унизительные условия перемирия.

То же самое повторилось и во время второй войны в Ираке. Азизу удалось оттянуть начало войны, но она в конце концов началась, и вскоре режим Саддама Хусейна пал, а вместе с ним закончилась и государственная карьера Тарика Азиза. Из вице-премьера правительства Ирака и главного иракского дипломата Азиз превратился в восьмерку пик в знаменитой американской колоде — списке самых разыскиваемых иракских деятелей времен Саддама Хусейна.

Мученик


В отличие от своих товарищей по партии и правительству Тарик Азиз сдался сам, будучи уверенным в том, что ему абсолютно ничего не грозит. Дипломатическая карьера и религиозная принадлежность, как казалось Азизу, делали его своим и для американцев, и для европейцев. Как христианину и приспешнику Саддама в стране победивших шиитов, ему, безусловно, было безопаснее в американской тюрьме, чем на улице Багдада.

Коалиционные войска заняли Багдад в начале апреля 2003 года. 25 апреля Азиз добровольно отдал себя в руки американцев. И тем не менее, как это ни удивительно, его никто не счел предателем. Возможно, все дело в том, что, сдавшись американцам, Азиз не скрывал, что делает это из соображений безопасности, а вовсе не потому, что он решил сотрудничать с оккупантами. Он с готовностью отвечал на вопросы американских следователей, если они не касались Саддама Хусейна. О своем президенте он говорил только хорошо.

Азизу и вправду ничего не грозило, пока он находился в распоряжении американцев. Однако после того, как оккупационные власти официально передали полномочия новому правительству страны, иракцам были переданы все заключенные, в том числе и Тарик Азиз.

Его трижды предавали суду. Тем не менее мало кто верил в то, что интеллигентный, относительно прозападный и, наконец, очень больной человек будет приговорен к смерти. Два раза его "проносило": признавая Тарика Азиза виновным, суд всякий раз приговаривал его к тюремному заключению, а не смертной казни. Что было вполне естественным: в Ираке мало кто сомневается в том, что, будучи ближайшим соратником Саддама и его советником по международным делам, на внутрииракские дела Азиз почти никак не влиял. Смертный приговор был вынесен ему лишь 26 октября этого года, когда Азиз был признан виновным в гонениях на шиитские политические партии и в первую очередь партию "Ад-Даава", нынешним лидером которой является премьер-министр Ирака Нури аль-Малики. Надо сказать, что это уже не первый раз, когда "Ад-Даава" пытается физически уничтожить Азиза. В 1980 году члены этой шиитской партии устроили на него покушение. Сам Азиз не пострадал, а вот около 20 человек, которые находились около него, погибли. Поэтому сейчас эксперты сходятся в том, что смертный приговор — личная месть аль-Малики, который не может простить и недавнего заявления Азиза о том, что американцы сейчас не имеют никакого права выводить свои войска из Ирака, поскольку это будет означать, что страна отдается на растерзание волкам.

Эксперты обращают внимание и на то, что смертный приговор был вынесен Азизу вскоре после того, как посредством сайта WikiLeaks мир узнал о чудовищных зверствах нынешнего иракского режима. "Скандальным приговором Азизу иракские власти пытаются отвлечь внимание от не менее скандальных разоблачений WikiLeaks",— говорит один из аккредитованных в Багдаде дипломатов. С этим совершенно согласны и родственники Азиза. Его старший сын с семьей живет в Иордании, жена и младший сын — в Йемене.

"Вердикт в отношении моего отца является местью за все, что относится к прошлому Ирака, и лишний раз доказывает достоверность информации, опубликованной на сайте WikiLeaks,— заявил старший сын Азиза Зиад.— Я поражен. Мой отец никогда не имел ничего общего с религиозными партиями. Вынесенный ему приговор — это позор".

Среди тех, кто протестует против смертного приговора Азизу,— Россия. И это вполне понятно. В СССР и в России к режиму Саддама Хусейна всегда относились с теплотой. Тому немало способствовала и личная дружба Саддама Хусейна и Тарика Азиза с главным советским и российским специалистом по Ближнему Востоку Евгением Примаковым. Впрочем, Азиз был лично знаком со всеми советскими и российскими лидерами, начиная с Леонида Брежнева и заканчивая Владимиром Путиным. Кстати, статью о Тарике Азизе в интернет-энциклопедии Wikipedia иллюстрирует фотография 2000 года, на которой Азиз что-то говорит внимательно слушающему его президенту России Владимиру Путину.

Как судили в Ираке

Смертный приговор Тарику Азизу был вынесен Верховным трибуналом по уголовным делам Ирака, учрежденным в 2003 году исключительно для рассмотрения дел, связанных с обвинениями в геноциде, преступлениях против человечности и военных и иных серьезных преступлениях, совершенных в период безраздельного правления в Ираке партии "Баас".


Главными процессами трибунала стали разбирательство по делу об убийстве 148 шиитов в городе Дуджейл в 1982 году после неудачного покушения на Саддама Хусейна и разбирательство по делу об операции "Анфаль", направленной на уничтожение курдских сепаратистов, в ходе которой применялось химическое оружие. Главными обвиняемыми на процессе были Саддам Хусейн, бывший глава службы безопасности и сводный брат Саддама Барзан Ибрагим ат-Тикрити, бывший вице-президент страны Таха Ясин Рамадан и Али Хасан аль-Маджид, занимавший в разное время посты министра обороны, министра внутренних дел, губернатора оккупированного Кувейта, однако наиболее известного под прозвищем Химический Али — как раз за применение химического оружия против курдов. Все они были признаны виновными и к настоящему времени уже казнены. Некоторые из обвиняемых, например Хасан аль-Маджид, были приговорены к смерти четыре раза.

Кроме того, отдельно трибунал рассматривал дела об убийстве ряда шиитских религиозных лидеров в 1974 году, подавлении восстаний шиитов и курдов в 1991 году, вторжении в Кувейт и некоторых других преступлениях.

Наблюдатели, отмечая очевидное желание судей продемонстрировать свою независимость и беспристрастность, указывают на более или менее стандартные решения трибунала, который приговаривает к смертной казни двух-трех наиболее видных обвиняемых, еще пару приговаривает к длительным срокам тюремного заключения, а одного (максимум двух) оправдывает "за недостаточностью улик" или "в связи с активной помощью следствию". Так, к примеру, из семи обвиняемых по делу об операции "Анфаль" один, Саддам Хусейн, был казнен по приговору трибунала в связи с другими обвинениями, трое обвиняемых были приговорены к смертной казни, еще двоих приговорили к пожизненному тюремному заключению и одного оправдали "по просьбе прокурора".

Комментарии
Профиль пользователя