Коротко

Новости

Подробно

Условно-досрочное перерождение

Эдвард Нортон и Роберт Де Ниро в фильме "Стоун"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Премьера кино

В прокат вышел фильм "Стоун" — триллер с участием Эдварда Нортона и Роберта Де Ниро. Это драматическая история о заключенном, подсылающем жену соблазнить чиновника, который может помочь ему получить досрочное освобождение. Рассказывает МАРИЯ СЕМЕНДЯЕВА.


Герой Роберта Де Ниро — Джек, пожилой и усталый тюремщик, специалист по условно-досрочным освобождениям. Перед выходом на пенсию ему нужно закончить последнее дело — соответственно, разобраться со Стоуном, персонажем Эдварда Нортона. Срок он мотает за поджог дома собственных деда с бабкой, волосы заплетает в косички, ведет себя крайне развязано и решает провернуть с тюремщиком нравственную аферу. Выяснив, что семейная жизнь у того свелась к однообразным вечерам с несколькими стаканами виски, гольфом по телевизору и давно наскучившей женой, Стоун придумывает способ попытаться гарантировать себе УДО.

Он просит свою жену (Милла Йовович) втереться в доверие к Джеку и заставить его написать положительный отчет о поведении заключенного, чтобы его выпустили на свободу. Что она постепенно и проделывает, настолько беспечно, естественно, бесстыдно, но не вульгарно, что слова Стоуна "она как будто с другой планеты", которые он произносит в первом разговоре с Джеком, перестают казаться таким уж преувеличением. Однако в это время с самим заинтересованным лицом — ее мужем — происходят странные изменения. Переживая тяжелейшую депрессию, он идет в тюремную библиотеку в поисках религиозной литературы и натыкается среди книг по исламу, иудаизму, христианству и буддизму на брошюру религии Зукангор, которая учит, что бог есть звук. Стоун начинает медитировать, заглушая сосредоточенным "омммм" гомон тюремного двора, и вдруг превращается в другого человека.

Звук в фильме играет наравне с актерским составом. Мир, в котором живут Джек, заключенный Стоун и его жена Люсетта, наполнен беспрестанным шумом. Джек слушает в машине христианские радиостанции, вокруг Люсетты носятся с криками дети, Стоуну мешают сосредоточиться окружающие его обитатели тюрьмы. Зрителя тоже пытают сложносочиненным саундтреком, в котором вышеперечисленные шумы смешиваются с исповедями преступников, с гудением ламп, со звуками птичьего пения, с громкими стонами любви, которые издают Люсетта и разные ее партнеры. Бормотание христианского радио кажется приговором религии, которая сама по себе превратилась в магнитофонную запись проповеди, где слова никто не может разобрать. То ли дело учение Зукангор, позволяющее заглушить это бесконечное колебание воздуха — даже неважно, зачем, просто чтобы оно прекратилось. А там уже можно хоть с богом разговаривать, хоть тихо посидеть с бутылкой пива.

Когда Стоун в очередной раз приходит в кабинет Джека, чтобы снова рассказывать ему о своем раскаянии, он внезапно начинает говорить совсем не то, чего бы мы от него ожидали. Пристально глядя глаза в глаза, он сообщает, что не чувствует никакого раскаяния. Что поджог в доме бабки и деда был его идеей и что искры горящего пламени показались ему невероятно красивыми. Да, наверное, он должен бы испытывать раскаяние, но вместо этого, по словам Стоуна, он понял, что так должно было быть. Что он ошибся, но кто не ошибается — и почему один человек, ошибившийся чуть больше другого, должен быть судим другим?

Режиссер Джон Курран сам пытается в эффектном финале ответить на этот вопрос. Но, несмотря на всю эффектность, сюжетные линии сходятся в одну точку в конце лишь технически. И если уж относиться серьезно к таким образом поставленным режиссером вопросам, то и их к концу лишь становится больше. А суета бесконечного числа малозначительных персонажей, которыми наполнен "Стоун", не перестает казаться бессмысленной. Но вот сама по себе идея — звезды Голливуда в высокобюджетном психологическом богоискательском триллере — выглядит вполне себе оригинально.

Комментарии
Профиль пользователя