Коротко


Подробно

"Настоящий лидер тот, кто отказывается продать идею и людей за кабинет с комнатой отдыха"

Победитель виртуальных выборов мэра Москвы на сайте kommersant.ru АЛЕКСЕЙ НАВАЛЬНЫЙ, в 2003-2007 годах бывший одним из наиболее заметных лидеров уличного протеста в Москве, рассказал ОЛЕГУ КАШИНУ, чем современный протест отличается от того, который был пять лет назад.


— Можно ли говорить, что при Медведеве результат протестных акций стал качественно другим? То есть раньше многотысячные митинги против губернатора скорее свидетельствовали о том, что Путин губернатора не снимет, чтобы никто не подумал, что он идет на поводу. А теперь Бооса сняли, трассу через Химкинский лес остановили. Что-то изменилось или так кажется?

— Медведев здесь ни при чем — он производная власти Путина. А власть Путина базируется не на каких-то там мифических "силовиках" (это просто предприниматели в погонах и кокардах), а на реальном рейтинге Путина. Он самый популярный политик в России сейчас и останется на ближайшее время таковым даже на гипотетических честных выборах со свободными СМИ. Это основа легитимности решений власти.

Однако если несколько лет назад Путин был самым популярным политиком с 70% рейтинга и минимумом антирейтинга, то сейчас он самый популярный политик с 45% рейтинга и антирейтингом, растущим опережающими темпами.

"Закрытая" социология с большой выборкой, с которой мне удается знакомиться и которой нет оснований не доверять, показывает именно такую картину. Поэтому в первом случае ты можешь разогнать митинг и в Калининграде, и в Москве. Во втором — ты по-прежнему разгоняешь митинг в Москве, а вот про Калининград должен подумать.

Снижающаяся политическая легитимность толкает на компромиссы. То же самое с Химкинским лесом: стало ясно, что лобовое противостояние работает на антирейтинг и голым авторитетом тут не возьмешь. Поэтому избрали более затратный, муторный, но тонкий механизм борьбы — затягивание, забалтывание и т. д. Насколько я понимаю, сейчас вариант переноса трассы никто серьезно не рассматривает. Упадет рейтинг до сорока — начнут рассматривать.

— Верно ли, что по-настоящему массовым и эффективным в современной России может быть аполитичный протест, направленный только на какие-то утилитарные цели (автомобилисты, экологи и т. п.)? Если это миф, то кому он выгоден?

— Это глубокое заблуждение, но чаще всего это разумный трюк организаторов протестных акций, которые не желают, чтоб им сели на хвост непопулярные и бессмысленные персонажи из политической оппозиции, которые не принесут ничего, кроме своего антирейтинга. Поэтому им вежливо говорят: извините, но у нас мероприятие без политики, уберите свои флаги и сойдите со сцены. И конечно, сложно кого-то за это упрекнуть.

Но факт в том, что протест, направленный на утилитарные цели, дает результат, только если игнорирование протеста грозит очевидными политическими последствиями. Исключений нет: Кондопога, Калининград, Междуреченск, Химки — это все политика. По мере смены лиц в "оппозиционном движении" нормальные гражданские активисты будут все меньше шарахаться от политики. Достаточно успешная недавняя акция "Демократического выбора", когда на митинг пришли "просто люди", а не политическая тусовка, тому подтверждение. Протестное движение развивается по мере неспособности власти решать важнейшие вопросы жизни страны — от горячей воды в Рязани, которой нет несколько месяцев, до Кавказа, где каждый день убивают несколько милиционеров.

— Яркие персоны, появляющиеся в протестном движении, типа Дорошка из Калининграда или защитницы Химкинского леса Чириковой,— из них могут вырасти настоящие политические лидеры?

— А кто такие "настоящие политические лидеры"? Удостоверение "настоящего лидера" выдается тому, кто сидел в Верховном совете РФ, Государственной думе или правительстве? "Настоящий лидер" лицензируется, только если в какой-то момент становится частью номенклатуры? Я так не думаю. Лидер — это тот, кто верит в свою идею и увлекает ею людей. А "настоящим лидером" он становится после того, как отказывается продать идею и людей за кабинет с комнатой отдыха.

— Могут ли протестные движения стать инструментом во внутренней борьбе в Кремле? Если да, то хорошо это или плохо?

— Могут. Это хоть и достаточно уродливое, но проявление политической конкуренции. Это хорошо.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение