Коротко

Новости

Подробно

"Это просто бизнес"

Прямая речь

Журнал "Огонёк" от , стр. 24

Марк Левинсон, эксперт по проблемам ядерной безопасности Массачусетского технологического института (MIT),— о том, что даст "Соглашение 123" России и США


— Российские экологи утверждают, что основной целью "Соглашения 123" является превращение страны в международную свалку отходов. При этом многие эксперты считают, что официально говоря о переработке ядерных материалов, американская сторона лукавит: у России нет для этого необходимых технологий, стало быть, речь о том, что отходы будут храниться десятилетиями.

— На самом деле Америка лишь повторяет европейский опыт. В этом году администрация окончательно отказалась от строительства крупнейшего хранилища ядерных отходов "Юкка-Маунтин" в США, но проблему облученного топлива с АЭС, построенных американскими компаниями по всему миру, нужно было как-то решать. Германия и Франция отправляют свои отходы в Россию с середины 1990-х. На днях власти федеральной земли Саксония приняли решение об отправке в РФ радиоактивных материалов, речь о 951 топливном стержне из ядерного реактора в научно-исследовательском центре Россендорф.

Голландско-немецкая URENCO, начиная с 1996 года, ввезла в Россию 80 тысяч тонн отходов урановой обогатительной промышленности. Еще одна компания EURODIF, основными акционерами которой являются фирмы из Франции, Бельгии и Испании, ежегодно ввозит в Россию более 7 тысяч тонн гексафторида урана. Эти "грузы" перевозят в Зеленогорск в Красноярском крае, Ангарск под Иркутском и в Северск, расположенный в Томской области. Так что США всего лишь решили принять участие в давно налаженном бизнесе.

— Что стоит за "Соглашением 123"?

— Мне кажется, только экономические соображения. В мире нет ни одной страны, готовой принять на длительное, а может, и вечное хранение чужие радиоактивные отходы. При этом с участием США в мире производится почти 80 процентов высокоактивных отходов: это отработавшее топливо атомных блоков, которые наши компании строят по всему миру — от Германии до Тайваня. А в подготовленном договоре ясно сказано: "стороны получают право передавать на хранение для целей дальнейшего использования" отработавшее ядерное топливо. С юридической точки зрения это значит, что и США могут отправлять свои отходы в Россию, и Россия — в США.

Но это теория. А на практике руководители Росатома не только уже полтора десятилетия подряд заявляют, что Россия готова принимать у себя иностранные отходы, но и активно ведут переговоры с потенциальными участниками этого рынка.

— Но надзорные органы утверждают: в стране нет условий для хранения радиоактивных материалов из-за рубежа. Еще в 2006 году в ежегодном отчете Ростехнадзора говорилось: "Хранение емкостей с отвальным гексафторидом урана на открытых площадках производится в условиях недостаточного нормативного обоснования и значительной величины риска разгерметизации емкостей".

— Формально все радиационные материалы должны ввозиться в Россию для последующей переработки. Но сами чиновники Росатома объясняют, что пока в стране нет необходимых технологий и поэтому отходы должны оставаться на хранении в течение ближайших 20-30 лет.

Мощностей для переработки облученного ядерного топлива американского дизайна в России тоже нет, как, впрочем, нет объекта, способного работать с топливом российского происхождения, например, со сборками из реакторов типа ВВР-1000. Завод в Железногорске (ранее Красноярск-26) только строится, так что пока эти материалы в лучшем случае будут находиться в бассейнах. В худшем — под открытым небом, в так называемых баллонных хранилищах, в железных емкостях вместимостью до 12,5 тонны. Этот метод опасен: баллоны банально ржавеют, а в случае утечки та же гексафторидная кислота может вызвать ожоги и повреждения легких. При разгерметизации одного баллона смертельные концентрации токсичных веществ будут сохраняться на расстоянии в полкилометра.

— По подсчетам специалистов, в последние годы в РФ ввезли более 700 тысяч тонн радиоактивных отходов. Новый договор с США "позволит" увеличить эти цифры как минимум вдвое. Заинтересованность США понятна. А в чем, по-вашему, российский интерес?

— Это просто бизнес. Один из бывших руководителей Росатома заметил, что прием на хранение иностранных радиоактивных отходов позволит России получить новые инструменты влияния на своих иностранных партнеров. На самом деле, я уверен, что речь идет о попытке занять свободную бизнес-нишу. Тем более что ядерные сделки, связанные в том числе и с хранением отходов, приносят хорошую прибыль.

Комментарии
Профиль пользователя