Коротко


Подробно

Правила игры

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

не меняются, уверен Дмитрий Бутрин, заведующий отделом экономической политики


3 сентября агентство Standard & Poor's, изменив со "стабильного" на "позитивный" прогноз рейтингов "Роснефти" за сутки до смены главы компании, наглядно продемонстрировало инвесторам, что термин "российский страновой риск" выпал из оборота преждевременно. Вряд ли S&P приветствовало отставку главы "Роснефти" Сергея Богданчикова и назначение Эдуарда Худайнатова — события состоялись лишь на следующий день. При всех успехах освоения компаниями РФ лучших практик корпоративного управления российское государство этими практиками себя не ограничивает, поэтому расчеты и прогнозы часто менее точны, чем подбрасывание монетки.

Формально никаких претензий к главному акционеру "Роснефти" ни у кого нет: хозяин — барин. Тем не менее нормой при плановой смене главы крупнейшей в стране нефтяной компании является объявление не менее чем за полгода. Так, о плановой отставке главы BP Джона Брауна, которая должна была состояться в декабре 2008 года, было объявлено 25 июля 2006 года. На деле же он был отстранен в январе 2007 года, а покинул пост с мая 2007 года: в связи с громким скандалом вокруг Брауна акционеры сократили "переходный период" сначала до полугода, а затем до четырех месяцев. В случае с "Роснефтью" срок составил сутки: президент Дмитрий Медведев встретился с господином Худайнатовым в субботу, а де-юре последний возглавил компанию сегодня. В отличие от лорда Брауна господин Богданчиков, кажется, не должен срочно предстать перед судом?

С преемниками в России все тоже только похоже на мировую практику. Да, Эдуарда Худайнатова формально на рынке знают. И как партнера бывшего вице-премьера Владимира Шумейко в группе "Эвихон" — позже при участии Шалвы Чигиринского она стала основой проектов Shell на Салыме. И как федерального инспектора по Ненецкому АО в момент покупки "Роснефтью" "Северной нефти" — напомним, сделка столь резко критиковалась главой ЮКОСа Михаилом Ходорковским, что этим многие и объясняли его арест. И как главу "Севернефтегазпрома" — господин Худайнатов выводил принадлежащее компании Южно-Русское месторождение из-под управления "Итеры" и вел переговоры с BASF и E.ON об участии их в поставках газа оттуда по трубопроводу Nord Stream. Но вот что именно новый президент "Роснефти" делал в компании в 2008-2010 годы, в его биографии, в отличие от коллег в мировой нефтяной элите, не указано: возможно ли такое в Chevron или даже в CNPC?

Наконец, неясно, что случилось с Сергеем Богданчиковым. Слухи о его отставке в августе 2010 года начались, собственно, не с идеи отставки, а с идеи создания "мегаминистерства энергетики" — реформирования Минэнерго с усилением контроля нового ведомства над нефтяным сектором и "Газпромом". В главы "мегаэнерго" прочили главу "Газпрома" Алексея Миллера и, собственно, господина Богданчикова. Может, и в сенат. Может, и под суд. А может, и в вице-премьеры — может, Богданчикова, а может, еще кого-нибудь. Ведь "русский риск" — это не про морозы и не про дороги. Это просто общий термин для понятий "президент, премьер-министр, правительство РФ".

Комментарии