Коротко

Новости

Подробно

Запретный лот сладок

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 21

Согласно расчетам ФАС, переход на госзакупки через электронные аукционы должен сэкономить до 1 трлн руб. бюджетных средств. Правда, эксперты сомневаются в том, что это реально. Недостатки закона N 94 "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" слишком очевидны и оставляют множество лазеек для коррупции, а громкие скандалы с госзакупками лишь подтверждают правоту экспертов. А вот в корпоративном секторе электронные аукционы зарекомендовали себя неплохо. Но удастся ли в ближайшее время перенести этот положительный опыт в госсектор — на этот вопрос у специалистов пока ответа нет.


СВЕТЛАНА РАГИМОВА


Рядом с Московским арбитражным судом стоит рекламный щит, на котором написано: "Мы достойны вашего доверия". Это реклама Единой электронной торговой площадки. Не случайно ее владельцы говорят о доверии: мало кто верит в возможность честных аукционов и тендеров, которые объявляют государственные учреждения, и сомнения эти вполне обоснованны.

Скандалы вокруг госзаказов случаются регулярно, и недавно произошла очередная такая история. В Мордовии были выявлены нарушения при закупке медицинского оборудования, причинившие ущерб федеральному бюджету более чем на 98 млн руб. Расследование, как уже бывало неоднократно, началось лишь после того, как Дмитрий Медведев публично возмутился сложившейся ситуацией. О ней в конце июля президенту рассказал глава контрольного управления Кремля Константин Чуйченко, которому Медведев теперь поручил создать рабочую группу по контролю за эффективностью расходования бюджетных средств при госзакупках. А по итогам проверки закупок медицинских томографов, на которые было потрачено 7,5 млрд руб., заведено 17 дел по статьям УК РФ "Злоупотребление должностными полномочиями" и "Халатность".

Конкурсный раздор


Руководитель ФАС Игорь Артемьев и другие высокопоставленные чиновники неоднократно заявляли, что борьбе с коррупцией поможет переход на систему электронных государственных закупок. С 1 июля текущего года в соответствии с постановлением правительства РФ N 755 этот переход частично состоялся: все федеральные государственные учреждения обязаны проводить закупки товаров из утвержденного списка только на электронных торговых площадках. А с 1 января 2011 года это предписание коснется и всех муниципальных и региональных госструктур.

Аккредитованы для работы с госзаказами следующие компании: ООО "Индексное агентство РТС", ЗАО "ММВБ Информационные технологии", ЗАО "Сбербанк Автоматизированная система торгов", ОАО "Единая электронная торговая площадка" (Москва) и ФГУП "Агентство по государственному заказу, инвестиционной деятельности и межрегиональным связям Республики Татарстан".

Если судить по количеству проводимых тендеров, мебель в чиновничьих кабинетах изнашивается очень быстро

Если судить по количеству проводимых тендеров, мебель в чиновничьих кабинетах изнашивается очень быстро

Фото: PhotoXpress

Процедура отбора площадок вызвала скандал. "Отбор площадок,— говорит создатель проекта Opengovdata.ru Иван Бегтин,— производился некрасиво. Выбирали не площадки, а юридические лица, на базе которых в дальнейшем планировалось создавать площадки. Две из выбранных компаний вообще не имеют никакого отношения к аукционам. У меня складывается впечатление, что конкурс преследовал цель сузить количество площадок, на которых будут размещаться госзаказы. Я могу только предположить: это делалось для более легкого контроля над закупками".

Этот отбор отсеял реально работающие с госзаказами площадки, в частности "B2G-Госзакупки" компании "Центр развития экономики", а также систему "Фабрикант", которую разработала компания "Триумвират". Последнюю выбрало Министерство обороны для своих нужд, но система не прошла конкурс. Сергей Габестро, президент компании "Триумвират", пожаловался президенту Медведеву на то, что Игорь Артемьев назвал победителей еще до того, как были подведены результаты отбора. По мнению Габестро, это был не конкурс, а фикция. По какому принципу осуществлялся отбор, не поняли и в B2B-Center (один из лидеров на рынке электронных закупок). Игорь Артемьев отрицает предвзятость. Тем не менее президент поручил своей администрации проверить действия ФАС. Пока официальные результаты проверки неизвестны. Но игроки рынка не рассчитывают на то, что список площадок в ближайшем будущем будет расширен.

"Я не уверен,— говорит председатель совета директоров компании B2B-Center Александр Бойко,— что отобранные площадки, на которых теперь будут размещать заказы, справятся с задачей. Посмотрите на площадку Татарстана: 2900 заказчиков и всего 4 тыс. поставщиков — узкая конкуренция. Поэтому и количество несостоявшихся аукционов, то есть когда закупают у единственного участника аукциона, достигает там 70%. А если посмотреть на денежные объемы обрабатываемых там заказов, будет понятно, что с триллионами рублей бюджетных средств эти отобранные площадки не справятся. К тому же из пяти отобранных функционируют только три".

Иван Бегтин считает, что лучше было бы разрешить всем существующим площадкам работать с госзаказами. "Нужно только разработать систему их сертификации и предписать выгружать все данные на определенный сайт,— говорит он.— Такая схема уже работала в Москве и показала свою состоятельность".

Нынешняя ситуация, по мнению участников рынка, складывается в пользу банков, которые стоят за отобранными площадками (Сбербанк, Банк Москвы, Татарский банк).

Дело в том, что компания, желающая участвовать в аукционе, обязана разместить на своем счете на площадке 0,5-5% от суммы будущего заказа: это должно продемонстрировать заказчику, что компания сможет выполнить обязательства. Раньше эти деньги хранились на счетах казначейства, а теперь будут размещаться в перечисленных банках. Речь идет о серьезных суммах. Так, в прошлом году объем госзаказа составил 4 трлн руб. В этом году, по данным ФАС, до 70% бюджета закупок будет расходоваться через электронные торги, а это около $90 млрд.

Надежда на частников


Компании, которые ранее обслуживали государственных заказчиков, но не прошли отбор, вынуждены свернуть эту деятельность. Так, например, "Центр развития экономики" закрывает свою торговую систему для проведения торгов государственными и муниципальными предприятиями "B2G-Госзакупки". Площадка была открыта в 2005 году и позволяла госзаказчикам проводить торговые процедуры в электронном виде, снижая трудовые и финансовые затраты, а предприятиям — беспрепятственно и на справедливых условиях участвовать в госзаказе. В системе "В2G-Госзакупки" было более 7 тыс. участников, до 2010 года на этой площадке проводили закупки управление делами президента РФ, министерство финансов Республики Ингушетия, центр заказов и поставок МТС тыла ВС РФ. Теперь компания будет концентрироваться исключительно на рынке корпоративных закупок. Впрочем, это тоже довольно прибыльное дело.

Чиновники независимо от ведомства и региона отдают предпочтение иномаркам бизнес-класса

Чиновники независимо от ведомства и региона отдают предпочтение иномаркам бизнес-класса

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Объем корпоративной торговли на мировых электронных площадках составляет более $170 млрд. В России он пока невелик: около 400 млрд руб. ($13 млрд). На этом рынке у нас работает порядка 40 электронных площадок, но крупных немного — это, например, B2B-Center, "Фабрикант", "Тендерпро", "СетОнлайн".

B2B-Center, по разным данным, занимает около 80% рынка закупок. В кризисный 2009 год объем сделок в системе составил 27 млрд руб. Раньше показатели были гораздо лучше: в 2008 году — 108,6 млрд руб., в 2007-м — 255,6 млрд руб., в 2006-м — 63 млрд руб. "На площадке B2B-Center,— рассказывает Александр Бойко,— состоялось торгов более чем на 520 млрд руб. При этом мы учитываем в статистике только состоявшиеся процедуры, по которым заключены контракты. А большинство наших конкурентов включают в статистику и все объявленные торговые процедуры. На 1 июля 2010 года в системе B2B-Center проведено более 73 тыс. торгов".

B2B-Center работает по схеме абонентской платы. Если компания вносит деньги сразу за год, то месяц обслуживания ей обходится в 9 тыс. руб. Можно оплатить доступ к системе на 30 дней — это будет стоить 24 тыс. руб. Чтобы приступить к работе, нужно просто зарегистрироваться, а также получить электронную подпись, которая обойдется примерно в 5 тыс. руб. Затем нужно внести абонентскую плату — и можно начинать работать.

Число участников системы В2В-Center на данный момент превышает 41 тыс. Около 70% всех зарегистрированных компаний вносят плату ежемесячно. Если исходить из минимального тарифа 9 тыс. руб., то выручка компании составляет более $8,5 млн, а чистая прибыль, по оценкам экспертов, превышает $7 млн в месяц.

Беззащитные торги


Основной аргумент в пользу электронных торгов, который звучит повсеместно,— это эффективная защита от коррупционных схем. Считается, что анонимность торгов позволит выиграть именно тому поставщику, который предложит лучшую цену согласно условиям заказа. В ФАС заявляли, что переход на электронные торги позволит экономить до 1 трлн руб. в год.

Схема работы электронных площадок действительно позволяет отсечь грубые нарушения. Но владельцам площадки важно учитывать, что махинации на автоматических аукционах могут обрести новую форму. Например, два года назад при описании одного из тендеров русские буквы были заменены латинскими, так что найти этот тендер в интернете могли только свои люди. Это обнаружили блогеры, благодаря которым информация о мошенничестве дошла до президента.

Но никакие технические средства не спасут от основной схемы нечестных аукционов и тендеров. Например, ничто не мешает закупщику в условиях поставки указать такие требования, которые может выполнить только нужный поставщик. "Все обвиняют в коррупции госзаказчиков,— говорит Александр Бойко,— но проблема в том, что процедура проведения аукционов в законе описана так, что можно задать любые условия отбора поставщиков, чтобы под них подпала единственная компания". Аукцион, в котором принял участие лишь один поставщик, признается несостоявшимся, однако законодательство не запрещает заключить сделку даже в этом случае, и эта лазейка используется повсеместно.

К примеру, на сайте госзакупок Сахалинской области весной был размещен заказ на 500 тыс. руб. на оказание услуг по организации питания для администрации области. В техническом задании заказа были описаны условия: указана площадь помещений трех ресторанов и количество мест. Кроме того, в условиях, обязательных для выполнения, было написано: "Все три ресторана должны находиться в одном здании по адресу: Сахалинская область, г. Южно-Сахалинск, ул. Детская, 4".

В итоге в тендере участвовали две компании: ООО "Лэкс Ко, ЛТД" (юридический адрес: г. Южно-Сахалинск, ул. Детская, 4) и ООО "Белладжио" (юридический адрес: г. Южно-Сахалинск, улица Дзержинского, 21). Заявку последней компании отклонили как не соответствующую техническим требованиям.

На медоборудование бюджетных денег не жалеют: его покупают по ценам, которые в разы выше цен производителей

На медоборудование бюджетных денег не жалеют: его покупают по ценам, которые в разы выше цен производителей

Фото: PhotoXpress

А в начале этого года разразился скандал в связи с закупкой антивирусов "Почтой России". Условия конкурса были выставлены такие, что им заведомо соответствовал единственный продукт из имеющихся на рынке — "Антивирус Касперского". Конкурс состоялся в июне. Предельная сумма контракта на 200 тыс. комплектов этого ПО была заявлена в 240 млн руб.— рекорд для подобной сделки. Александр Чачава, президент Leta Group, которая торгует антивирусами Eset в России, сообщил, что его компания не стала участвовать в конкурсе потому, что сочла его заведомо рассчитанным на победу "Лаборатории Касперского". В описании конкурса даже содержался кусок текста, скопированный из технической документации к "Антивирусу Касперского", были заявлены уникальные требования к антивирусу, которые присущи лишь продукту этой компании, например ежечасное обновление вирусной базы, наличие у поставщика сертификата ФСБ на гостайну, функции "антивор" для мобильных телефонов и т. д.

Чачава так комментирует проблему нечестных схем при госзакупках: "В идеале конкурсная комиссия должна быть заинтересована в покупке качественного продукта по лучшей цене. Такую мотивацию можно создать, отдав, скажем, организацию закупок в частные руки за процент от сэкономленного. Я, например, готов сократить бюджет любого ведомства на 30% (закупив все, что запланировано) при условии, что вся экономия свыше 30% пойдет мне в прибыль. Пока же мотивации закупать дешево качественное нет, никакие новые законы, контролирующие органы и даже отдельные центры госзакупок не помогут, мы это проходили уже много раз. И в итоге организации вроде "Почты России" покупают за 240 млн руб. набор антивирусов, который стоит максимум 50 млн руб.".

А вот Григорий Сизоненко, генеральный директор компании ИВК, не видит ничего предосудительного в закупке на несостоявшемся аукционе: "На рынке есть и будут компании, предлагающие действительно прорывные технологии с функционалом, которого ни у кого больше нет. Под него и будут писать тендеры. Уравнять всех просто невозможно".

Согласно докладу Минэкономразвития, в первом квартале текущего года было заключено контрактов с единственными поставщиками на 556 млрд руб., что составило 61% от законтрактованных средств. Средняя сумма контракта, заключенного по несостоявшимся торгам,— 6,9 млн руб., что в полтора раза выше, чем по состоявшимся. И с момента введения закона о госзакупках ситуация только ухудшилась. Так, в 2006 году объем закупок на торгах втрое превышал госзаказ, размещенный у единственного поставщика, подсчитал Институт госзакупок Высшей школы экономики.

Не запрещает закон проводить и нецелевые закупки. Так, например, федеральное бюджетное учреждение "Колония-поселение N 11 управления Федеральной службы исполнения наказаний по Оренбургской области" в ноябре прошлого года смело разместило заказ на закупку пивной продукции на сумму 499 915 руб. Неоднократно в прессе мелькали сообщения о закупках дорогих автомобилей для нужд бюджетных учреждений, не обремененных никакими представительскими функциями.

Система системы


После истории с томографами президент поручил правительству подготовить поправки в законодательство, согласно которым медоборудование должно будет закупаться с учетом цен производителей, а также уже состоявшихся торгов на подобные товары. Конкретных ограничений цен в законопроекте не будет, однако заказчика обяжут обосновывать начальную цену лота. Специалисты, однако, не уверены в том, что эта мера поможет.

Александр Малютин, главный редактор "Маркер.ру", который более года ведет блог, публикующий информацию о госзакупках, считает, что "можно организовать какую угодно систему контроля, но вопрос в том, насколько будут ей следовать": "Ведь всегда можно найти варианты обхода любых правил. Я думаю, привязка к ценам производителей, по существу, вряд ли приведет к положительным результатам. Ведь ценообразование — довольно сложная вещь: производитель учитывает условия оплаты, объем заказа, сроки поставки, комплектацию и т. д. И возникает вопрос, как определять цену производителя, на которую опираться. Вполне вероятно, что сами производители участвовать в тендере не захотят. В случае с томографами я не думаю, что цены там действительно были завышены в три раза, хотя, конечно, возможно, что какая-то часть денег осела в карманах нечистых на руку чиновников".

По словам Малютина, несовершенство закона о госзакупках очевидно: "За несколько лет существования он разбух — в два-три раза увеличился в объеме. В основном за счет добавлений и поправок, позволяющих проводить конкурсы без конкурса, то есть заключать договор о закупке, даже если на тендер вышел только один поставщик. Теперь в законе крайне сложно разобраться, для этого нужны юристы с богатым опытом".

Чтобы решить эту проблему, Минэкономразвития предложило создать систему тотального контроля за госзакупками, позволяющую наблюдать за судьбой купленных товаров вплоть до их утилизации. При этом министерство предлагает себя в качестве координатора этой деятельности, в рамках которой предусмотрено создание новой интегрированной информационной системы госзакупок. Такая система по замыслу министерства будет разработана за четыре года. Подобная Федеральная контрактная система (ФКС) существует в США. Через нее проходит порядка $500 млрд бюджетных средств. В системе зарегистрировано 160 тыс. поставщиков, а координирует ее работу офис госзаказа США. Но эксперты сомневаются, что наши чиновники способны создать такую сложную систему, которая при этом отлично функционировала бы. Ведь на разработку своей ФКС придется объявить очередной государственный многомиллионный тендер.

Комментарии
Профиль пользователя