Коротко


Подробно

 "С Чайковской мы не станем калеками"
       На завершившемся недавно в Ницце чемпионате мира по фигурному катанию танцевальный дуэт Маргарита Дробязко--Повилас Ванагас завоевал бронзовую медаль. Однако многие специалисты квалифицировали выступление пары из Литвы как чемпионское. Интересная деталь: во время награждения танцоров знаменитый в прошлом английский фигурист, а ныне тренер-постановщик Кристофер Дин только этому дуэту аплодировал стоя. Сразу по возвращении из Франции с МАРГАРИТОЙ ДРОБЯЗКО и ПОВИЛАСОМ ВАНАГАСОМ встретилась корреспондент "Коммерсанта" ОЛЬГА Ъ-ЕРМОЛИНА.

— Что вы сами думаете о своем выступлении на чемпионате мира?
       П. В.: Так или иначе, но в своей произвольной программе мы выложились, как говорится, на все сто. Хотя, с точки зрения психологии, были абсолютно спокойны. Как на обычной тренировке. И это при том, что танец наш архисложный. Многие потом удивлялись, узнав, что ставила нам его наш тренер Елена Чайковская. "Неужто ее идеи и замыслы могут быть столь современными?" — поражались они. Но недаром же Чайковскую давно уже возвели в ранг великих. У нее даже классика не пахнет, извините, нафталином.
       М. Д.: Елена Анатольевна не позволила нам убрать из программы ни одного сложного элемента из тех, которые мы сами же и изобрели в творческом угаре на тренировках, как говорится, в порядке бреда. Потом-то, конечно, до нас с Повиласом дошло, что, собственно, мы натворили на свою голову. Но было поздно. А Чайковская настаивала: раз, мол, это эффектно, извольте делать. Не ищите, дескать, легких путей.
       — Оценки судей, видимо, вызвали у вас внутренний протест?
       П. В.: Рассуждать нам об этом некорректно. А "бронзу" чемпионата мира и Европы мы расцениваем как огромный успех. В профессиональном плане за один сезон мы выросли неимоверно.
       М. Д.: Мы никогда не обижались на судей. Честно. Но всегда отдавали себе отчет: чтобы пробиться в элиту, надо быть на голову выше соперников, и разрыв этот должен быть виден всем. Теперь это наконец произошло. Мы смогли дважды обойти чемпионов России Ирину Лобачеву и Илью Авербуха, которые, как нам показалось, растерялись и заметались. Четыре программы за один сезон, как сделали они, не каждый, согласитесь, осилит. Будь мы на их месте, выбрали бы одну и довели ее до ума.
       — Считаете ли вы, что вам удалось сломать традицию, по которой побеждали лишь те, за чьей спиной стояли пробивные тренеры, гуттаперчевые судьи и влиятельные федерации?
       П. В.: Мне кажется, что мы сумели пробиться в тройку призеров во многом благодаря новому судейству. Поясню: если раньше фамилии арбитров, входящих в бригаду на том или ином виде, были известны заранее, то по новым правилам, которые ввел президент Международного союза конькобежцев Оттавио Чинкванта, их определяют за полчаса до начала соревнований. Поэтому судьи стали более независимыми и более объективными.
       М. Д.: Хотя по-прежнему страна и тренер в нашем виде спорта играют немаловажную роль. Ясно, что фигуристам, представляющим Литву или Финляндию, к примеру, очень трудно, если не сказать почти нереально, стать чемпионами мира. Они не вписываются в расклад — традиционно ведущие Россия, США, Канада, Франция...
       — Как отреагировали на ваш успех в Литве?
       П. В.: Если судить по огромному числу факсов и телеграмм, пришедших на наши имена в Ниццу, то бурно. Передали нам телеграмму и от председателя сейма Литвы Витаутаса Ландсбергиса.
       М. Д.: Нас обещают даже наградить правительственными медалями. А Чайковская уже получила литовский орден "За заслуги перед отечеством" после чемпионата Европы.
       — Как получилось, что вы, Рита, москвичка, выступаете за Литву?
       М. Д.: Моя мама обожала Наталью Линичук и всегда говорила: "Станет Наталья тренером, отдам тебя ей". Но, увы, экранный образ часто не совпадает со всамделишным. Мама (а мы из-за того, что мой отец — полярный летчик, долго жили в Магадане) искренне считала, что Линичук — само воплощение женственности и мягкости. В жизни же она оказалась типичной "железной леди". Прозанималась я у Натальи Владимировны всего ничего, не выдержав навязанный ею безумный график мотаний из одного конца Москвы в другой в поисках свободного льда. Через полгода я перешла к Наталье Дубовой — женщине, общение с которой так и вовсе вспоминаю сейчас как кошмарный сон. Ее вечно дурное настроение улучшалось только после того, как она выливала на нас, детей, ушат грязи. Позанимавшись у Дубовой, я вообще хотела бросить фигурное катание. Но неожиданно позвонил знакомый фигурист, оставшийся без партнерши, и предложил тренироваться с ним в ЦСКА. Там я и познакомилась с Повиласом. Он приехал из Литвы в Москву, так как встал перед выбором — либо армия, либо ЦСКА. Впервые увидев Ванагаса на льду, подумала: "Господи, и это — танцор?!" Он не владел даже элементарными танцевальными навыками. По иронии судьбы, моего партнера вскоре выгнали за пьянку, и тогда мне предложили встать в пару с Повиласом. Он оказался необыкновенно одаренным от природы и семимильными шагами наверстывал упущенное, все схватывая на лету.
       П. В.: Как-никак, но я все же литовец (мама Ванагаса Лилия Ванагене — семикратная чемпионка Литвы среди одиночниц.— Ъ), поэтому мы все-таки решили выступать под литовским флагом. Перед Олимпиадой в Нагано в порядке исключения Маргарите дали литовское гражданство. Признаться, мы мало верили в то, что нас допустят к участию в Играх. Однако, написав письмо в МОК, получили "добро" как представители первой республики, вышедшей из состава СССР.
       — Как вы расцениваете тот факт, что сегодня многие российские фигуристы выступают за другие страны?
       М. Д.: Их вынуждают так поступать. И дело даже не в финансовой стороне вопроса. Я считаю, что советскую систему подготовки нужно в корне менять. Спортсмены работали на износ, и многие уходили из спорта полными развалинами. Физическими и психическими. Добиваться же результата можно и без диктата и окриков. Тот же Дин, у которого мы некоторое время тренировались, исповедует совершенно иное отношение к ученикам. Я страшно рада, что и Чайковская, с которой мы теперь работаем, гармонично сочетает в себе качества профессионала и педагога. Мало того, что с ней нам безумно интересно, так мы еще и уверены, что, завершив карьеру, останемся здоровыми. А не калеками.
       — Видимо, вы неплохо провели время во Франции, раз вернулись только 10 апреля?
       П. В.: Взяли напрокат машину и объехали все побережье.
       М. Д.: Нам с Повиласом спокойно вдвоем, ведь мы уже десять лет вместе. Более надежного человека, наверное, нет на свете.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение