Охотники и фермеры
       В ближайший год российский интернет-рынок вступит в качественно новый этап. О его сути, причинах и следствиях обозревателю Ъ ИГОРЮ Ъ-ПИЧУГИНУ рассказывает управляющий партнер компании PricewaterhouseCoopers ЛЕОНИД БОГУСЛАВСКИЙ.

— Можно ли говорить о буме интернет-бизнеса в нашей стране?
       — О буме говорить, разумеется, рано, поскольку объемы интернет-бизнеса в России по-прежнему незначительны. Однако в последние месяцы его развитие заметно ускорилось. Еще полгода назад российские интернет-компании развивались за счет средств их владельцев, которые они заработали в других видах бизнеса. Сейчас же поступают довольно существенные (по российским меркам) средства внешних инвесторов. Эти средства закладывают финансовую основу, которая в течение ближайшего года приведет к качественному скачку в развитии российского интернет-бизнеса. Суть этого нового этапа в том, что в первую очередь будут поддерживаться проекты, представляющие интерес для инвесторов. Венчурный капитал превратит эти проекты (например, торговые площадки — marketplace) в независимые компании, услугами которых будут пользоваться традиционные фирмы. Впрочем, некоторые из них переводят отдельные бизнес-операции в Интернет, однако делают это не спеша.
       — На какой инвестиционный капитал может рассчитывать Рунет? И какого рода инвесторы идут сегодня в Россию?
       — На мой взгляд, в течение ближайшего года объем инвестиций может достигнуть $100 млн. В условиях "золотой лихорадки" в Интернете в Россию приходят самые разные инвесторы — и западный венчурный капитал, создавший специально для России специализирующиеся на Интернете фонды, и просто состоятельные предприниматели, и отечественные ФПГ. Кого пока нет, так это стратегических инвесторов — транснациональных компаний, для которых Россия остается непривлекательной для инвестиций страной. Вкладывать в Интернет на Западе более прибыльно и менее рискованно. Зато в России не так тесно: многие инвесторы, которые сейчас приходят в Россию, на Западе просто не могли бы вложить капитал в интернет-проекты.
       — Насколько может вырасти капитализация российских интернет-проектов, скажем, за ближайший год? Когда вопрос их прибыльности станет первостепенным?
       — По моим оценкам, за последние полгода рыночная стоимость интернет-проектов в России в некоторых случаях выросла в четыре раза. Сказывается избыток венчурного капитала: спрос инвесторов на интересные проекты превышает предложение. Инвесторы сейчас атакуют 20-25 компаний-лидеров во всех рыночных нишах (включая провайдеров интернет-услуг). Разговаривают только с первой тройкой в каждой нише, почти не обращая внимания на остальных,— до них очередь дойдет после того, когда будут разобраны все лидеры. Многие из них обещают провести публичное размещение своих акций в течение ближайших двух лет. И пока поддерживать бюджет интернет-проектов можно будет за счет роста капитализации, вопрос об их прибыльности не встанет. Но Россия не Запад, и мне кажется, что инвесторы все же захотят увидеть первую прибыль через 12-18 месяцев.
       — Какая модель интернет-бизнеса наиболее привлекательна для инвесторов?
       — Это зависит от избранной инвестором стратегии, от того, кем он хочет быть — "охотником" или "фермером". Цель "охотника" — уже состоявшиеся интернет-проекты. Естественно, он тратит больше денег, зато меньше рискует. А "фермеру" нужен подходящий инструмент, которым может быть, например, бизнес-инкубатор. Но нужно понимать, что в России такие инвестиции более рискованны, чем на Западе, поскольку права инвестора, помогающего проектам "вылупиться", плохо защищены. Как и права тех, кто принес в инкубатор идею.
       — Сколько средств нужно на раскрутку в России нового интернет-проекта?
       — Все зависит от типа бизнеса. В среднем для компании, претендующей на ведущие позиции в своем секторе бизнеса, необходимый объем начальных инвестиций — от $500 тыс. Вообще, сравнивая с Западом, нужно все делить на десять: если там требуется $5 млн, то здесь для аналогичного проекта пока хватает $500 тыс. На самом первом этапе "инкубационного периода" можно обойтись $50 тыс., причем в России инвесторы стремятся сократить этот этап до трех-четырех месяцев, чтобы как можно раньше понять, стоит ли финансировать проект дальше. Чтобы состоялись следующие раунды инвестиций, авторы проекта должны предъявить реальные результаты. Скажем, второй раунд возможен после вывода проекта в сеть, а для третьего нужно на протяжении нескольких месяцев демонстрировать хорошую динамику развития — рост числа пользователей, посещений, объема продаж для систем типа business to consumer или числа зарегистрировавшихся пользователей для систем business to business.
       — Что должно сделать государство для развития электронного бизнеса?
       — В первую очередь оно должно сформировать стройную систему правил игры в электронном бизнесе. Назову несколько важнейших моментов: требуется создать условия, способствующие развитию телекоммуникационной инфраструктуры; определить роль ЦБ России по целому ряду вопросов, связанных с электронными платежами, электронными деньгами, виртуальными банками; смягчить условия сертификации популярных на Западе систем криптографии; решить проблему доверия и безопасности при ведении электронного бизнеса, в частности, путем создания центров по удостоверению идентичности электронной подписи.
       

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...