Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 25

 Недержание рубля


       ПОХОЖЕ, ПРАВИТЕЛЬСТВО НАШЛО, КТО ДОЛЖЕН ЗАПЛАТИТЬ ЗА УДЕРЖАНИЕ РУБЛЯ И СТАБИЛИЗАЦИЮ РОССИЙСКИХ ФИНАНСОВЫХ РЫНКОВ. ЭТО МЕЖДУНАРОДНЫЙ ВАЛЮТНЫЙ ФОНД. НЕБЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД ОТЧАЯННО СОПРОТИВЛЯЕТСЯ НАВЯЗЫВАЕМОЙ ЕМУ МИССИИ.

Куда они девали деньги?
       На прошлой неделе на фондовом рынке творилось что-то невообразимое. Начиная с понедельника игроки стали переводить средства из дальних выпусков ГКО в более стабильные короткие. ЦБ и Минфин пытались сбить ажиотаж и мобилизовать дополнительные средства для поддержания рынка.
       Однако их попытки не увенчались успехом. Любые преграды на пути повышения доходности сносились в одно мгновение. Минфин потратил 2,4 млрд рублей бюджетных денег на выкуп собственных бумаг — но ничего не помогало. Кроме того, у банков кончились "живые" рубли, и они тоже не могли поддержать рынок. А во вторник, когда стало известно, что провалился аукцион по продаже "Роснефти", все поняли, что рублей на рынке нет и не будет. И цены неизбежно пойдут вниз.
       В среду продажи бумаг приняли панический характер. В итоге доходность выросла до 70-80% годовых, а по некоторым коротким сериям ГКО — превысила 90% годовых. К концу недели ставки, по которым банки давали друг другу в долг, зашкаливали за 360% годовых.
       Как всегда, в кризисной ситуации активизировался спрос на доллары. Чтобы удовлетворить спрос, Центробанк вынужден был продавать свои валютные резервы. За месяц они уменьшились примерно на $1,5 млрд, опустившись до отметки в $14 млрд. Если поверить Сергею Дубинину, который 19 мая сказал, что резервы банка составляют $15 млрд, то выйдет, что только за прошлую неделю банк потерял миллиард долларов. Если же учесть, что часть резервов составляют малоликвидные активы (например, золота у ЦБ — примерно на $5 млрд), то станет понятно, что долго Банк России сопротивляться рынку не мог. По рынку вновь, как и в прошлогодний кризис, поползли слухи о готовящейся девальвации рубля.
       Чтобы ослабить давление на рубль, ЦБ вынужден был резко поднять ставку рефинансирования. И за неделю она выросла в пять (!) раз — с 30 до 150% годовых.
       
Кто заплатит за удачу?
       Но эти меры финансовых властей носят краткосрочный характер и не могут предотвратить последующие кризисы. Об этом свидетельствует хотя бы то, что за осенним кризисом, когда власти все делали как и сейчас, последовал январский, когда ЦБ и правительство ограничились повышением ставки рефинансирования.
       Чтобы преодолеть кризис, нужны деньги. Весь вопрос в том, где их взять. Всю неделю правительство лихорадочно искало источники средств.
       Естественно, начали с налогов. В четверг российский премьер Сергей Кириенко сообщил о готовящемся подписании указа президента "О предоставлении налоговой полиции права производить арест имущества, если это необходимо". При этом он дал понять, что правительство намерено особо взяться за "наиболее богатых граждан России, у которых наибольшее количество неуплаты налогов". Кого налоговики считают богатыми, известно хорошо. В прошлом году к этой категории граждан относились те, кто в среднем зарабатывал больше 1 млн в месяц старыми. Для борьбы с богатеями составлен пакет из 9 законопроектов, срочно направленный в Госдуму.
       Если Дума примет предложения правительства, то российским гражданам придется доказывать легальность своих доходов при каждой покупке дороже 1000 минимальных зарплат (около $14 000). Впрочем, все это может принести деньги только в будущем — как и срочно принятая указом президента программа сокращения государственных расходов, реализация которых, по расчетам Белого дома, сократит правительственные траты на 40 млрд рублей.
       Значит, в распоряжении правительства остается не так уж много средств. Прежде всего — административное давление на крупнейших налогонеплательщиков. И правительство Кириенко поспешило воспользоваться этим. В самый разгар финансового кризиса был обнародован новый состав Временной чрезвычайной комиссии по сбору налогов. В нее из наиболее влиятельных политиков не вошел лишь президент России. Кроме того, премьер Кириенко пообещал целый комплекс мероприятий, в частности ускоренное банкротство, арест дебиторской задолженности и арест имущества.
       Таким образом, на атаку "трех-четырех финансовых институтов" (в их действиях увидел причину кризиса Сергей Дубинин) власти ответили полномасштабными военными действиями во имя сохранения стабильного рубля. Но любая война требует денег. И премьер проговорился. Выступая в Москве перед представителями крупнейших пенсионных и инвестиционных фондов, он заявил, что Россия ведет переговоры с МВФ о долгосрочном стабилизационном займе для выкупа части внутреннего долга. Правда, во все последующие дни официальные представители Министерства финансов и Центрального банка вяло опровергали эти слова, утверждая что-то вроде "мы внимательно относимся к любым формам сотрудничества с международными финансовыми организациями".
       
Чего он тянет?
       Ощутить угрозу финансового коллапса власти могли задолго до прошлого понедельника. Тем более что это было не так уж и сложно. И обратиться за помощью в МВФ, по логике вещей, следовало раньше — тушить пожар надо в зародыше.
       Почему же премьер медлил?
       Может быть, думал, что все обойдется? Повод так думать давали неоднократные заявления Банка России и Минфина о скорой стабилизации. Но у этой версии есть существенный недостаток. Судя по тому, что весь комплекс стандартных антикризисных мер вылился на головы участников рынка гораздо быстрее, чем в прошлый раз, а подъем рефинансовой ставки был сверхстремительным, власти вполне реально оценивали угрозу. И уроки прошлого кризиса учли.
       Скорее всего, замедленная реакция Кириенко объясняется важностью данного шага. Ведь фактически обращение к МВФ носит не экономический, а политический характер. До сих пор правительство годилось тем, что страна справлялась с финансовыми трудностями в одиночку и, в отличие от Индонезии и Кореи, не обращалась за помощью. Более того, Белый дом не уставал повторять, что кредитная программа EFF — последний заем у МВФ.
       Поэтому, прежде чем потерять лицо, новому правительству необходимо было продемонстрировать мускулы. И демонстрация, похоже, удалась. В четверг Кириенко встретился с ведущими банкирами. По слухам, те попросили смягчить политику правительства. Кириенко решительно отказался. Бюджет прежде всего, а обеспечение благополучия банковской системы будет отложено на потом. Думается, Ельцин подтвердит позицию государства. По крайней мере, в телефонном разговоре с Биллом Клинтоном, состоявшемся в тот же четверг, он, по сообщению ИТАР-ТАСС, "дал высокую оценку первым действиям нового российского правительства, рассказал о мерах, принимаемых в целях дальнейшей стабилизации финансовой ситуации".
       
К кому теперь ему податься?
       Решив обратится за помощью к международным финансовым организациям, правительство пошло ва-банк. Ведь для решения самых горящих проблем нужно занять очень много. Тех $700 млн, которые Россия может получить в качестве очередного транша по программе EFF, явно недостаточно.
       Действительно, по самым скромным оценкам, начиная с октября прошлого года из-за увеличившихся процентных ставок правительство переплатило держателям ГКО около $3 млрд. Всего же долг правительства, оформленный в ГКО и ОФЗ, составляет примерно $60 млрд. Таким образом, для выполнения задачи-максимум — выкупа всего краткосрочного долга — Белому дому нужно фантастическое количество денег, которые ни МВФ, ни кто-либо другой России никогда не даст.
       Впрочем, правительство и ЦБ устроила бы и гораздо меньшая сумма, примерно $10 млрд. Именно столько резервов потратил ЦБ с осени прошлого года на поддержание курса рубля. Но в действительности и такая сумма наверняка покажется фонду несуразно большой. А России нужно столько и почти сразу. Только тогда выдача займа может повысить доверие к России и понизить доходность госбумаг.
       Но на самом деле все равно, сколько нужно России, потому что, похоже, фонд вообще не намерен давать деньги. На прошлой неделе в интервью газете "Коммерсантъ" один из известнейших американских финансистов Марк Мобиус сказал, что на месте МВФ денег бы России не дал. Причина проста — отсутствие гарантий прав инвесторов. Правда, Мобиус — финансист-бизнесмен. Но и финансисты-политики тоже не пылают энтузиазмом. Исполнительный директор МВФ Мишель Камдессю заявил в прошлый четверг, что фонд "не планирует" выделение России дополнительных кредитов.
       И правительство, похоже, прекрасно понимает, что миссия Анатолия Чубайса, который срочно улетел в одобренную самим Борисом Ельциным командировку в Вашингтон выпрашивать денег, может провалиться. Наверное, поэтому в конце прошлой недели замминистра финансов Олег Вьюгин заявил, что Россия может справится с кризисом и без помощи МВФ — судя по всему, правительство начало психологическую подготовку к отказу от западного кредита. Ведь если предложенная сумма покажется недостаточной, лучше вообще его не брать — неудачная попытка стабилизировать рынок на западные деньги лишь еще больше усложнит положение правительства.
       Остается рассчитывать на собственные силы. А их может хватить лишь на девальвацию национальной валюты. Это, конечно, неприятно, но не смертельно. И уж точно — не впервой.
       
ПЕТР РУШАЙЛО
       
--------------------------------------------------------
       
Сдача рынка
       
       Если чрезвычайные меры правительства не сработают, очередной обвал цен на финансовом рынке, еще более сильный, чем нынешний, ждет нас через три месяца.
       
       До прошлой недели российские власти реагировали на кризис в свой традиционной манере. Делались шаги в двух направлениях — по подъему доходности госбумаг, что повышает их привлекательность и ослабляет давление на рубль, и по административному воздействию на участников рынка, чтобы те вели себя так, как того хочется правительству.
       Точно так же реагировали власти и на октябрьский кризис в Азии. После ноябрьского падения цен на рынке ГКО ЦБ поднял ставку рефинансирования с 21% до 27% годовых. Это помогло, но ненадолго. Уже в начале февраля последовал новый подъем ставки — до 42% годовых. Одновременно банкам повысили нормы резервирования — попросту говоря, отобрали часть средств. Затем начались обвинения участников рынка в атаке на рубль и госбумаги. Госналогслужба пообещала устроить несознательным инвесторам сладкую жизнь.
       Сейчас власти действую по тому же сценарию.
       В апреле разразился новый виток азиатского кризиса. Через месяц российский рынок оказался в критическом состоянии. Банк России поднял ставку рефинансирования с 30 до 50% годовых. Глава ЦБ Сергей Дубинин заявил о спланированной атаке спекулянтов на рубль и пообещал разобраться с заговорщиками.
       Началось давление на участников рынка: с 1 июля первичные дилеры по госбумагам должны будут довести долю облигаций федерального займа (ОФЗ) в своих портфелях до 20%. Видимо, ЦБ почувствовал, что рынок ОФЗ, который менее ликвиден, чем рынок ГКО, совсем потерял привлекательность для инвесторов, и решил загнать их туда силой.
       Далее последовал еще один подъем ставки — до 150%.
       В общем, стандартный букет.
       Реакция рынка тоже будет стандартной, ведь в структурном отношении он с ноября прошлого года не изменился: доля нерезидентов примерно та же; дополнительных инвестиций в ближайшее время не предвидится; ситуация со сбором налогов оставляет желать лучшего. Единственное отличие состоит в том, что финансовое состояние банков хуже, чем в прошлом году — тот кризис сильно их потрепал.
       Поэтому в нынешней ситуации прогноз развития рынка сделать несложно. Прогноз этот крайне неутешительный.
       
       Если внимательно наблюдать за динамикой фондового рынка (см. графики), легко заметить одну его важную особенность — он, как и всякий механизм, инерционен. Каждый раз крупный прилив и отлив капитала приводит к колебаниям цен акций, которые плавно сходят на нет не ранее чем через 4-5 месяцев.
       Действия российских властей не могут заставить стремительно летящие сегодня вниз котировки акций завтра столь же стремительно расти. Инертность рынка не позволяет ему остановиться — можно лишь слегка притормозить его падение.
       Вспомним, как развивались события после октябрьского кризиса. Сразу после оглушительного падения цен и небольшой коррекции всем казалось, что ситуация нормализовалось. Но вскоре котировки акций опять покатились вниз. После этого правительство изменило ставку рефинансирования и ставку по ломбардным кредитам. Однако котировки продолжали снижаться еще три недели.
       Надо отдать должное правительству: сейчас эти меры были приняты сразу же после обвала котировок акций. Однако в целом фаза падения, которая во время октябрьского кризиса продолжалась в течение месяца, будет выдержана и в этот раз.
       Также полезно вспомнить, что в январе у ноябрьского кризиса был рецидив. Рынок "переварил" стабилизационные меры Минфина и ЦБ, и началась вторая фаза падения, которая была еще более серьезной, чем первая. Цены опять пошли вниз, причем без видимых внешних причин.
       Логично предположить, что так будет и на этот раз. Меры правительства успокоят рынок через месяц. Но уже через три месяца нас ждет новый обвал. Если, конечно, не успокоить рынок окончательно. Но для этого нужны деньги.
       
ДЕНИС ВЛАДИСЛАВЛЕВ (Прайм-ТАСС), ПЕТР РУШАЙЛО
-----------------------------------------------------
       
Где правительство ищет деньги в бюджет
       Федеральный закон "О внесении изменений в статью 5 федерального закона 'Об акцизах'". Поправки предусматривают уплату акциза за газ по отгрузке.
       "О внесении дополнений в закон 'О плате за землю'". Поправки предусматривают удвоение платы за землю, если она не используется вообще или не используется по назначению.
       "О внесении дополнения в федеральный закон 'О федеральном бюджете на 1998 год'". Предусматривается увеличение платы за землю в четыре раза.
       "О порядке повышения минимального размера оплаты труда, установления и индексации размеров социальных выплат населению". Предусматривается изменение начисления социальных пособий и их индексации в зависимости от имеющихся источников федерального бюджета и внебюджетных фондов.
       "О государственном контроле за соответствием крупных расходов на потребление фактически получаемым физическими лицами доходам". Предусматривает, что Государственная налоговая служба имеет право контролировать крупные покупки налогоплательщиков (на сумму свыше 1000 минимальных размеров оплаты труда), и дает право ГНС требовать от физических лиц указать источники доходов в случае, если они потратили в год более трех тысяч минимальных размеров оплаты труда.
       "О сборе с игровых заведений". Закон предусматривает введение сборов в размере 10 тысяч руб. в месяц с игрового стола казино, 10 тысяч руб.— с одного окна тотализатора и 500 руб.— с каждого игрового автомата. (По данным Госналогслужбы, в стране сегодня 1400 игровых столов казино, поэтому от реализации этого закона ожидается получить 560 млн руб. в год.)
       Проект федерального закона о сборе за выписку векселя в размере 0,8% объема эмиссии. Доходы от этого сбора будут распределяться между субъектами федерации и федеральным бюджетом в пропорции 50 на 50. Ожидаемый эффект от этого закона — 500 млрд руб. в год.
       Кроме того, в ближайшее время будет доработан законопроект "О проведении эксперимента по уплате вмененного налога юридическими лицами и физическими лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица". Этот законопроект предусматривает введение вмененного налога на малый бизнес и фактическое установление патентной системы оплаты налогов. Критерием оплаты может быть торговая площадь или стоимость машин и оборудования.

Комментарии
Профиль пользователя