Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 32
 Магнитное отклонение

Как прокатили сталь


       На Магнитогорском металлургическом комбинате обострилась борьба за власть. Это грозит тюрьмой всем участникам конфликта. И сулит большие выгоды Инкомбанку.
       
       На прошлой неделе сотрудникам финансово-промышленной группы "Магнитогорская сталь" пришлось пережить немало неприятных минут. В офисах этой компании в Магнитогорске, а затем в Москве работники прокуратуры провели беспощадные обыски, изъяв все возможные документы. Правда, им не удалось найти главного героя этой истории — бывшего шефа "Магнитогорской стали" и одновременно председателя совета директоров Магнитогорского металлургического комбината Рашита Шарипова. Это против него возбуждено уголовное дело. И против него развернули борьбу руководство Магнитки и, судя по всему, Инкомбанк. Сейчас борьба вступила в решающую стадию.
       
Ударные волны
       Уголовному делу против Шарипова предшествовала мощная пропагандистская кампания. Сначала появился компромат личного характера. Несколько газет рассказали о странной истории, в которую попал Национальный резервный банк в связи с делами Магнитки. Банк опрометчиво дал в кредит некоей компании "Магнитогорская сталь" более $27 млн, из которых $10 млн не были возвращены. Поручителем по кредиту выступил Шарипов как шеф "Магнитогорской стали". Однако после долгих судебных разбирательств выяснилось, что поручительство было подложным — Шарипов его не подписывал. Крайним в этой истории оказался какой-то Владимир Ватулин — делец из Петербурга. На главу "Магнитогорской стали" все это лишь бросило тень — как водится: не то он украл, не то у него украли...
       Две недели назад в адрес Шарипова раздались серьезные обвинения уже со стороны руководства самой Магнитки. Они утверждают, что Шарипов мешает предприятию получить около $100 млн от ЕБРР. Под кредит должны быть заложены 30% акций Магнитки, принадлежащие ФПГ "Магнитогорская сталь". Однако Шарипов их куда-то спрятал и отказался отдать руководству Магнитки. К этим голосам впервые присоединился Инкомбанк — в лице его первого вице-президента Бориса Зенкова. Совет директоров Магнитки срочно снял Шарипова с постов своего председателя и гендиректора ФПГ "Магнитогорская сталь".
       И наконец, на прошлой неделе прокуратура Магнитогорска возбудила против Шарипова уголовное дело. По существу это дело, правда, весьма сомнительное: Шарипова обвиняют в неисполнении одного решения арбитражного суда Челябинска, которое на самом деле обжаловано в порядке кассации и не вступило в силу.
       Но в целом обычная история: зарвавшегося руководителя поставили на место. Теперь совсем скоро комбинат получит кредит ЕБРР, и на эти деньги начнется реконструкция, возрождение и процветание города Магнитогорска.
       Если бы все было так просто! На самом деле Шарипов — всего-навсего пешка в чужой игре. В игре Инкомбанка, который пытается поставить Магнитку под свой контроль.
       
Магнатное поле
       Началась эта игра еще в 1994 году. Тогда, сразу после акционирования Магнитки, руководство комбината испытывало вполне понятное желание получить в свое распоряжение как можно большее количество его акций. Ответственным за это важное мероприятие был назначен третий человек в иерархии Магнитки — Рашит Шарипов. Он возглавил специально созданную ФПГ "Магнитогорская сталь", которая открыла представительства в Москве и Магнитогорске. Перед компанией стояла задача скупать акции. Ей понадобились деньги.
       В принципе, больше всего денег можно найти на самом комбинате. Ведь он производит чугуна, стали и металлопроката на $2 млрд в год. Но в 1994 году система сбыта на Магнитке не была еще налажена так ловко, как сегодня, когда вынуть из оборота десяток-другой миллионов долларов для руководства комбината не проблема. Поэтому Шарипов стал искать деньги в Москве. И нашел Инкомбанк, который пожелал стать стратегическим партнером руководства Магнитки во всех его начинаниях.
       Союз был оформлен в начале 1995 года обменом 7% акций Инкомбанка на 7% акций Магнитки, принадлежавших ФПГ "Магнитогорская сталь". Правда, стратегическим партнером "Инком" стал намного позже, поскольку в те годы гендиректор Магнитки Анатолий Стариков больше дружил с Токобанком. Тем не менее благодаря Шарипову Инкомбанк медленно, но верно проникал на комбинат. Тогда же, в 1995 году, банку были проданы 26% акций "Магнитогорской стали" и "Инком" получил одно место в совете директоров самой Магнитки. При содействии Шарипова Инкомбанк купил офис разорившегося Северного торгового банка в Магнитогорске и открыл там свой филиал. Он начал обслуживать некоторые счета Магнитки.
       До 1997 года Инкомбанку не удавалось распространить свое влияние на главное богатство комбината — систему сбыта и поставок. Ее жестко контролировали два человека — Анатолий Стариков и его заместитель Виктор Рашников. Они и были реальной властью на комбинате вместе с Шариповым, который не участвовал в сбыте, но занимался крайне важным "акционерным" направлением. Между этими тремя людьми рано или поздно должна была начаться борьба за власть. И Инкомбанк это очень грамотно использовал.
       Борьбу начал Шарипов. В 1997 году он почувствовал, что за ним стоит реальная сила. ФПГ сконцентрировала в своих руках уже 30% акций Магнитки, а еще 7% получила в доверительное управление. Повод для смещения Старикова нашелся довольно убедительный: тяжелое финансовое положение комбината. Шарипов впервые поднял голос против дремучего в экономике Старикова. В начале года была проведена аудиторская проверка Магнитки, а в мае на комбинате начала работать так называемая антикризисная комиссия. Ее возглавила заместитель Шарипова Алла Пташник. Она начала собирать информацию о системе сбыта через посредников, которые довели комбинат до финансового кризиса.
       В сущности, к середине года ситуацию на Магнитке уже контролировал Шарипов. Он стал председателем ее совета директоров. Его полностью поддерживал Инкомбанк. Наконец, в августе 1997 года совет директоров сместил Старикова с должности гендиректора комбината и назначил вместо него Виктора Рашникова — экономически наиболее грамотного из руководителей Магнитки.
       Сейчас Шарипов признает назначение Рашникова своей крупнейшей ошибкой. Это ему стало ясно уже в 1997 году, когда Инкомбанк, по его словам, "отбился от рук". Вместо одного места в совете директоров Магнитки банк получил два. И решил, что настала пора действовать без оглядки на Шарипова. Впервые Инкомбанк на совете директоров заговорил о том, что следует перевести под его контроль часть сбыта продукции Магнитки. Этот сбыт Инкомбанк хотел пустить через свою специально созданную фирму "Инкомметалл". Правда, лобовая атака был отбита большинством членов совета директоров. Они резонно объяснили банку, что "сбыт поделен" и никто "двигаться" не собирается. Тогда "Инком" пошел кружным путем и в очередной раз использовал противоречия между руководителями Магнитки.
       
Банковский полюс
       Возглавив Магнитку в августе 1997 года, Рашников сразу же начал игру против Шарипова. В принципе этого и следовало ожидать. Ведь Рашников традиционно контролировал сбыт и поставки на Магнитку. А Шарипов со своей антикризисной командой начал подкоп под эту святая святых руководства комбината. К осени 1997 года ревизоры обнаружили на Магнитке вопиющие злоупотребления в сбыте и поставках. Причем это были именно не отдельные грехи, а настоящая система. Например, по данным ревизоров, только шесть ключевых фирм, учрежденных в Австрии, Германии и Канаде (среди учредителей — сам комбинат и некоторые его руководители) и контролировавших 30% экспорта Магнитки, приносили ей прямых убытков примерно на $30 млн в год, закупая товар по цене ниже себестоимости. Кроме того, по данным, например, на февраль 1997 года, эти фирмы просто не вернули Магнитке $70 млн за осуществленные поставки. Такая задолженность при экспорте является вопиющей даже для "таежного менеджмента".
       Шарипов периодически выносил результаты своего расследования на совет директоров и предлагал заняться "оздоровлением финансов" Магнитки. Однако во всей этой системе откачки денег были замешаны родственники руководителей комбината (см. справку). Поэтому после прихода Рашникова к власти работа ревизоров начала сворачиваться. Рашников перестал допускать антикризисный комитет к документам Магнитки, а затем и вовсе отобрал у них пропуска на комбинат.
       Началась борьба Рашникова с Шариповым. Они одновременно обратились за поддержкой к Инкомбанку. В конце 1997 года каждый из них поодиночке вел переговоры с Владимиром Виноградовым. Сами представители Инкомбанка рассказывают, что сохраняли нейтралитет и пытались помирить Рашникова с Шариповым. Однако это не удалось, поэтому Инкомбанку "очень жаль, что скандал мешает делу и нормальной работе на комбинате".
       Между тем, по словам Шарипова, Инкомбанк готов был оказать поддержку одной из сторон, но хотел получить что-то взамен. Шарипов "считал этот торг неуместным", так как уже "дал Инкомбанку слишком много". А Рашников оказался более сговорчивым. Шарипову удалось добыть уникальный документ — проект "стратегического соглашения" между "Инкомом" и комбинатом, по которому банк становится "единственным стратегическим партнером" Магнитки, а также "финансовым оператором по всем торговым и финансовым потокам участников ФПГ". Причем не менее 1/3 рублевого и валютного оборота Магнитки предполагалось передать Инкомбанку уже в течение первого квартала 1998 года. Часть потока (зарплаты) предполагалось отнять у вполне определенного конкурента — Промстройбанка. Этот документ не подписан, однако, судя по дальнейшему развитию событий, Инкомбанк нашел с Рашниковым полное взаимопонимание.
       Что за этим последовало, вы уже знаете. PR-кампания против Шарипова, его отставка, уголовное дело. Война компроматов, которую развернули друг против друга руководители Магнитки, дает реальные основания для возбуждения уголовных дел против каждого из них.
       
Кредитная аномалия
       Кто станет победителем в этой игре, уже очевидно: Инкомбанк. Помимо прочего ему достанется и кредит ЕБРР, у которого есть своя, очень интересная история.
       На первый взгляд речь идет о достаточно скромной по масштабам комбината сумме — всего $105 млн, которые пойдут на оздоровление финансов предприятия. В действительности же этот кредит был затеей Токобанка и должен был фактически поставить Магнитку под его контроль.
       Чтобы добиться этой цели, были выработаны беспрецедентные (в том числе и для ЕБРР) условия кредита. В нем предусмотрен не просто залог 30% акций Магнитки, а множество чрезвычайно важных обязательств комбината перед банком-залогодержателем. Например, без согласия последнего нельзя сменить 30 главных руководителей комбината, вносить изменения в устав предприятия, осуществлять инвестиции на сумму более $10 млн, заключать договоры аренды на сумму более $10 млн и вообще "распоряжаться любым образом существенной частью своих активов". Даже брать другие кредиты — и то без разрешения запрещается.
       Фактически хозяйственная деятельность Магнитки переходит под полный контроль банков-кредиторов. При этом отдельную выгоду получают банки-агенты ЕБРР по этому кредиту. В договоре предусматривалось, что через их счета должны пройти платежи по экспортным контрактам на сумму, которая в два раза больше суммы кредита.
       Изначально таким банком-агентом должен был стать Токобанк, а Инкомбанк выступал против этого договора. Существует даже письменное экспертное заключение, подписанное вице-президентом Инкомбанка Евгением Давыдовым, о том, что этот кредит невыгоден Магнитке. Однако летом 1997 года, после назначения Рашникова гендиректором Магнитки, мнение "Инкома" изменилось. Догадываетесь почему? Правильно: ему удалось стать вторым агентом ЕБРР по этому соглашению.
       Осенью 1997 года Шарипов остался единственной силой, противодействующей заключению этого кабального договора. Он заказывал независимую экспертизу, выступал на совете директоров, добивался изменения условий соглашения. Тщетно. 30 октября 1997 года договор был подписан без принципиальных изменений.
       У Шарипова остается последняя возможность настоять на своем. Ведь кредит не действует, пока не осуществлен залог 30% акций Магнитки. А они находятся в собственности ФПГ "Магнитогорская сталь". Решение о передаче акций в залог должно принять собрание акционеров ФПГ, которое пройдет 15 марта. Среди акционеров "Магнитогорской стали" не только Инкомбанк и Магнитка, но и множество разных заводов — АвтоВАЗ, УралАЗ и другие. У этих мелких акционеров — контрольный пакет, то есть их мнение в конечном счете будет решающим. Именно поэтому в начале этого года Шарипов и развернул агитацию против кредитного договора. Но его противники быстро нашли асимметричный ответ. Вряд ли Шарипов, которому небезопасно теперь показываться на людях, что-нибудь сможет доказать из своего подполья.
       А когда кредит ЕБРР наконец будет взят, Инкомбанк быстро забудет о Шарипове. Время "таежных менеджеров" закончится. Других будет искать Инкомбанк.
       
ГЛЕБ ПЬЯНЫХ
       
--------------------------------------------------------
       Инкомбанку долго не удавалось взять под контроль главное богатство Магнитки — систему сбыта и поставок
       Лобовая попытка пустить часть сбыта через "Инкомметалл" была отбита. Тогда Инкомбанк решил использовать противоречия между руководителями комбината
       Взяв кредит ЕБРР, Магнитка не сможет без его согласия ни менять высших менеджеров, ни распоряжаться своей прибылью. А одним из агентов ЕБРР будет Инкомбанк
--------------------------------------------------------
       
Семейные тайны металлургов
       Брат нынешнего гендиректора Магнитогорского металлургического комбината Виктора Рашникова Сергей возглавляет ООО "Профит", поставляющее металлолом на Магнитку. "Профит" закупает в год около 1 млн тонн лома по 255 тыс. рублей за тонну, а продает Магнитке — по 380 тыс. Профит "Профита" составляет около $20 млн в год.
       Сын бывшего гендиректора Анатолия Старикова, 30-летний Дмитрий, уже несколько лет живет в Канаде, где возглавляет две трейдерские фирмы — Ural Steel Canada Inc. и MMK Technology Canada Inc. Деятельностью этих фирм заинтересовались местные налоговые органы, которые обнаружили "расход $4,5 млн без подтверждающих документов" и начали судебное расследование. В ходе него на счетах фирм найдено еще $3 млн. Следствие продолжается.
Комментарии
Профиль пользователя