Коротко


Подробно

"Ну, конечно, бардак будет"

Вице-премьер Киргизии рассказал “Ъ” о будущем своей страны

от

На этой неделе ключевые чиновники временного правительства Киргизии уйдут в отставку, чтобы погрузиться в предвыборную борьбу. Собирающийся принять активное участие в парламентских выборах вице-премьер страны АЗИМБЕК БЕКНАЗАРОВ напоследок рассказал корреспондентам “Ъ” ВЛАДИМИРУ СОЛОВЬЕВУ и КАБАЮ КАРАБЕКОВУ, что ждет его страну после выборов, что будет с американской военной базой, и изложил свою версию резни в Оше.


— Когда временное правительство собирается уйти в отставку, чтобы заняться предвыборной кампанией?

— В ближайшее время мы соберемся на последнее заседание. Хотели в четверг его провести, но кворума не было. Решим, какие останутся у нас полномочия и так далее — это будет историческое заседание.

— Вы лично останетесь в правительстве или уйдете?

— Это партия наша решит. Мы проведем презентацию Объединенного народного движения (ОНД), в него должно много других партий влиться.

— Кто возглавит ОНД?

— Тот, кого изберет учредительный съезд.

— А вы готовы возглавить движение?

— Ну, я же его фактически создал. Мы сейчас проводим переговоры, чтобы около десяти партий вошли в наше движение. У меня такой план: мы молодых будем поддерживать. А сами будем в роли тренеров выступать. Новые имена должны прийти, а мы, старики, их поддержим.

— Многим соседям, да и России, не нравится новая конституция, превратившая Киргизию в парламентскую республику. Как вы думаете, она надолго, эта конституция?

— Это наше внутреннее дело, нравиться это России и Казахстану или нет. У них получилось создать государства с сильной президентской властью. Мы думали, в этом наш президент виноват, а не форма правления. Но потом второй президент пришел, а все осталось по-прежнему. Где гарантия, что при третьем президенте не будет то же самое? Поэтому мы вынуждены были форму правления поменять. Ну, конечно, бардак будет. Я представляю, какой будет театр в парламенте. Предстоит жаркая борьба между пятью-шестью партиями.

— Ваша угроза о выдворении американской авиабазы из Манаса остается в силе?

— Конечно, в силе. Будет избран парламент, и мы займемся этим вопросом. Наша политическая партия этот вопрос обязательно поставит. Мы рассмотрим, какую позицию занимает Америка в отношении событий в Киргизии. Если эта база действительно предназначена для борьбы с террористами, пусть они нам помогают. Сколько террористов по Киргизии бегает? Почему они афганцам помогают, а нам нет? Семь лет прошло, как они здесь, а я не вижу, чтобы они с террором боролись!

— То есть после выборов вопрос о базе встанет?

— Конечно. Если действительно будут бороться с терроризмом, пусть хоть несколько фактов нам предоставят. А просто так сидеть здесь и деньги отмывать нечего.

— Они же платят за это.

— Насколько мне известно, то, сколько они платят,— это ерунда. На самом деле они отмывают деньги. Уже в конгрессе вопрос о закупках керосина подняли, на мое имя письма пишут. Два уголовных дела заведено. Ко мне официально обратились с просьбой совместно работать на этом направлении, чтобы закрыть эту мафию. Их высокопоставленный чиновник из США крышует. После расследования я скажу, кто именно.

Вот пример. Мы национализировали компанию, снабжавшую американскую базу керосином,— Manas Aerofuels (топливно-заправочная компания, созданная Максимом Бакиевым.— “Ъ”). Хотим, чтобы госпредприятие этим занималось. А нам американцы отвечают: "Мы не будем с госпредприятием работать". Ну, ради бога, не работайте.

— А почему не хотят?

— Потому что они ни акциз, ничего не платят. Если бы платили, нам в бюджет ежемесячно 150 млн сомов поступало бы.

— Раз уж заговорили про национализацию, сколько процентов акций завода "Дастан" вы передадите России?

— Сейчас идет расследование, где, у кого и сколько акций этого завода находится. После следствия станет ясна картина, и можно будет точно сказать.

— А когда завершится следствие?

— В ближайшие 15 дней.

— А принципиально вы готовы отдать "Дастан" России?

— Конечно. Почему нет?

— Его России за долги отдадут?

— Выясним, что там на самом деле произошло с акциями (48% акций принадлежат государству, и сейчас киргизские власти разбираются, куда делись еще 52% акций предприятия.— “Ъ”).

— Вы собирались и казахскую собственность на Иссык-Куле национализировать — четыре пансионата, если я не ошибаюсь. Это уже вызвало нервную реакцию Астаны. Вам сейчас надо с соседями ссориться, когда в Киргизии и без того неспокойно?

— Реакция народа казахского была нормальной. Это Назарбаев нервничает — там же его владения. Почему мы у наших граждан собственность незаконно приватизированную отбираем, а ту, которую Казахстану незаконно передали, не можем отнять? Там есть два соглашения — в 1994 году было соглашение о том, что на Иссык-Куле все собственность Киргизии. Это уже в 2002 году было соглашение о том, что это собственность Казахстана. Нужно точку поставить, каким же соглашением мы руководствуемся.

— Цена вопроса не слишком большая? Ваша страна в сложной ситуации, а вы из-за каких-то пансионатов с казахами портите отношения.

— Назарбаев нам уже все, что смог, сделал. Границу закрывал, нефтепродукты не пропускал, граждан Киргизии депортировал. Что еще он может нам сделать? Я ждал от него, что он, как мудрый аксакал, отцом двух наций станет в эти сложные времена. Поможет. А он что делал? В его последнем выступлении он киргизскую нацию оскорбил. Бедно, говорит, киргизы живут. Кто ему право дал? Я, когда Назарбаева критикую, народ казахский не трогаю.

— Давайте об ошских событиях поговорим. Как вышло, что правоохранительные органы, которые вы курируете, не смогли предотвратить резню?

— Эта проблема давно существовала. Ей 20 лет. Тогда, в 1990 году, союзные силы все успокоили. Но рана незалеченная между узбеками и киргизами осталась. Постоянно существовала напряженность. Сейчас все временное правительство обвиняют. Но они ждали удобного момента. И после революции он у них появился.

— У кого это "у них"?

— Ну, различные группы в этом были заинтересованы. Кадыржан Батыров (лидер южных узбеков, бежавший из страны.— “Ъ”). Фактов, что именно он всем управлял, не было. Но они, узбеки, требовали себе дополнительные права, как для национального меньшинства. Хотели узбекский язык сделать государственным языком.

— Я был в Оше во время этих событий и такого требования ни от одного узбека не услышал.

— Подождите! Вы спросили — я отвечаю. Если вы все знаете, зачем тогда пришли ко мне? Такие проблемы были. Они (узбеки.— “Ъ”), зная о том, что мы — временное правительство — затеваем конституционную реформу, решили использовать этот момент. И хотели вписать в конституцию свои требования. Например, свой язык вместо русского официальным языком сделать.

— То есть не добавочным, а вместо русского?

— Да, вместо русского. И я слышал об этом. Ко мне подходили и говорили это. Среди узбекского населения эти вопросы постоянно муссировались. Они решили, что временное правительство с ними будет считаться. Ну а катализатором ошских событий стал поджог дома Бакиева в селе Тейит. Мы эти дома арестовали, но Батыров призвал сжечь эти дома. Потом он по телевидению говорил, что вот, дескать, киргизы дом Бакиева сжечь не смогли, а я смог. Ну и киргизы стали возмущаться: что это узбек Батыров хвастается тем, что он дома арестованные сжег? Так что действия батыровской команды стали катализатором. Киргизы возмутились, стали говорить, что узбеки обнаглели и что хорош или плох Бакиев, но он президент, а тут какой-то узбек его дом сжег? Бакиевская группа этой ситуацией умело воспользовалась. Стали финансировать потихоньку и поднимать людей на узбеков.

— У следствия появились реальные факты и доказательства того, каким образом семья Бакиева причастна? Кому конкретно они деньги перечислили, сколько оружия раздали, чтобы спровоцировать резню на юге?

— Факты будут. Санжар Бакиев (арестованный после ошских событий племянник экс-президента Курманбека Бакиева.— “Ъ”) уже показания дает. Он признался, что хотели отомстить за сожженные дома. Нам известно о раздаче денег узбекам и киргизам. Есть оперативные сведения и о раздаче оружия.

— Во время беспорядков в Оше многие говорили, что причиной бойни стало изнасилование узбеками киргизских студенток в общежитии Ошского университета.

— Нет. Такого не было. Девушек, когда все началось, вывезли всех. Так что это слухи. Их распространяли специально, чтобы киргизы приехали в Ош и начали мстить.

— Проясните информацию по погибшим. Какая цифра сейчас официальная?

— На сегодняшний день это 893 человека. Это те, чья смерть официально зарегистрирована. Но многие — и узбеки, и киргизы — хоронили людей без регистрации.

— А какое соотношение погибших по национальностям? Сколько убито узбеков и сколько киргизов?

— Давайте не будем об этом говорить. Нам для следственных органов нет разницы узбек или киргиз. Мы, конечно, делаем такой анализ, но оглашать данные не намерены.

— Я спрашиваю потому, что более пострадавшей выглядит именно узбекская сторона.

— Мы не будем давать такую информацию. Это может спровоцировать новые волнения. Мы предостерегаем и представителей НПО, чтобы они такую информацию не разглашали.

— А можете сказать, сколько оружия ходит по рукам на юге?

— По состоянию на 5 июля изъято 613 единиц оружия, 40 кг наркотиков.

— А сколько на руках осталось?

— Больше 2 тыс. единиц, по нашим оценкам. Там было много автоматического оружия.

Комментарии