Коротко


Подробно

 Бревна в XXI век
       В Москомархитектуре открылась выставка "Мост в Москву XXI века". Куратор проекта Ирина Коробьина предприняла попытку соединить всех участников современного архитектурного процесса: имперское наследие СССР, московские власти, оппозиционных художников, неорганизованных мечтателей-одиночек — в одну выставку и повести их в XXI век. Вместе они не ведутся.

       В квартире архитекторов Чукловых домашняя черепаха все время скребет пол. Сергей Чуклов, известный бумажный архитектор, выяснил у знающих людей, что черепахи таким образом чуют воду. Путем картографического анализа он установил, что его квартира на первом этаже расположена над историческим ручьем Кукуй, по которому Петр Великий с галантными намерениями шлепал к Анне Монс. Проект заключается в том, чтобы разрушить пол квартиры Чукловых, реконструировать часть ручья и перекинуть через него мост сложной и изысканной формы.
       Рядом с этим проектом висит торгово-пешеходный мост "Багратион", проведенный архитектором Борисом Тхором в несуществующее пока Сити. Он начинается стеклянной триумфальной аркой, а заканчивается преторжественным небоскребом. Мост живо рисует символическое движение московской мэрии по пути торговых отношений от одной победы к другой, еще более масштабной. Географическая близость к Бородинскому мосту и политическая близость к Юрию Лужкову сделали это сооружение необычайно триумфальным.
       Называя вещи своими именами, один дома погреб роет, другой свершения мэрии увековечивает. Трудно представить себе еще одну выставку, на которой встретились бы столь разные художественные ментальности. Недоумеваешь, что имелось в виду, когда их собирали вместе.
       Имелось в виду следующее. Москомархитектура активно привлекает к своим проектам художественную оппозицию — архитекторов-бумажников. Политика вполне мудрая, поскольку они составляют фонд отечественной архитектуры для международного употребления. С другой стороны, встроить этих мастеров в реальное московское проектирование трудно: к делу воспевания власти средствами понятного народу искусства они мало приспособлены в силу излишней художественной продвинутости. Посему задача заключается в том, чтобы найти проект, в котором они могли бы выступить вместе с Москомархитектурой и никому не помешать.
       Мост XXI века и показался таким проектом. Андреевский мост, этим летом плывший по Москве-реке под водительством мэра от Мосфильмовской до Нескучного сада вполне может рассматриваться как радикальная художественная акция. Мост — тема, в которой всегда чувствуется некое художественное дерзание. Вроде бы дерзания мэрии и дерзания непризнанных художественных гениев оказываются рядом положенными.
       "Бумажникам" было чем ответить на этот заплыв. В 1987 году японский журнал JA проводил конкурс "Образ моста будущего", в котором все они участвовали. "Мост-арка" Александра Бродского и Ильи Уткина и их же "Мост-часовня", поданные на этот конкурс, стали классикой бумажной архитектурой. В 1997 году Британский совет привез в Москву выставку "Обитаемый мост", к которой был приурочен русский концептуальный конкурс на ту же тему. Выиграли мост "Красная Горка" Юрия Аввакумова и мост "Памяти третьего Рима" Александра Бродского. И то, и другое — вещи замечательные.
       К достоинствам куратора следует отнести то, что все эти конкурсы были собраны вместе и показаны. Кроме того, Ирине Коробьиной удалось провести новый и интересный концептуальный конкурс. Но результаты конкурса показывают, что соединение концептуального проектирования с сегодняшней Москвой вряд ли возможно. Напротив, идеи противостояния сложившемуся стройкомплексу, питавшие "бумажников" в советское время, вполне актуальны и сегодня.
       В самом деле, пафос реальных, небумажных мостов — это пафос государства. Сталинские мосты соединяются здесь с лужковским "Багратионом" — все они связаны с идеей триумфального шествия власти. Даже мосты поперек МКАД, построенные сегодня Александром Асадовым, замысленные как что-то легкое и воздушное, страдают этой тяжеловесностью. Показанный на выставке "Мост-самолет" на 91-м километре МКАД хоть и "летает", но как "Буран" в ЦПКиО — с привкусом государственного покорения воздушного пространства.
       Образы же, представленные на конкурсе архитекторами-бумажниками,— это мосты затравленного одиночества. Чуклов вот строит мост над ручьем в своей квартире. Юрий Кузин представил "беговой мост" с пояснительной запиской следующего содержания: "Негде бедному горожанину заняться пробежками на свежем воздухе". Самое изысканное выражение этой затравленности — мост в XXI век Ильи Уткина. Это обработанная фотография найденного где-то в глуши моста через заболоченную реку, который представляет собой наваленные друг на друга бревна. Нижние слои бревен гниют, сверху кладут новые, так до бесконечности. На фотографии это вечно руинизирующееся сооружение устремляется куда-то вверх, в лунное небо, и кажется эмблемой русского пути в следующее тысячелетие. Яснее идею выброшенности из реального московского строительства не передашь.
       ГРИГОРИЙ Ъ-РЕВЗИН
       Выставка открыта до 29 февраля по адресу: 2-я Брестская, 6.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение