Коротко

Новости

Подробно

Дело о пожертвованиях-2

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Лев Амбиндер,


руководитель Российского фонда помощи,


член совета при президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека


Неожиданно судебная история о пожертвованиях ("Дело о пожертвованиях", "Ъ" за 19 марта) получает продолжение. 2 марта Кунцевский районный суд Москвы отказал Виктору С. в признании пожертвований наших читателей собственностью его внучки Яны. Суд счел, что деньги, пожертвованные на ее лечение, читателям и принадлежат. Виктор С. подал апелляцию в Московский городской суд, и тот вернул дело обратно в Кунцевский. Причина: на протоколе судебного заседания нет подписи судьи Лидии Сорокиной. На решении суда есть, а в протоколе расписаться судья не успела.

Лечение 8-летней Яны в московском ЗАО "Институт медицинских технологий" (ИМТ) на пожертвования наших читателей не дало эффекта, было прекращено, и дед Яны Виктор С. потребовал от ИМТ вернуть ему оставшуюся сумму. ИМТ посчитал эти деньги принадлежащими жертвователям и с их согласия передал на лечение очередников Российского фонда помощи (Русфонда). Суд признал денежные средства, об истребовании которых просил истец, целевыми, и потому расходовать их по своему усмотрению семья Яны права не имела.

К тому времени, когда протокол заседания был окончательно оформлен, госпожа Сорокина уже не работала в Кунцевском райсуде — она уволилась. Говорят, редко, но так случается. Именно по этой причине Мосгорсуд вернул дело на новое рассмотрение.

Мы непременно расскажем о новом процессе, а пока — о читательских откликах на мартовскую публикацию. Они сводятся к одному: судебная история о пожертвованиях Яне показывает, что "никакие это не пожертвования, а оплата лечения". И коль так, то и "порочная практика взимания подоходного налога с родных ребенка за пожертвования на лечение не просто аморальна, но и незаконна", и речь де следует вести о ревизии Налогового кодекса. Читатели приводят примеры, когда компании вносят 13-процентный налог за получателя своих пожертвований.

Правда, есть и такая точка зрения, кстати, юриста: проблемы 13-процентного налогового платежа для корпоративного благотворителя не существует, ибо по закону компания обязана не налог вносить за благополучателя, а лишь уведомлять налоговый орган о своем пожертвовании. Я предложил юристу попробовать поступить так. Не думаю, что у него получится. Ну поставьте себя на место руководителя, принимающего решение о пожертвовании, и скажите: обязана ли ваша компания дарить что бы то ни было чужому человеку? Нет, не обязана. Но уж если решилась, то, выходит, одной рукой жертвует человеку на спасение, а другой обрекает на налог с подарка?! Это не шизофрения — дарить, чтобы создать человеку проблему? Вот компании вместо уведомления в налоговый орган и жертвуют еще на подоходный налог за благополучателя.

Я попросил наших экспертов высказаться по этой проблеме. Говорит директор филиала Международного центра некоммерческого права в РФ Дарья Милославская:

— Ситуация довольно сложная. Яна получает услугу, то есть доход в натуральной форме, и, пока не приняты изменения в ГК РФ, такая услуга не является пожертвованием. Что до уплаты налога с доходов физического лица, то в пункте 9 статьи 226 главы 23 Налогового кодекса РФ предусмотрено, что она не допускается за счет средств налоговых агентов. А жертвователь как раз и есть налоговый агент. Поэтому уплату налога из средств, переданных в оплату лечения, законным образом не произвести.

А вот мнение юриста Центра развития демократии и прав человека Аллы Толмасовой (Москва):

— Льготы по подоходному налогу при оплате лечения у нас существуют: не надо платить, если лечение инвалиду оплачивают благотворительный фонд или частное лицо. Но, к сожалению, платить этот налог надо, если лечение оплатила коммерческая структура, в которой больной никогда не работал. Что касается судебного процесса, то тут отчасти виноват Русфонд. Если бы пожертвования он собирал на свой счет, картина была бы иной. Деньги, оставшиеся после оплаты лечения, стали бы собственностью фонда и с согласия жертвователей могли быть направлены на лечение других детей. То есть управленчески технология сбора средств была выстроена неправильно.

Я благодарен экспертам за комментарии. Может, впредь читатели будут жертвовать через фонд, а не напрямую в клиники?

Комментарии
Профиль пользователя