Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 44
 Инициатива / ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ В ФИЛЯХ

Космагония


       Российское космическое агентство готово взять на содержание всю ракетную промышленность страны. И все ради того, чтобы заполучить контроль над одним-единственным предприятием.
       
       Директор Российского космического агентства (РКА) Юрий Коптев намерен подчинить своему ведомству одно-единственное предприятие — Государственный космический научно-производственный центр (ГКНПЦ) имени Хруничева. Ради этого специалисты агентства не пожалели бумаги и написали толстенную программу реструктуризации отрасли, которую правительство на прошедшей неделе не решилось рассматривать и перенесло обсуждение на месяц. В этой программе РКА заодно обещает правительству разумно управлять и всей остальной космической промышленностью страны. С полученными в нагрузку заводами можно смириться, поскольку один ГКНПЦ стоит больше, чем вся оставшаяся почти сотня предприятий.
       Созданное в 1992 году РКА задумывалось как точный аналог американского НАСА. Агентство должно было выступать заказчиком национальных космических программ и, получая от правительства деньги, расплачиваться с предприятиями--изготовителями спутников, ракет и запустившими эти ракеты военными. В принципе так все, наверное, и получилось бы, и РКА удовлетворилось распределением денег между многочисленными российскими космическими заводами, если бы государство не перестало финансировать космос, а некогда беспрекословно подчиняющиеся госведомствам предприятия не стали бы зарабатывать деньги на стороне.
       За годы реформ бюджетное финансирование сократилось на порядок, а бывшие почтовые ящики умудрились заработать на внешнем рынке больше, чем им дало правительство. По данным European Space Directory, в 1988 году космические расходы СССР достигли пика и составили $3,5 млрд. В 1997 году бюджет РКА составил чуть больше $500 млн, да и те были выплачены в лучшем случае на две трети. Валютные же поступления от международных контрактов, по данным правительственных источников, в 1997 году составили $472 млн.
       Поэтому неудивительно, что РКА начало борьбу за расширение своих полномочий. И поначалу правительство не перечило Юрию Коптеву — перспективы космической промышленности в начале 90-х были весьма туманны, а возни с не привыкшими в чем-либо себе отказывать космонавтами было много. И РКА были переданы четыре десятка предприятий и организаций космической отрасли. Команда Коптева получила право решать, какая исследовательская программа подведомственного предприятия заслуживает бюджетной поддержки, а какая нет.
       Появилась у РКА и другая важнейшая функция — контроль за выполнением зарубежных контрактов, выполняемых подведомственными структурами. Агентство устанавливало цены и управляло финансовыми потоками, опять-таки направляя их на перспективные, с его точки зрения, программы.
       Словом, к началу этого года у РКА было все (кроме, естественно, денег в должном количестве) — государственные, коммерческие и даже контрольные функции и масса собственности. Единственное, чего не было в некогда шикарном, но сильно обтрепавшемся офисе на улице Щукина, так это уверенности, что все полученное от правительства добро может приносить прибыль.
       
       Основания для сомнений были более чем серьезные. Так получилось, что основные деньги российской космонавтике приносят всего лишь два предприятия — Ракетно-космическая корпорация "Энергия" и ГКНПЦ имени Хруничева. РКК "Энергия" получает деньги от американцев за полеты астронавтов и европейских космонавтов на станцию "Мир", принимает участие в создании международной космической станции. И РКА с удовольствием управляет госпакетом акций этой компании.
       Но фаворит советских времен "Энергия" к середине 90-х окончательно и бесповоротно уступила пальму первенства Центру имени Хруничева. Он не только получил заказы на $1,4 млрд по запуску коммерческих спутников с помощью своей ракеты "Протон", но также изготавливает большую часть российского сегмента международной космической станции. Предполагается, что из общей суммы российских расходов на создание станции ($10,6 млрд до 2012 года) 70% достанется центру.
       Кроме того, Центр имени Хруничева делает модули для американцев, ведет переговоры с европейцами и украинцами о постройке модулей космической станции и для них. Наконец, из десяти СП, созданных российскими космическими предприятиями, в трех участвует ГКНПЦ: International Launching System с американской Locheed Martin, EuRocot с немецкой DASA и Iridium с американской Motorola.
       К тому же специалисты предрекают к 2007 году новый всплеск заказов на вывод спутников связи. И Центр имени Хруничева со своими ракетами-носителями "Протон М" и "Ангара" и при поддержке своих американских партнеров может занять лидирующие позиции на этом рынке. То есть финансовые возможности центра едва ли не превосходят те суммы, которыми распоряжается РКА, а уж смежникам работы центр задает побольше, чем агентство.
       Так что мимо ГКНПЦ Юрий Коптев пройти не мог. Но проблема в том, что центр сам по себе был директору РКА не по зубам. В 1993 году, еще когда в ГКНПЦ работала дочь президента Татьяна Дьяченко, он защитил себя от любых посягательств со стороны, добившись статуса государственного центра. Назначать директора центра мог только Борис Ельцин.
       
       Подчинить себе ГКНПЦ Коптев может только одним способом — сделав его менее государственным. Например, создав на его базе акционерное общество.
       Но попытка реформировать только одно предприятие обязательно вызовет подозрение. У оппозиции — в намерении продать суперкомпанию зарубежным конкурентам, у правительства — в монополизации власти. Значит, необходимо как можно тщательнее замаскировать свои истинные устремления. И опытный аппаратчик Юрий Коптев находит выход — надо просто придать изменениям общегосударственный, федеральный статус. Тем более, что нынешнее Министерство экономики любит разрабатывать программы реструктуризации различных отраслей — от авиационной до автомобильной.
       В начале 1997 года генеральный директор РКА обратился к правительству с идеей реорганизации всей космической отрасли. Идея Коптева в том, что предприятия в процессе акционирования разделяются на несколько групп — по объему пакета акций, который остается в управлении государства с последующей его передачей в управление РКА.
       Степень акционирования определяет РКА. Это и есть ключевое звено программы. Поскольку Коптев понимает, что реальная возможность получить контроль над заказами Центра имени Хруничева — это акционирование с последующим получением в управление госпакета акций предприятия.
       Завладев госпакетом акций центра, Юрий Коптев мог бы увеличить свой личный авторитет среди крупных российских банков. Для этого достаточно, чтобы такой выгодный клиент, как ГКНПЦ, перевел свои счета из не очень заметного Московского международного банка в один из банков с более ярко выраженным "государственным менталитетом". Можно точно так же добиться уважения среди коллег по правительству, размещая заказы на нужных предприятиях. Наконец, можно легко завоевать почитание своих подчиненных, сделав так, чтобы сотрудники РКА во время загранкомандировок к иностранным партнерам ГКНПЦ жили в приличных отелях вместе со специалистами центра, а не в тех, на которые рассчитаны скромные бюджетные командировочные.
       И самое главное — только так РКА может перевернуть пирамиду в привычное для российского чиновника положение, когда РКА нужно Центру имени Хруничева, а не наоборот.
       
ДМИТРИЙ СОЛОПОВ, ДАНИИЛ ОСМОЛОВСКИЙ
       
------------------------------------------------------
       
Большой космос
       В США всю деятельность в области исследования космического пространства осуществляет Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА), учрежденное в 1958 году. Оно состоит из пяти подразделений: аэронавтики и космических технологий, изучения Вселенной и планет Солнечной системы, космических полетов, сбора информации, космических станций. Существуют также четыре самостоятельных исследовательских центра. НАСА не имеет собственных производственных мощностей. Его подрядчиками являются более 100 фирм, в том числе Rockwell, Boeing, Lockheed Martin. В 1997 году бюджет НАСА составил $13,7 млрд. Сейчас в отряде астронавтов НАСА 98 человек.
       В Китае за развитие и организацию космических программ отвечают два ведомства — Китайская аэрокосмическая корпорация, созданная в 1957 году, и Национальное космическое управление, организованное в июне 1993 года. В структуру отрасли входят примерно 100 предприятий и организаций. Китай располагает тремя космодромами: в Цзюцуань (создан в 1958), Сичан (1984) и Тайюань (1988). Ежегодно в разработку новых космических программ Китай вкладывает более $1,5 млрд. Во всех космических программах задействованы около полумиллиона человек. В 1999 году в честь 50-летия независимости Китай планирует запустить на орбиту двух космонавтов.
       В Европе освоением космоса занимается Европейское космическое агентство (ЕКА), созданное в 1975 году. В него входят Австрия, Бельгия, Дания, Франция, Германия, Ирландия, Италия, Нидерланды, Норвегия, Испания, Швеция, Швейцария и Великобритания. Общий бюджет агентства в 1996 году превысил $7,7 млрд. 30% бюджета израсходовано на создание ракет-носителей, 13% — на развитие программы пилотируемых полетов. В структуру ЕКА входят технологический центр исследования космоса, центр управления полетами, центр исследования космоса и центр подготовки космонавтов. Всего в агентстве работает несколько десятков тысяч человек.
--------------------------------------------------------
       
Небольшой космос
       В России в 1997 году осуществлено 10 запусков ракет космического назначения; на орбиту выведено 25 космических аппаратов, в том числе 16 — на коммерческой основе.
       По состоянию на 1 ноября 1997 года фактическое финансирование федеральной космической программы России составило 1,719 трлн рублей, или 45,2% от суммы, предусмотренной федеральным бюджетом на 1997 год. Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы профинансированы на 56,8% (165 млрд рублей), а затраты на закупку серийной космической техники составили 5,5 млрд рублей (1,6%).
-------------------------------------------------------
       
Владимир Булгак: мне бы хотелось, чтобы РКА было похоже на НАСА
       Вице-премьер России Владимир Булгак лично отвечает за развитие российского космоса. И, как убедился корреспондент Ъ Дмитрий Солопов, имеет свой взгляд на реформы, ожидающие космическую отрасль.
       
       — Российское космическое агентство превращается в монстра, которому будет подчинено огромное число заводов, КБ, НИИ, испытательных комплексов. Это будет министерство космоса?
       — Мне бы хотелось, чтобы РКА больше походило на американское НАСА. Ведь когда мы его создавали, то неслучайно назвали агентством, а не комитетом или министерством. Чтобы осуществить запуск спутника, нужно на одном предприятии заказать сам спутник, на другом — полезную нагрузку, на третьем — три ступени ракеты, на четвертом — двигатели для каждой из ступеней, на пятом — перевозку всего этого добра на космодром. На шестом вы должны заказать услугу по сборке всего заказанного на космодроме. Из седьмого места вашей ракетой будут управлять при запуске. Это и есть агентские функции РКА. То есть задача агентства — со всеми договариваться, а не управлять и владеть.
       — Но ведь РКА станет контролировать разработчиков и серийных производителей, а также разрабатывать государственные программы. Разве это не похоже на монополизм?
       — Нет. Главная цель реструктуризации космической промышленности, ее реформирования — повышение эффективности работы космической отрасли. И это главная задача РКА. А кто будет заказчиком на этих предприятиях — это вопрос отдельный. Те, кто был, те и будут заказчиками. Кто имеет деньги, тот и платит.
       — Программа реструктуризации космической отрасли предполагает в том числе акционирование предприятий космической промышленности. Что вы думаете по этому поводу?
       — Моя точка зрения — все нужно делать последовательно. Не нужно забегать вперед. В любом случае акционирование космоса — это вопрос 1998 года.
       — Банки еще не проявляют интереса к приватизации отрасли?
       — Пока нет.
       — Тогда, может быть, кто-то хочет работать с счетами РКА, которое будет курировать большинство коммерческих и государственных заказов?
       — В этом финансовом горлышке, конечно, интересно будет одному-двум банкам находиться. Но это не в интересах государства. Поэтому мы этого не позволим. Банков будет много, и право на обслуживание космоса банки будут зарабатывать.
       
Комментарии
Профиль пользователя