Коротко

Новости

Подробно

Спектр газа

Журнал "Огонёк" от , стр. 24

Открытие в Израиле перспективных месторождений природного газа может в корне изменить ситуацию в этой стране и на Ближнем Востоке


Владимир Бейдер, Иерусалим


Евреи, израильтяне особенно, привычно сетуют, что Бог при распределении природных богатств чем-то наделил все народы, только им ничего не перепало — кроме, разве, ума, да и того не в избытке. И только недавно выяснилось, что все эти претензии беспочвенны — просто надо было лучше искать!

Найти то, чего нет


Израильтяне в массе своей будто и не заметили свалившегося на них счастья. И дело не только в том, что сообщение об открытии самого крупного месторождения (предполагаемые запасы газа — лет на сто с лишним) пришло в разгар скандала вокруг попытки прорывать морскую блокаду сектора Газа. Просто общественное сознание инертно: в Израиле мало кто готов всерьез поверить в богатства собственных недр.

Да и как это сделать, если источники энергии (прежде всего, конечно, нефть, которой вокруг навалом) в Израиле начали искать еще до образования государства? Отчаявшись найти хоть что-то по сейсмологическим и геофизическим показателям, некоторые энтузиасты вели геологоразведку даже при помощи библейских источников, пока результат — практически нулевой не убедил: пустое, ничего в этой земле нет, не для того она нам заповедана. Оптимистов, продолжавших искать и верить, считали сумасшедшими или чудиками, которым некуда девать лишние деньги.

Так обстояло дело, пока в начале 90-х годов прошлого века на Израиль не обрушилась массовая репатриация из СССР, или, как ее называют здесь, "Большая алия". В короткий срок население страны увеличилось на 20 процентов, а покупательская масса — и того больше, ведь новые репатрианты начинали жизнь с нуля, им нужно было все — от кастрюль до квартиры. Экономика резко рванула в гору, особенно строительство и рынок жилья. Заметьте: газом еще не пахло, но стало явно теплее. Причем настолько, что строительные подрядчики обнаружили себя сидящими непосредственно на "золотой жиле". Именно на эту жилу, начавшую обильно плодоносить, вернулся из США израильский строительный подрядчик Ицхак Тшува.

Чудик с деньгами


Ицхак Тшува, человек, который ищет и находит газ в недрах обетованных, родился в Ливии. Полугодовалым его привезли в только что провозглашенный еврейским государством Израиль. Еще шла Война за независимость — 1948 год, основная масса репатриантов прибывала из мусульманских стран, их селили во временные лагеря беженцев. Его детство прошло в лагере под Нетанией: ютились всей семьей в одной комнате — восемь детей. Жили впроголодь.

Он это запомнил на всю жизнь. Он вообще, похоже, ничего не забывает. Его старшему брату на совершеннолетие (еврейские мальчики торжественно отмечают этот праздник — бар-мицву — в 13 лет) подарили наручные часы. Когда Ицхаку исполнилось 13, он ждал, что и ему подарят. Но у родителей на такую дорогую вещь денег не оказалось. Миллиардер Ицхак Тшува не носит часов до сих пор.

Строительным подрядчиком он стал после армии, но не очень успешным. Как часто бывает с бизнесменами, не сумевшими достичь высот в коммерции, решил реализовать свои амбиции в общественной деятельности. Стал депутатом горсовета родной Нетании. Занимал ключевые должности в муниципалитете.

Затем вернулся в строительный бизнес. Уехал в Штаты за длинным зеленым рублем, но в начале 1990-х вовремя понял, что настоящие деньги делаются в Израиле. Разбогател на строительном буме, спровоцированном "русской алией", когда строить жилье в стране вдруг стало примерно таким же выгодным занятием, как печатать деньги.

С этими деньгами, заработанными на строительном буме, Тшува включился в тендер на покупку контрольного пакета компании Delek, которой принадлежит вторая по величие сеть автозаправочных станций в стране. АЗС — самая надежная легальная машина по производству наличных и потому самый сладкий кусок бизнес-пирога. Этот кусок в виде компании Delek скромняге Тшуве, к удивлению многих, удалось вырвать у одной из самых могучих семей в бизнес-элите Израиля — Реканати. После этого о Тшуве заговорили как о серьезном игроке и к тому же везунчике.

Альтернативный вариант


Газа в Израиле не было, потому что не было в нем нужды. Все просто: не было нужды — никто особо и не искал. Нужда возникла нежданно, и создала ее "Большая алия" 1990-х. Это благодаря ей вслед за строительным бумом стала бурно развиваться промышленность, резко поднялся жизненный уровень. Это в ту пору стало трудно обходиться без такой мелочи, как посудомоечная или сушильная машина, а кондиционеры перестали быть признаком зажиточности.

В общем, в первой половине 1990-х Израиль стал чемпионом мира по темпам роста потребления электроэнергии — 6-8 процентов в год. До перебоев с электричеством еще не доходило, но перспектива вырисовывалась мрачная: еще пару-тройку лет с такими темпами — и все, туши свет. Назрела необходимость вводить новые мощности, строить новые электростанции. А где?

В то время почти вся электроэнергия производилась на ТЭС, работающих на угле и мазуте. Мало того что эта технология загрязняет окружающую среду, она еще и требует большого количества воды для охлаждения турбин. В Израиле с водой плохо. Вся, что есть, — в море. Поэтому все электростанции построены на морском берегу — на самой дорогой земле. Возводить новые можно было только там же, то есть вместо пляжей, престижных домов и гостиниц.

Вся длина морского побережья Израиля около 200 километров. К тому времени 120 из них уже было застроено. Где еще воткнуть трубу для украшения морского пейзажа? Кто позволит? Общественность требовала снести и те, что есть.

Основатель израильской энергетики Петр Рутенберг, бывший руководитель боевой организации эсеров, казнивший попа Гапона и командовавший обороной Зимнего дворца в октябре 1917-го, строил электростанции в Израиле за границами городов. Но за это время города доросли до них.

Одна из крупнейших электростанций, "Ридинг", оказалась как раз на краю тель-авивского пляжа, на променаде — любимом месте отдыха жителей северного Тель-Авива, а это самая изысканная публика — врачи, адвокаты, университетские профессора, высокие правительственные чиновники и депутаты. Когда они начали общественное движение за закрытие электростанции, в министерстве энергетики поняли: перед их напором будет не устоять. Но и закрыть электростанцию нельзя — это значит оставить мегаполис без света.

Тогда молодой сотрудник министерства Яша Юрборский выдвинул спасительную идею:

— А давайте переведем "Ридинг" на газ.

Это было по его специальности. Яша, выпускник Каунасского политеха, до репатриации работал в управлении газификации Литвы и по прежней специальности скучал.

Израиль еще в 1990-е годы стал бить все рекорды по темпам роста потребления электроэнергии. Именно поэтому ему и понадобился свой газ

Израиль еще в 1990-е годы стал бить все рекорды по темпам роста потребления электроэнергии. Именно поэтому ему и понадобился свой газ

Фото: AP

Он выложил аргументы: КПД газовых турбин вдвое выше, чем у мазутных, они почти не засоряют среду и, главное, не требуют такой прорвы воды для охлаждения. Да и газовые турбины на израильских электростанциях были — их использовали в качестве резервных в моменты высоких нагрузок, но топили соляркой. Ведь газа-то не было! Даже газовые плиты на израильских кухнях питаются пропан-бутаном, то есть продуктом переработки нефти, а не газа. Вопрос заключался в том, чтобы получить природный газ.

Идею пробивали долго. Но повезло: министерство энергетики преобразовали в министерство инфраструктуры, а возглавил его отставной генерал Ариэль Шарон, известный склонностью к танковым прорывав. Он и дал добро на газификацию израильской энергетики. Было создано управление природного газа Израиля (то есть того, чего не было), и Яша стал в нем главным инженером. Стали разрабатывать стандарты, логистику, искать поставщиков...

К этому времени относятся первые переговоры израильтян с "Газпромом". Возник проект газопровода по дну Черного моря из России в Турцию, а оттуда в Израиль, в котором некоторые стали видеть удобный перевалочный пункт для транспортировки газа аж в Юго-Восточную Азию. То есть схема известного теперь "Голубого потока", по поводу которого только недавно премьер России заявил в Анкаре, что продолжать его до Израиля нет смысла: у них, мол, есть альтернативные источники.

То, что есть


Первое месторождение было открыто в море у берегов сектора Газа в 1999 году. Тогда считалось, что мирный процесс с палестинцами в самом разгаре и что наличие своих источников энергетического сырья поможет становлению экономики будущего палестинского государства. Поэтому премьер Эхуд Барак, отправляясь в Кемп-Дэвид на встречу с Арафатом для заключения соглашения об окончательном мирном урегулировании, передал открытое месторождение Палестинской автономии.

Для израильтян не впервой отказываться от месторождений энергоносителей ради мира. Когда они владели Синаем — с 1967 по 1979 год,— на этом полуострове тоже удалось найти нефть. По мирному договору, Синай отошел к Египту со всеми скважинами без всяких компенсаций.

Но то был Египет. Переговоры Барака с Арафатом в Кемп-Дэвиде в 2000 году вместо окончательного урегулирования окончились интифадой. Палестинцы доставшееся им газовое месторождение передали компании British Gas за 40 миллионов долларов и 10 процентов прибыли от добычи, которую будут осуществлять англичане. Ну и правда — не самим же в грязи копаться! В Газе даже мусор собирают службы ООН.

Яков Юрборский, выпускник Каунасского политеха, ныне визирует все этапы плана работ по добыче газа

Яков Юрборский, выпускник Каунасского политеха, ныне визирует все этапы плана работ по добыче газа

Фото: Леонид Лившиц

В планах British Gas было продавать добытый у побережья Газы газ Израилю. Да больше и некому: у Египта есть свой, а трубопроводов для транспортировки сырья на дальние расстояния нет. Израиль вел переговоры с палестинской администрацией о том, чтобы своим газом автономия расплачивалась за поставки продовольствия из Израиля. Когда власть в Газе захватил "Хамас", он выдвинул новые условия: будем только продавать и только за деньги. Израилю не улыбалась перспектива ставить свою энергетику в зависимость от "Хамаса", да еще и платить ему деньги, на которые он будет покупать ракеты для обстрелов Израиля же.

Словом, палестинскому газу предпочли египетский. Но к тому времени компания Yam Tetis, контрольный пакет которой принадлежит Ицхаку Тшуве, открыла и освоила месторождение Мери Би на морском дне в районе израильского города Ашкелона. Из находящегося там газа — 30-35 млрд кубов — половина уже израсходована. Оставшегося хватит до 2014 года.

Тшува, однако, бурить продолжил. Хотя многие партнеры участвовать в этой авантюре отказались — кто по экономическим соображениям, кто по политическим. Первым, к примеру, вышел из игры British Gas, решив, очевидно, что хороша синица в руке (то есть в Газе) и лучше иметь дело с пользующимися всемирным сочувствием палестинцами, чем с осуждаемыми всем миром израильтянами, тем более что партнерство с последними испортит отношения с хамасовскими хозяевами Газы.

Других вывел из игры кризис. Первая скважина в месторождении Тамар в 90 километрах от Хайфы, на глубине 1700 метров до дна и еще три километра до газоносного пласта обошлась в 150 млн долларов. Туда доставили буровую вышку вдвое больше Эйфелевой башни. Вероятность наличия там промышленных запасов газа определялась тогда в 30 процентов.

— То есть из 150 миллионов 100 — на ветер,— уточнил я у Яши Юрборского.

— Здесь расчеты не действуют,— поправил он меня.— Тут либо попал, либо промазал — и тогда потерял все деньги.

Тшува объясняет свое поведение проще:

— Я верующий человек. Я всегда верил и никогда не опускал руки. В этом секрет успеха в бизнесе вообще и в таком бизнесе в частности.

Первоначальные оценки запасов месторождения Тамар составляли 83 млрд кубометров. Когда приступили к бурению, выяснилось — около 250 млрд. С уже разведанным месторождением Далит (15 млрд кубометров) этого количества хватило бы Израилю на 30-35 лет.

Но в начале июня Тшува сделал новое сенсационное заявление, подтвержденное иностранными источниками: предполагаемые запасы в месторождении Левиафан — 450 млрд кубометров. Сейсмологические показатели определяют вероятность этих прогнозов в 50 процентов.

То, что будет


— Если прогнозы подтвердятся,— сказал Ицхак Тшува на пресс-конференции,— мы будет жить в другой стране. Можно будет поднять уровень образования, назначать стипендии студентов, осуществлять масштабные социальные программы, больше тратить на здравоохранение и безопасность.

Действительно, положение Израиля изменится в корне. Он избавится от энергетической зависимости, чего никогда в его истории не было. Возможно, станет сам продавать газ. Уже идут разговоры о перспективах экспорта в Южную Европу. В стадии проектирования сооружение терминала для сжиженного природного газа — это широкие технические возможности экспорта.

Но превращение Израиля в "еврейские эмираты" может оказаться очередной утопией из разряда тех, что бытовали до счастливых открытий.

Ицхак Тшува — человек, который ищет и находит газ для Израиля

Ицхак Тшува — человек, который ищет и находит газ для Израиля

Во-первых, громадные потенциальные запасы газа в Израиле громадны пока только по масштабам страны. Половины триллиона кубометров ей хватит на сто с лишним лет (просуществовал бы сам Израиль столько времени!). Но это примерно такое же количество, которое продает "Газпром" за год.

Во-вторых, наличие энергетического сырья может изменить отношение к Израилю как в лучшую, так и в худшую сторону. С одной стороны, если Израиль станет весомой энергетической державой, мир может быть заинтересован в поддержании его безопасности, вернее, в сохранности вложенных в него инвестиций. С другой — это может послужить стимулом для того, чтобы втягивать Израиль в войны и таким образов вывести его из экономического соперничества на энергетических рынках.

Ливан уже предъявил свои претензии на обнаруженные израильтянами месторождения. И если несогласие Израиля отдать Ливану полдеревни на северной границе является формальной причиной для "Хизбаллы" предъявлять территориальные претензии, то можно себе представить, какую войну можно затеять ради месторождений черного или голубого золота!

В-третьих, и внутри Израиля разворачивается борьба за доходы от будущего газа. Министерство финансов намерено резко увеличить налоги на добычу, и консорциум, которому принадлежат перспективные скважины, уже опасается, что разработка может стать экономически невыгодной. Разворачиваются общественные движения против строительства терминалов по приемке газа на берегу. Под предлогом охраны среды и прав собственников земель можно заломить такие компенсационные выплаты, что гипотетические кандидаты в шейхи пойдут по миру.

Не менее сложны и технологические проблемы.

Добыча газа с такой глубины чрезвычайно опасна. Газосодержащая смесь будет доставляться на берег под колоссальным давлением. Малейшая авария по пути или на берегу приведет к глобальной для Израиля катастрофе. Пример British Petroleum в Мексиканском заливе напугал многих.

Впрочем, Яша Юрборский, который по должности визирует все этапы детального плана работ по добыче газа, сказал мне, что меры, предусмотренные в Израиле, должны гарантировать от случайности.

— Случайных аварий не бывает,— говорит он.— Любая авария — это чья-то недоработка. Я уверен, что, если бы при подготовке проекта была использована наша система контроля, трагедии бы не произошло.

Но стучит при этом по дереву.

Геологоразведка обетованная

География

Израиль, наконец, тоже получил шанс обзавестись своими запасами нефти и газа. Вот карта главных месторождений и поисковых работ



Комментарии
Профиль пользователя