Коротко


Подробно

Подзаконные распродажи

госрегулирование

"Фармацевтика". Приложение от , стр. 14

Несмотря на то что к 1 апреля должен был завершиться процесс регистрации предельных отпускных цен на препараты из перечня жизненно необходимых и важных лекарственных средств (ЖНВЛС), регистрация продлена. Причина проста. Подтвердился риск вымывания дешевого ассортимента.


Временные замены


Риск того, что часть препаратов еще покинет наш рынок, все же сохраняется. В большей степени это касается дешевого (до 50 рублей за единицу продукции) ассортимента, занимающего примерно 10% от общего объема рынка. Некоторые фармпроизводители в кулуарах признают, что зарегистрировали предельные цены лишь для того, чтобы сбыть остатки. Ситуация с ними прояснится не раньше июля. Некоторым (главным образом отечественным) производителям было отказано в регистрации порой копеечной цены. Причина — в методике расчета этой предельной розничной цены, в основе которой лежит средневзвешенная цена второго полугодия 2009 года.

"Есть информационное письмо Росздравнадзора и Российской службы по тарифам, что мы не имеем права регистрировать цену на лекарства из списка ЖНВЛС выше, чем продавали во втором полугодии 2009 года,— рассказывает генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев.— Компании, которые в конце прошлого года реализовывали продукцию по низким ценам (распродавали стоки, демпинговали, кончался срок годности), не смогли зарегистрировать даже реальную себестоимость препарата. Такая ситуация получилась с атропином: во втором полугодии его продавали за бесценок, на 20% ниже себестоимости. Пришлось в текущем году зарегистрировать эту цену, но лишь для того, чтобы сбросить остатки — производить по этой цене нерентабельно. Думаю, производитель распродаст его и прекратит производство".

По данным директора некоммерческого партнерства содействия развитию аптечной отрасли "Аптечная гильдия" Елены Неволиной, производитель "Дальхимфарм" поднимал вопрос об атропине в Росздравнадзоре. Но временно исполняющая обязанности главы ведомства Елена Тельнова заявила: "Раз вы могли так продавать, значит, и сейчас сможете. А если не хотите — на рынке есть другие".

По похожей причине российский завод "Полисинтез" остановил выпуск витамина Е: цена, которую им предложили держать, тоже оказалась нерентабельной. Так что теперь витамин Е в России будет только импортный или его не будет вообще. Вместе с этими препаратами из российских аптек пропали импортные лекарства ксимелин ("Никомед"), отривин ("Новартис"), имодиум ("Янссен-Силаг"). "Ксимелин я привозил из Белоруссии — он там спокойно продается, а в наших аптеках его нет",— рассказывает Виктор Дмитриев.

Зато цену на ксимелин производителю все же удалось зарегистрировать. Правда, не на привычный ксимелин в упаковке 15 мл, а на препарат в 10-миллилитровых флаконах.

Впрочем, многие эксперты фармрынка не видят в сложившейся ситуации никакой катастрофы для потребителей. Среди зарегистрированных представлены все препараты из списка ЖНВЛС по МНН (международным непатентованным названиям, или попросту лекарственным формулам). Процесс регистрации не останавливается, будут появляться новые препараты, придут другие производители. Лекарства, не прошедшие госрегистрацию цен, не составляют критическую долю рынка, и никакого коллапса из-за их отсутствия, казалось бы, не наблюдается. Если для кого-то это и проблема, то в большей степени для товаропроводящей цепочки, а потребитель всегда может найти этим лекарствам замену.

"Ситуация с частичной нерегистрацией на общее положение на фармрынке не влияет,— полагает генеральный директор DSM Group Сергей Шуляк.— Думаю, через полгода на многие препараты, не прошедшие госрегистрацию предельных цен, цены все же зарегистрируют, пусть даже производитель что-то потеряет. Это ситуация временная".

Пытка реализацией


Некоторым аптекам страны уже приходится идти на нарушение закона и продавать остатки лекарств, цены на которые на этот год не зарегистрировали. Периодически такие случаи выявляет прокуратура. А законопослушным владельцам аптек пока приходится держать "лекарства вне закона" в резерве — вдруг вопрос все же разрешится?

Правда, велика вероятность, что к тому времени кончится срок годности на препараты и они не достанутся никому, а аптекам придется подсчитывать убытки. И если аптека уже рассчиталась с поставщиком, никто ничего назад не отыграет. Причем никакого правового механизма, обязывающего производителя забирать остатки препаратов, не прошедших регистрацию предельных цен, нет.

"Остатки препаратов, на которые не зарегистрированы предельные цены, в первую очередь пытаются вернуть поставщику. Если это не получается, приходится их утилизировать, компенсировав убытки за счет других позиций. Есть примеры и незаконной продажи этих препаратов: по данным Росздравнадзора, в 22 субъектах РФ выявлены случаи нарушения закона. Там продавали лекарства из перечня ЖНВЛС, не прошедшие госрегистрацию цены или с превышением установленной цены. Как только аптеки реализуют или вернут производителям запасы лекарств, закупленных до 1 апреля, нарушений станет значительно меньше",— комментирует гендиректор Национальной дистрибуторской компании Настасья Иванова.

"Думаю, проблема с остатками лекарств, не прошедших госрегистрацию цены, лежит в плоскости хорошего взаимоотношения между аптеками, производителями и поставщиками,— считает генеральный директор RMBC Мария Денисова.— Там, где взаимоотношения длительные и взаимовыгодные, такой проблемы просто нет. Насколько я знаю, крупные аптечные сети все уже решили: возвратили эти препараты по допсоглашению дистрибуторам, а те вернули производителям. Думаю, что аптеки должны были спрогнозировать такую ситуацию заранее и планировать свои запасы в отношении перечня ЖНВЛС более аккуратно, то есть не брать их крупными партиями, чтобы предприятие не провисло. Иначе там просто неграмотное руководство".

Некоторые препараты с незарегистрированными ценами оказались на складах производителей или дистрибуторов. Ряд компаний уже нашел хитрые лазейки в законодательстве. К примеру, можно поменять упаковку лекарства. Отказали в предельной цене на препарат, упакованный по десять таблеток, можно переупаковать его в тару по пять таблеток и, выдав за новую единицу продукции, попытать счастья с регистрацией предельной цены вновь.

"Согласно постановлению правительства РФ от 9 ноября 2001 года N 782 "О государственном регулировании цен на лекарственные средства" в редакции постановления правительства РФ N 654 от 8 августа 2009 года, убытки за утерянные позиции компаниям должны были компенсировать, однако этого не происходит",— говорит Виктор Дмитриев.

Дорогая тенденция


На общем фоне количество лекарств, с которым россиянам пришлось временно или навсегда расстаться, не выглядит критическим. Однако тенденции прослеживаются неприятные: госрегулирование цен на лекарства привело не только к сокращению их ассортимента, но и к тому, что аптекам стало выгоднее работать с дорогостоящими препаратами. Именно такие теперь все чаще закупают дистрибуторы и аптечные предприятия. Благо есть из чего выбирать: производители идентичных лекарственных средств из списка ЖНВЛС регистрируют их по ценам, отличающимся в разы. Так, сегодня немецкий метопролол-ратиофарм стоит 31 руб. за упаковку, его польский аналог — 53 руб., венгерский — 90 руб. И чаще всего в аптеках можно найти именно венгерский препарат.

"По данным Счетной палаты России, сегодня наибольшим коммерческим интересом у оптовиков и аптек пользуются препараты с максимально высокой зарегистрированной ценой, поскольку абсолютная величина оптовой и розничной надбавки к цене данных препаратов значительно выше дешевых аналогов. Если небольшая наценка с дорогих лекарств еще как-то в абсолютном выражении интересна производителю, то с дешевыми ситуация печальная: попросту их невыгодно ни производить, ни продавать,— продолжает Настасья Иванова.— А поскольку производители несут убытки, ряд из них просто не регистрирует цены на недорогие лекарства".

По прогнозам Виктора Дмитриева, из-за нежелания дистрибуторов работать с дешевыми препаратами, очень скоро мы начнем ощущать их дефицит. В аптеках дальних уголков страны этот процесс уже начинается: туда сейчас везти недорогие препараты дистрибуторам стало совершенно невыгодно. Появляется дефицит обычного физраствора, инфузионных препаратов: они занимают большой объем, стоят дешево, а наценку теперь рассчитывают исходя из цены препарата. Например, есть две одинаковые по обслуживанию упаковки, затраты на их перевозку одинаковые, но одна стоит 10 руб., а другая — 1 тыс. руб. Поскольку затраты на обслуживание упаковки одинаковые, дистрибутору выгоднее везти в далекие села те, что стоят 1 тыс. руб.

Скоро может появиться дефицит медикаментов, входящих в обязательный минимальный список, который должен быть в каждой аптеке. Из-за этого аптеку для начала могут оштрафовать на 30-40 тыс., что для сельского предприятия существенно, а в конечном итоге лишить лицензии. Начавшийся дефицит может привести к неприятным последствиям. "Вместо российского атропина на наш рынок может прийти украинский — он дешевле, но и качество у него ниже. На мой взгляд, надо менять методику расчета предельной цены, чтобы она позволила развиваться фармотрасли",— считает Виктор Дмитриев.

Как именно новая схема госрегулирования цен повлияет на инфраструктуру рынка, в том числе на лекарства не из списка ЖНВЛС, можно будет понять только к концу года.

Арина Петрова


Комментарии
Профиль пользователя