Коротко

Новости

Подробно

Польские карточки достались военным

Прокуратура Варшавы узнала о подозреваемых в мародерстве на месте крушения ТУ-154 из России

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Вчера стало известно о том, что в мародерстве на месте крушения польского Ту-154 в Смоленске подозреваются четверо военнослужащих из местного гарнизона Минобороны. По данным прокуратуры Варшавского округа, полученным из польских и российских спецслужб, найдя две кредитных карточки, принадлежавших погибшему в катастрофе генеральному секретарю польского совета по охране памяти борьбы и мученичества Анджею Пшевознику, они попытались снять с них наличные, а когда из этого ничего не вышло, отоварились на 6 тыс. злотых (около $2 тыс.).


В минувшее воскресенье, напомним, вдова Анджея Пшевозника Иоланта рассказала на пресс-конференции, что кредитные карты ее мужа, погибшего в авиакатастрофе, пропали, а затем использовались в Смоленске уже после его смерти. По словам госпожи Пшевозник, первая трансакция с одной из карточек была проведена 10 апреля, то есть в день катастрофы, а затем ее использовали еще несколько раз. При этом, как подсчитала вдова, с карточки пропало 6 тыс. злотых. В свою очередь, пресс-секретарь правительства Польши Павел Грась, сославшись на данные Агентства внутренней безопасности (АВБ) страны, сообщил, что к хищениям причастны трое бойцов смоленского ОМОНа, охранявших место катастрофы. Вчера тот же господин Грась уточнил, что из-за ошибки в коммуникациях с АВБ, он неверно обозначил ведомственную принадлежность подозреваемых. По уточненным данным пресс-секретаря, хищение совершили не омоновцы, а бойцы внутренних войск.

В России заявления господина Грася последовательно опровергли как в пресс-службе МВД, так и главкомате внутренних войск. Наиболее развернутый комментарий поступил из Смоленска. "Наши, даже если бы и захотели, никак не смогли бы этого сделать",— сказал "Ъ" первый замначальника УВД Смоленской области Николай Турбовец. По его словам, деньги и документы с места катастрофы действительно изымались, но делали это исключительно сотрудники 15 оперативно-следственных групп, рядом с которыми постоянно находились польские дипломаты, военные, а также представители польской прокуратуры. Все изъятое, как объяснил замначальника УВД, описывалось, складывалось в целлофановые пакеты, опечатывалось и сдавалось в специальную охраняемую палатку. Милиционеры и военнослужащие внутренних войск только стояли в оцеплении, охраняя место катастрофы. "Даже теоретически воспользоваться чужой карточкой 10 апреля никто из них не смог, поскольку дежурили 12 часов, сменившись поздно ночью",— добавил господин Турбовец.

Как сообщил "Ъ" Николай Турбовец, уголовные дела по статье 158 УК (кража) относятся к милицейской подследственности, однако в следственные органы УВД никаких официальных заявлений от потерпевших из Польши не поступало. Поэтому он подверг сомнению сам факт кражи на месте ЧП, Однако выяснилось, что все это время Россия и Польша довольно активно сотрудничали в расследовании инцидента. Только проходило оно по линии АВБ--ФСБ, минуя таким образом милицейское ведомство.

Как рассказала "Ъ" представитель Окружной прокуратуры Варшавы Моника Левандовская, обстоятельства инцидента с карточками вначале проверяла польская военная прокуратура, расследующая катастрофу Ту-154 (аналогичное дело ведет следственный комитет при прокуратуре РФ). Осмотрев место происшествия, допросив вдову Анджея Пшевозника и других его родственников, военные следователи возбудили дело о краже, которое 14 мая приняла к своему производству гражданская прокуратура Варшавского округа. К тому времени подозреваемые уже были установлены. По словам госпожи Левандовской, еще в апреле АВБ связалось с ФСБ России, сообщив о том, что по одной из карточек Анджея Пшевозника неизвестные шесть раз пытались снять наличные в банкоматах Смоленска, однако подобрать пин-код так и не смогли. Тогда те же злоумышленники, используя другую карточку, сделали на нее пять покупок в магазинах того же Смоленска и через интернет. По данным АВБ, 28 апреля ФСБ установила, что карточками пользовались военнослужащие одной из частей смоленского военного гарнизона, против которых было возбуждено уголовное дело по факту кражи. Вчера АВБ проинформировало окружную прокуратуру о том, что в хищениях участвовали четверо военнослужащих. Польская прокуратура, в свою очередь, обратилась в Генпрокуратуру России с просьбой предоставить более подробную информацию о результатах расследования, в частности, фото и видеозаписи злоумышленников в момент попыток получения наличности из банкоматов. Узнав новые подробности громкого дела, пресс-секретарь правительства Польши Павел Грась официально извинился перед смоленскими омоновцами. Можно ожидать, что вскоре извинения будут принесены и внутренним войскам России.

Опровергать военную версию мародерства, в отличие от милицейской, вчера никто не стал. В управлении пресс-службы и информации Министерства обороны РФ ограничились туманной фразой: "Информацией о причастности военнослужащих к данной ситуации Минобороны не располагает". В военном следственном отделе смоленского гарнизона следственного комитета при прокуратуре РФ, расследующем, по версии польской стороны, дело о краже, "Ъ" сказали, что информацию может предоставить только центральный аппарат СКП. В гарнизонной военной прокуратуре ответ был примерно таким же. В СКП от комментариев до позднего вечера воздерживались, ссылаясь на то, что обстоятельства инцидента, учитывая его резонансность, нужно предметно изучить, чтобы выработать четкую позицию. Ожидается, что официальное заявление СКП будет сделано сегодня.

При этом источники "Ъ" в смоленском гарнизоне подтвердили, что в краже кредиток подозреваются солдаты, которые в момент катастрофы случайно оказались неподалеку. Учитывая, что преступление не тяжкое, брать под стражу их не стали, оставив под надзор командира. "В наш суд никаких ходатайств об избрании меры пресечения в виде ареста в связи с катастрофой самолета не поступало",— сказали "Ъ" Смоленском гарнизонном военном суде.

Сергей Машкин, Елизавета Кузнецова, Иван Коновалов


Комментарии
Профиль пользователя