Коротко

Новости

Подробно

Покой абсолюта

Умер Соломон Апт

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Некролог

В возрасте 89 лет умер переводчик Соломон Константинович Апт.


Он родился в Харькове в 1921 году; учился на классическом отделении филфака МГУ; в 1950-м окончил аспирантуру, но из-за кампании по "борьбе с космополитизмом" долго не мог найти работу; работал преподавателем в пединституте в Орехове-Зуеве, в 1956-м навсегда покинул службу и с тех пор занимался исключительно переводами.

Апт-переводчик начал с античных авторов — Аристофана, Менандра, Эсхила, Еврипида, Платона. Это точные и одновременно ясные переводы уже давно признаны классическими, но, как говорил он сам, античные переводы представляли для него "скорее формальный интерес". Ему хотелось переводить "то, что пишут о нашем времени зарубежные писатели, и это было тем интереснее, чем закрытее была наша страна, и чем труднее был доступ к этим книгам, и чем меньше людей могли прочитать их в подлиннике" — или, в другой его формулировке, он хотел "познакомить читателя с другими способами писать, кроме заказного советского письма".

В числе этих авторов, писавших "другими способами", были Брехт, Фейхтвангер, Фриш, Дюренматт, Канетти, Музиль; первым в СССР Апт перевел рассказы Кафки. Но главным его делом стали переводы Томаса Манна и Германа Гессе. Их книги в его переводе — "Иосиф и его братья", "Игра в бисер", "Степной волк" — стали главной прозой 1970-х годов, стали главным чтением и для слушателей Аверинцева, и для слушателей "Аквариума".

Над переводом "Иосифа и его братьев" Томаса Манна Апт работал семь лет — причем "ключ, нужную интонацию" нашел, только уже переведя первый том,— он переписал весь первый том, на что ушел еще один год, и лишь потом двинулся дальше. Этой "нужной интонации" до Апта по-русски не было. Апт создал этот тон особой — с оттенком высокой иронии — серьезности, в глубине которой — чувство непрерывного существования в культуре, а в самой глубокой, почти невидимой глубине — почти идиллическое чувство покоя и защищенности. Культура может быть нерушимо прочным фундаментом, может быть дающим покой абсолютом — на уровне не идей, а непосредственных ощущений это узнавалось именно из переводов Апта.

Апт говорил, что только с Манном и с Гессе чувствовал "внутреннюю сцепленность" — но она, кажется, была иной, чем та "сцепленность", которую чувствовали его читатели. Сам он, кажется, был гораздо суше, невосторженнее, трезвее, чем те, для кого голос его переводов становился голосом истины.

Григорий Дашевский


Комментарии
Профиль пользователя