Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 23
 Интрига / Прибыль Центробанка

Дума стирает лицо российского рубля


       На минувшей неделе на своем последнем заседании перед летними каникулами Государственная дума совершенно спокойно "приняла к сведению" отчет о деятельности Центрального банка за 1996 год. При этом, однако, у депутатов были серьезные и обоснованные претензии к Центробанку. Точка в весенней сессии Думы была поставлена весьма своеобразно.
       
       Первый громкий сигнал тревоги для ЦБ прозвучал на недавнем июньском заседании бюджетно-финансового комитета. На нем было принято решение рекомендовать Государственной думе отклонить отчет ЦБ и не утверждать его до тех пор, пока банк не выполнит целый ряд условий. Кроме депутатов, на заседании присутствовал и первый заместитель председателя Центробанка Сергей Алексашенко. Члены комитета прямо сказали ему, чего они хотят от ЦБ: в ближайшее время — дополнительных денег в бюджет, на будущее — установления определенных рамок расходов самого Центробанка, который сейчас тратит деньги, как хочет.
       
Скрытые резервы
       Формальных путей для достижения своих целей у депутатов было немного. Поэтому пришлось изобретать сложную логику. Сначала о деньгах. Депутаты нашли небесспорные основания потребовать от ЦБ по итогам 1996 года дополнительно перечислить в бюджет 2,5 трлн рублей. В принципе, согласно принятому зимой этого года закону о внесении изменений в закон о Центральном банке, ЦБ обязан перечислять в бюджет половину своей прибыли. Что он аккуратно и сделал.
       Однако парламентарии обнаружили дополнительную прибыль. Они сочли, что ЦБ не выполнил принятый ровно год назад федеральный закон "О перечислении прибыли Центрального банка Российской Федерации в федеральный бюджет", согласно которому он должен был перечислить на выплату отпускных учителям 5 трлн рублей за счет прибыли 1994 года. Центробанк перечислил и эти деньги. Но не за счет прибыли 1994 года, что, по определению Сергея Дубинина, "чисто технически невозможно", так как итоги 1994 года уже подведены и отчетность закрыта, а посредством прямой эмиссии. Бухгалтерией эта сумма была проведена как прибыль за 1996 год, то есть формально доходы ЦБ в минувшем году увеличились на 5 трлн рублей.
       Депутаты докопались до этого и тут же потребовали причитающуюся им по закону половину. Очевидно, что требование это просто нелепо. Но вся беда в том, что оно законно. И чтобы так же законно его отвергнуть, бухгалтерии ЦБ пришлось бы переделать всю свою отчетность начиная с 1994 года так, чтобы эти 5 трлн числились как полученные три года назад. Зная вероятный объем бухгалтерской работы, депутаты были уверены, что ЦБ не станет обрекать себя на такой каторжный труд и скорее всего отдаст стране искомые 2,5 трлн.
       Это мнение было небезосновательным. Деньги у Центробанка действительно есть. Об этом сообщили парламентариям зампреды бюджетно-финансового комитета Юрий Воронин (КПРФ) и Алексей Головков (НДР), единодушие которых само по себе является показательным:
       — Вы знаете, сколько и зачем ЦБ направляет в свои резервы и фонды? Семь триллионов (свыше $1,2 млрд) только на социальные расходы служащим банка! Такая сумма, и в то время, когда расходы бюджета приходится сокращать, да еще отменять социальные льготы на детей и беременных женщин!
       — Значит, ЦБ может отдать не только эти два с половиной триллиона, но и, например, еще три с половиной, — пришел к выводу Головков.
       Сергей Алексашенко попытался "все объяснить". По его словам, ЦБ не единовременно отвлекает эти 7 трлн. Из них 3 трлн рублей уже в 1996 году были отложены Центробанком на выплату выходных пособий своим служащим в связи с планом сокращения в ближайшие три-четыре года расчетно-кассовых центров банка.
       Такое откровение Алексашенко, естественно, возымело обратный эффект. Депутаты возмутились тем, что ЦБ хочет потратить на выходные пособия такую колоссальную сумму. Ведь 3 трлн — это $500 млн. Это два транша угольного кредита, с помощью которых можно, например, на год вперед решить все проблемы Кузбасса.
       Но больше всего возмутило депутатов то, что эти самые 7 трлн ЦБ отложил на выплаты сотрудникам вполне законно. Расходы ЦБ не регламентируются никакими законами, и Центробанк с тем же успехом мог выделить на эти цели и в два раза больше. Депутаты рассудили, что для ЦБ должны быть установлены жесткие рамки. Об этом заявила, например, член комитета Татьяна Нестеренко: "Раз мы определили норматив прибыли, значит, нам надо определить, что же относится по закону на себестоимость". Кстати, против этого не возражали в прошлом году и аудиторы ЦБ. Как заметил Андрей Дубинский, руководитель аудиторской фирмы "Юникон", проводившей проверку ЦБ, "законодательное вмешательство в регулирование принципов бухучета и формирование учетной политики было бы для ЦБ разумным, чтобы избежать недопонимания друг друга каждый раз, когда вы рассматриваете вопрос о годовом отчете".
       И наконец, последнюю претензию к ЦБ высказал депутат Андрей Макаров. Она связана с долей ЦБ в капитале других банков, например Сбербанка. От Сергея Алексашенко депутаты узнали, что прибыль Сбербанка в 1996 году составила 14,5 трлн рублей, 6 из которых были направлены на создание резервов, а 5 — на покрытие затрат на капитальное строительство. Доля ЦБ в капитале Сбербанка составляет 50% (325 из 650 млрд). Андрей Макаров задался вопросом: почему ЦБ не отбирает у Сбербанка эти доходы? Ведь это же его деньги, а в конечном счете — государственные.
       — Есть возможность вместе со Сбербанком заниматься коммерческой деятельностью, которая осуществляется в ущерб коммерческим банкам и интересам страны. Средства-то государственные. А раз так, они должны расходоваться не советом директоров, а перечисляться в бюджет по решению Государственной думы, — ответил на свой же вопрос Макаров.
       — Осознанно ли вы сделали это заявление? — с угрозой спросил его помрачневший Алексашенко.
Макаров подтвердил, что осознанно. И выразил готовность повторить это в суде.
       
Открытые выступления
       За таким заседанием комитета, казалось, должно было последовать еще более бурное обсуждение вопроса на пленарном заседании Госдумы. Оно состоялось на прошлой неделе и стало тихой сенсацией: все гонители ЦБ из бюджетно-финансового комитета просто промолчали. Председатель подкомитета по банкам Георгий Лунтовский зачитал текст постановления, в котором рассмотрение отчета рекомендовалось отложить до тех пор, пока ЦБ не выполнит всех условий бюджетно-финансового комитета, среди которых помимо переписки отчета было требование увеличить уставный капитал банка (сейчас он составляет 3 млрд рублей). Насколько именно увеличить, комитет конкретизировать не стал.
       Еще более таинственно выглядело левое большинство Думы, которое почему-то не вдохновилось перспективой взыскать с ЦБ деньги в бюджет. То есть в принципе они были не против, если ЦБ эти 2,5 трлн отдаст (в результате в постановлении Думы Центробанку рекомендуется это сделать в июле-августе), но полагали, что к отчету это не имеет никакого отношения. Кроме того, коммунисты открыто выступили против попытки заставить ЦБ пересмотреть свой отчет. "Вы представляете, что значит переделать отчеты и аудиторские заключения последних лет? Ведь они уже отправлены в авторитетные международные организации!" — темпераментно предостерегал Думу член фракции депутат Николай Савельев. И это несмотря на известную нелюбовь левых к зарубежным финансовым институтам!
       Левые стойко встали на защиту ЦБ. Идея принять его отчет "к сведению" была высказана лидером "Народовластия" Сергеем Бабуриным, который прямо заявил, что своим постановлением бюджетно-финансовый комитет "покушается на независимость ЦБ". Побыстрее "закончить этот вопрос" стремился и спикер палаты Геннадий Селезнев.
       — Самозахватом занимаетесь, — сурово осадил он одного из главных героев скандала депутата Николая Гончара, пытавшегося выступить с трибуны с очередным напоминанием о том, что ЦБ нарушил все тот же закон о пяти триллионах.
       — Не будете вы больше выступать, Николай Николаевич, не будете, — пообещал Селезнев Гончару, когда тот еще раз попытался взять слово. Гончар, действительно, так и не выступил. После этого проект постановления о принятии годового отчета ЦБ "к сведению" был поставлен на голосование и принят 270 голосами против семи при трех воздержавшихся.
       
Голова профессора Дубинина
       Но почему же члены бюджетного комитета так слабо выступили? И почему коммунисты практически поддержали антинародные, по их же мнению, действия ЦБ? Возможно, все объясняется просто.
       Член фракции КПРФ (и содержатель ночного клуба) Владимир Семаго считает, что, атаковав ЦБ, бюджетно-финансовый комитет просто начал выполнять чей-то заказ. Но пока он провел только пробу сил. Поэтому и не стал усердствовать на пленарном заседании.
       — Я думаю, — сказал корреспонденту Ъ Семаго, — что переговоры по этому вопросу шли со спикером Селезневым на уровне первых лиц. Но это скорее не политический вопрос, а интриги личностного характера, направленные против главы ЦБ Сергея Дубинина. Причем это был пробный камень — кинуть и посмотреть, пропустит его Дума или нет. Если да и отчет будет отклонен, то можно развивать дальше, и потом президенту сказать: "Центральный банк не выполняет своих обязательств". Я не стану напрямую увязывать эти попытки с незаинтересованностью некоторых людей наводить порядок в банковских расчетах с Чечней — как раз то, чем в последнее время активно занимается Дубинин.
       Косвенно мнение Семаго подтверждают и слова одного из главных борцов с вольностями ЦБ Алексея Головкова:
       — Невыполнение закона о перечислении прибыли может служить поводом постановки вопроса о кадровых изменениях в ЦБ... — заявил он. Но тут же спохватился, что сказал слишком много, и снова начал о том, что бюджетный комитет беспокоится о роли Центробанка в судьбе страны, будет продолжать бороться с его финансовой вольностью и т. д. Все это звучало уже неубедительно.
       Если бы бюджетно-финансовому комитету действительно были так нужны эти 2,5 трлн, они могли бы предложить Центробанку что-нибудь взамен. Хотя бы беспроблемное утверждение его отчета. Поэтому похоже, что вопрос на самом деле не в деньгах, а в главе ЦБ.
       И левые это прекрасно поняли. Слухи о том, что Дубинина могут сместить, конечно, периодически возникают — взять хотя бы недавнюю статью в "Независимой газете", из которой даже следовало, что нынешнему главе ЦБ уже подготовили замену — руководителя ОПЕРУ-2 ЦБ Дениса Киселева. Но большинство Думы настроено в пользу Дубинина. Он считается членом команды Черномырдина, которому парламент, как известно, доверяет куда больше, чем его "самому первому" заместителю. Депутатам не было никакого смысла поддерживать тех, кто копает под Дубинина, фактически помогая Чубайсу поставить на этот пост своего человека.
       
       АЛЕНА ГАЛАН
       
Комментарии
Профиль пользователя