Коротко

Новости

Подробно

Юрта верховного главнокомандования

Сторонники Курманбека Бакиева готовы взяться за оружие

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Президент Киргизии Курманбек Бакиев намерен бороться за власть в стране. Вчера в родовом селе Ырыс он провел курултай своих сторонников, на котором обвинил оппозицию в организации бишкекского расстрела 7 апреля и пообещал биться за свой пост до конца. Курманбек Бакиев, его брат Жаныш и сторонники президента в один голос убеждали корреспондента "Ъ" АЛЕКСАНДРА ГАБУЕВА, что в любой момент готовы взять власть на юге Киргизии и бросить вызов временному правительству в Бишкеке. Сегодня они намерены сделать первый шаг в этом направлении, отправившись маршем на Джалалабад.


Осажденные


С утра село Ырыс накрыл проливной дождь. Улицы опустели, ворота домов заперты. Лишь у въезда на улицу, где стоит родовой дом президента, мокнут несколько крепких мужчин. Они придирчиво досматривают каждого подходящего, но, услышав слово "журналист", пропускают внутрь. Происходящее в резиденции Бакиевых, похожей на осажденный замок, напоминает сцену из "Крестного отца" после ранения дона Корлеоне. Это и неудивительно, учитывая, что ночью здесь ждали спецназ во главе с министром обороны временного правительства генералом Исмаилом Исаковым. Двор полон хмурых парней, которые молча курят и переминаются с ноги на ногу. Отдавая короткие приказы, по двору ходят младшие братья президента — Ахмат, которого называют "ханом Джалалабада", и Жаныш, бывший заместитель главы МВД и руководитель службы госохраны. Именно он, по мнению оппозиции, 7 апреля дал приказ стрелять по толпе.

В центре обширного двора на бетонном фундаменте стоит огромная юрта, у порога которой президента поджидают несколько убеленных сединами аксакалов в национальных колпаках. Наконец из недр юрты появляется Курманбек Бакиев. Серое лицо, на котором отчетливо видны следы бессонных ночей, преображается при виде телекамер. Президент широко улыбается и, кинув взгляд на мокнущих под дождем аксакалов, с готовностью шагает к журналистам.

— Дождик. Погода хорошая. Поддержка для населения,— неспешно говорит он.

— А политическая погодка как? — начинаю я.

— Сложная. Очень сложная,— не мигая, отвечает президент и начинает излагать свою версию недавних событий. Революцию в Бишкеке он называет не иначе как "бандитский захват власти". По мере изложения он распаляется все больше и вскоре уже начинает обвинять оппозиционеров в том, что это именно они начали стрелять в людей 7 апреля на площади перед Белым домом. При этом президент уверяет, что не отдавал приказа стрелять в людей (см. интервью с Курманбеком Бакиевым ниже). Через некоторое время он бросает журналистов и вспоминает об аксакалах, с которыми заходит в юрту.

На улице остаются вооруженные телохранители во главе с Жанышем Бакиевым.

— Так что, не было приказа стрелять 7 апреля? — спрашиваю его.

— Почему не было? Это я по рации отдавал приказ: "Стреляйте по тем, у кого имеется оружие". Я генерал, а не политик — я что, буду вам врать? Среди них тоже ходили вооруженные. Они оружие забрали еще в Таласе, вели прицельный огонь по кабинету президента. И что, я буду просить пощады, говорить: "Не стреляйте, не убивайте?!"

Жаныш Бакиев начинает рассказывать о том, что обычные люди не могут так лезть под пули:

— Раньше, когда родину защищали, и то прикрывались при залпе. Это инстинкт человеческий срабатывает. Но тут же такого не было. Так что это не просто пьяные. Надо во всем разобраться — эксгумацию сделать, взять кровь и другие анализы.

Тем временем Курманбек Бакиев вновь вылезает из юрты в сопровождении аксакалов. Охрана берет его в плотное кольцо, и все отправляются на небольшое поле у въезда в Ырыс где должен пройти первый с момента революции курултай сторонников президента.

— Здесь соберутся делегаты со всей страны! — возбужденно говорит Жаныш Бакиев.

Подмоченный курултай


На размокшем от дождя поле уже месят грязь около 400 родственников и односельчан Курманбека Бакиева. Охранники заносят и устанавливают посреди поля маленький навес, перед которым усаживают аксакалов. Сбоку на стульях примостились братья Бакиевы в окружении вооруженной свиты. Наконец президент поднимается на импровизированную трибуну и начинает потрясать над головой сжатым кулаком.

— Бакиев! Бакиев! — заводят толпу горластые охранники.

— Бакиев! Бакиев! — нестройно приветствуют люди своего лидера сквозь пелену дождя.

Через минуту крики стихают, и Курманбек Бакиев начинает говорить. Он рассказывает то же самое, что говорил мне полчаса назад, что рассказывает в эти дни любому человеку с диктофоном, готовому слушать: о тщательно спланированном бандитском перевороте, о нанятых оппозицией снайперах, о недопустимости незаконного отъема собственности. Последняя тема, похоже, волновала его больше других. Учитывая темпы, которыми рушится огромная бизнес-империя его младшего сына Максима, Курманбеку Бакиеву и правда есть за что волноваться.

Под конец своей речи президент оглашает два конструктивных предложения, которые он высказал накануне заместителю генсека ООН Яну Кубишу: ввести на север Киргизии контингент международных миротворцев и назначить международную комиссию по расследованию событий 7 апреля. Пообещав идти до конца, господин Бакиев садится между братьями на заранее воткнутый ножками в грязь стул. К нему подбегают журналисты и начинают расспрашивать, не боится ли он, что его захватят.

— Пусть попробуют меня захватить и ликвидировать. Будет много крови,— бросает он.

После Курманбека Бакиева на сцену забираются его односельчане, которые во весь голос расхваливают "любимого народом Курманбека Салиевича" и поносят последними словами его оппонентов. Динамики работают громко, явно беспокоя пасущихся через дорогу тощих коров.

Сам президент просидел час с отсутствующим видом, явно не слушая выступавших и раз в пять минут сосредоточенно отряхивая ботинки. Примерно через час дождь прекратился, но силы организаторов курултая явно были на исходе. Президент Бакиев еще раз залез на трибуну и поблагодарил собравшихся за поддержку, а заодно позвал всех приходить на следующий день на такой же курултай, но теперь уже на центральной площади Джалалабада.

— Вы что, хотите расширить зону своего контроля? Решили не ограничиваться одним селом? — спрашиваю я у стоящего рядом Жаныша Бакиева.

— Мы контролируем не только этот кусочек. На самом деле мы можем с вами поехать и через 15 минут поменять губернатора Джалалабада. Поменять губернаторов во всех трех областях на юге (Ошской, Джалалабадской и Баткенской) совсем несложно, просто сейчас нам это не нужно. Мы же не как они. Пока подождем.

Когда господин Бакиев отходит в сторонку, стоящие рядом сторонники доверительно говорят:

— Он политик, потому говорит осторожно. Мы не просто готовы отсоединить юг от севера Киргизии, мы это и намерены сделать, если временное правительство будет грозить президенту. А попробуют вернуть юг — возьмемся и за оружие.

— Верно,— говорит другой сторонник господина Бакиева.— Есть же пример Югославии, Грузии. Если они что-то задумают против нас, Таджикистан покажется им цветочками.

Тем временем господин Бакиев уже заканчивает свое выступление. Вдруг он вспоминает, что следует помолиться о погибших 7 апреля, и все садятся на корточки. После непродолжительной паузы президент резко встает и направляется к своему джипу Toyota, который через минуту в сопровождении еще четырех машин трогает с места и увозит Курманбека Бакиева готовиться к завтрашним выступлениям в Джалалабаде — от Ырыса до безлюдного центра города всего десять минут езды.

Александр Габуев, Ырыс



Комментарии
Профиль пользователя